EN|RU|UK
 Київські новини, Політика України
  8043  111

 ШЕФ ПОЛІЦІЇ КИЄВА АНДРІЙ КРИЩЕНКО: "Є ДЕСЯТКИ ПРИКЛАДІВ ТОГО, ЯК П'ЯНІ ВОДІЇ ВБИВАЮТЬ ЛЮДЕЙ. І ПОЛІЦІЮ ПОТІМ ЗВИНУВАЧУЮТЬ: "ЧОМУ НЕ ЗУПИНИЛИ?"

Як глава столичної поліції ставиться до Іллі Ківи і скандалу навколо патрульного Олійника? Скільки кримінальних справ у середньому "висить" на слідчому поліції? Чому звільняють окремих шефів райвідділів та начальників слідства? Що означає "замарафетити" злочин"? Чому на вулицях столиці стало менше вогників патрульних машин? Як почувають себе в Києві поліцейські, переведені з окупованих територій Донбасу? Про це та багато іншого - у другій частині інтерв'ю для "Цензор.НЕТ".

Первую часть интервью читайте ЗДЕСЬ

"ВЫГОНЯЕМ СОТРУДНИКОВ И ПО ПРИЧИНЕ КОРРУПЦИОННОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ. ЭТО ДОСТАТОЧНО СЕРЬЕЗНЫЕ ФИГУРЫ".

- Вам доводилось сталкиваться с ситуацией, когда ваши подопечные за вашей спиной пытаются решить тот или иной подобный вопрос с заинтересованными людьми?


- Вопрос это более глобальный, чем кажется. Взять ту же аттестацию: почему появился запрос общества на переформатирование милиции? Общество почувствовало необходимость в очищении от коррупции. И уже после первого этапа - аттестации - мы выгнали много людей. В том числе и за те вещи, о которых вы говорите. Увольняли тех, кто не принимал у граждан заявления. Это, кстати, к вопросу о том, что якобы выгоняют профессионалов. Приведу простой пример: человек проходит аттестацию, он проработал 10 лет, все нормально. Его специализация - борьба с грабежами и уличными разбоями. И вот приходят к нему люди, пишут заявление: "Меня только что ограбили, патрульная бригада пыталась найти - и не нашла". А этот сотрудник отвечает: "Да нет, не надо писать, все равно мы ничего не найдем". И благополучно херит это заявление.

- Это чтобы не портить процент раскрываемости?

- Даже не из-за этого. Просто чтобы ничего не делать. И теперь скажите: у кого больше шансов раскрыть преступление? У этого "опытного профессионала" или у неопытного патрульного, который пытается что-то сделать?

Выгоняем и по причине коррупционной составляющей. Кто-то требует деньги за возврат автомобиля; кто-то требует деньги за пойманного при торговле наркотиками человека. За первый квартал мы уже 12 сотрудников за это выгнали. И внутренняя безопасность задерживала этих сотрудников при получении взятки.

крищенко

- Каков уровень этих людей?

- Начальник следствия. Начальник территориального отдела полиции. ВБ задерживала начальника районного управления полиции. Это достаточно серьезные фигуры.

- Следующий вопрос. Александр Мельничук интересуется: "Когда заработает система видеофиксации нарушений ПДД?"

- Это очень большая наша мечта, над реализацией которой мы работаем. И большая необходимость для Киева. Здесь много вопросов законодательного плана: как ее будут разрешать, как обжаловать? У нас ведь видеофиксация работала, мы уже знаем, к чему это привело. Завалили, никто не хотел платить…

Я по-другому отвечу: у нас сейчас городом принимается программа "Безпечна столиця". В рамках этой программы очень большие средства предусмотрены на установку видеокамер - в том числе и для фиксации нарушений, лиц, распознавания номерных знаков. Мы будем насыщать Киев такими камерами. Они должны будут выводиться в один оперативный центр - чтобы мы могли фиксировать как нарушения ПДД, так и совершение преступлений на улицах. Эта централизация, на мой взгляд, существенно улучшит раскрываемость.

- Когда можно рассчитывать на запуск этой системы?

- Мы рассчитываем, что в апреле на сессии Киеврады примут эту программу. Мы ее очень лоббировали - в хорошем смысле этого слова. Докладывали в комитетах Киеврады.

- И если депутаты примут программу, то…?

- Тогда начинаем работать. Но в этом году будет только начало. Эта программа принимается на 3 года. Все это время будет финансирование, и эти деньги мы, в основном, будем вкладывать в камеры.

"В СРЕДНЕМ НА КАЖДОГО СЛЕДОВАТЕЛЯ ПРИХОДИТСЯ ПО 200-250 ДЕЛ"

- Юрий Николов из издания "Наші гроші" интересуется: "Когда (в каком месяце) зарплату патрульным перестанут платить из канадского бюджета и переведут на деньги украинских налогоплательщиков? Сколько тогда будет составлять зарплата патрульных вместо нынешних 10 тысяч? И как тогда полиция будет бороться с коррупцией в своих рядах?"


- Насчет Патрульной полиции сказать не могу; они получают зарплату не из бюджета Киевской полиции. Это отдельный департамент, поэтому даже позвонить кому-то и все разузнать я не могу.

- Редактор "Наших грошей" Олекса Шалайский интересуется: "Правда ли, что на одном киевском следователе "висят" по 500 производств? И если взять во внимание размер их зарплат - можно ли сказать, что работа следователя милиции практически парализована?"

- Смотрите, тут все опять же связано с введением в 2012-ом нового Уголовно-процессуального кодекса. В старом кодексе была такая норма: приостановление расследования по уголовному делу. Дело приостанавливалось, как бы снималось с производства, ложилось в архив. И в случае, если устанавливались преступники, следователь при необходимости мог сам это дело возобновить.

Сейчас такой нормы нет, поэтому все дела считаются находящимися в производстве. И с 12 года дела накапливаются, поэтому сейчас так называемый остаток уголовных дел составляет у нас более 100 тысяч - на весь город Киев. При этом есть ведь и раскрытые дела. Но если разделить на количество следователей, то пятьсот - не пятьсот, но 200-250 производств у следователя есть. Просто необходимо понимать: бОльшая их часть - это дела, расследование по которым не производится. А расследования, которые реально ведутся, - это, грубо говоря, 20-30 дел, с которыми следователь сейчас работает. И часть из них будет направлена в суд, а другая часть, после проведения расследования, - закрыта. Поскольку существует новая норма УПК, которая позволяет следователю внести производство, провести расследование и в дальнейшем - закрыть его за отсутствием состава преступления.

- То есть больше такого накопления дел не будет?

- Нет, оно будет продолжаться, пока не будет введена норма о приостановлении этих дел. Существует 2 пути борьбы с этим накоплением. Первый - прекращение дел, там, где нет состава преступления. И второй путь - раскрытие преступлений. Здесь тоже есть много сложностей в процессуальном плане. Поэтому такая ситуация связана исключительно с изменениями в кодексе.

Могу сказать, что у нас в городе ежемесячно 700-800 уголовных дел направляются в суд. И где-то полторы тысячи преступлений раскрываются. Так что сказать, что следователь, из-за того, что на нем висит 300 дел, ничего не делает, - нельзя. Надо понимать, что подавляющее большинство этих дел - просто лежит.

При этом определенное давление следователь, конечно, ощущает. Грубо говоря, у него на плечах лежит заметный груз. Но на качество направляемых в суд дел это не влияет - потому что за этим качеством следят процессуальный руководитель и процессуальный прокурор. Их задача - проследить за тем, чтобы в суд дело шло нормальное, с доказательствами, с обоснованием. А в тех делах, где есть состав преступления, но не установлен преступник - лежат. Мертвым грузом.

- В вопросе г-на Шалайского упоминается зарплата следователя. Какова она на данный момент?

- Аттестация уже завершена, но постоянного штата еще нет. На данный момент средняя зарплата - 4,5 - 5 тысяч. Это, грубо говоря, средняя зарплата среднего офицера полиции. То есть следователя, оперативного уполномоченного, участкового. Кто-то зарабатывает больше, кто-то меньше…

- При этом соблазны перед этими офицерами порой стоят нешуточные. Просите руководство повысить им зарплату?

- Зарплату повышать нужно, это понимают все. И глава Национальной полиции, и министр внутренних дел говорят, что невозможно построить новую качественную правоохранительную систему без достаточной мотивации. В том числе и финансовой мотивации рядового сотрудника. Я уверен, что эта работа ведется. Зарплаты мы постепенно повышаем - хотя пока не так, как хотелось бы.

крищенко
фото
Dumskaya

- Еще один вопрос от Олексы Шалайского: "Во многих областных управлениях не заполнены штаты. Как в Киеве?"

- У нас после аттестации на данный момент некомплект личного состава составляет в среднем 12%.

- Когда предполагаете этот некомплект ликвидировать?

- Вскоре начнет работать полицейская комиссия, люди будут обращаться. Скажем так, рабочий некомплект должностей порядка 5-7% был всегда, сколько я работаю. Сейчас проведено сокращение на 8%. Да, некомплект есть в связи с тем, что на протяжении всего прошлого года в связи с реформой и переменами не было приема с гражданской службы. Единственное пополнение, которое приходит, - это выпускники, которые заканчивают ведомственные вузы. А раньше приходили люди с "гражданки", демобилизованные из армии, других высших учебных заведений.

Сейчас такого приема нет. Но мы уже заканчиваем формирование полицейской комиссии - и, я думаю, скоро люди пойдут.

- Во время аттестации вы сказали , что готовы лично поручиться за тех сотрудников, которых привели с собой с Донбасса. Этот поступок вызывает уважение, но и доля риска есть. Были ситуации, когда вам пришлось краснеть за приведенных вами людей?

- Вообще-прошло только 3 месяца. Но поручился я за людей, которых знаю не менее 5 лет. Таких сотрудников, как Приступа (это начальник Шевченковского РОВД) и Василенко (начальник Соломенского РОВД), я знаю более 15 лет. (Улыбается. - Е.К.) Мы вместе прошли такое, что, честно говоря, я за них готов не то, что поручиться, а сделать все, что угодно. И они, я уверен, для меня готовы сделать то же. Ну, пока краснеть не приходилось - разве что в плане того, что они меняют ситуацию в своих районах не так резко, как хотелось бы…

- То есть на аттестации вы имели в виду достаточно узкий круг людей.

- Да, человек 15 на весь 10-тысячный коллектив столичной полиции.

"У НЕКОТОРЫХ СОТРУДНИКОВ, ПЕРЕВЕДШИХСЯ С ДОНБАССА, РАЗЛОМ ПРОШЕЛ ПО СЕМЬЯМ"

- Вы проработали на Донбассе много лет. Какие проблемы бытового, психологического свойства возникают у тамошних сотрудников милиции, которые с началом войны перевелись в Киев? И как можно эти проблемы решать?

- Проблемы эти - бытового свойства. На той же переаттестации звучал вопрос: почему люди все оставили и ушли? Я сказал: да, они действительно все там оставили. И я знаю некоторых сотрудников, у которых даже в семьях произошло разделение. Даже по семьям этот раскол прошел, и не только в бытовом плане.

- Ужас.

- Тем, кто придет со мной, будем, естественно, в бытовом плане помогать. Есть определенные возможности - поселиться в общежитии, в этом плане. При этом события тех дней были неоднозначными, люди вели себя по-разному, поэтому всех, кто будет переводиться, будем проверять. И из Донецка, и из Луганска…Ну, многих-то я знаю, все-таки в Донецкой области проработал практически всю свою службу. Да и события на Донбассе показали, кто чего стоит.

- Согласен. Кстати, а что в этом смысле скажете о себе самом? Да, мы помним знаменитые кадры, на которых вы в Горловке спасаете украинский флаг от пророссийской гопоты.

крищенко

volynpost


Но есть вещи, к которым люди относятся по принципу "черное-белое". Скажем, в нулевых годах вы работали в Донецкой области, вотчине Януковича. Да еще и в милиции, где коррупции было, прямо скажем, немало. И в ваш адрес теперь могут сказать: "А что это он возглавляет столичную полицию? Не мог же он при Януковича работать на Донбассе в полиции и ни в чем не замазаться?"
Что вы ответите таким людям?

- Отвечу просто: покажите, где я замазался. В отношении меня не возбуждались дела, мне не предъявлялись обвинения. В наши дни Интернет шагает по стране, можно легко найти информацию и 10-летней давности.

- А что о вас говорили коллеги по Горловской милиции?

- Чтобы вы понимали, Горловскую милицию я возглавил с 31 марта, ровно за 2 недели до известных событий. До этого 3 года работал в Кировограде. Еще раньше - на Донбассе, в том числе в Горловке. Там у меня среди полицейских очень много друзей, я никогда не подличал; если что-то и делал, то всегда открыто и честно. И всегда говорил то, что думаю о людях. Даже если они мои товарищи по работе.

А отношения? Разные. У меня большой коллектив, который меня и поддержал, и вышли со мной на украинскую территорию. Это тоже серьезная оценка.

- А сколько сотрудников вас тогда поддержало?

- На тот момент коллектив горловской милиции был под 700 человек. Примерно треть из них сейчас работает на нашей территории. Около 150 человек работает там, в том числе и весь батальон патрульно-постовой службы.

- А остальные?

- Просто уволились. Не работают ни там, ни здесь. Вроде бы как соблюли нейтралитет.

- Да, сложная ситуация. И понятно, что работающих здесь должна была плотно проверять СБУ.

- Проверяют всех, это я могу точно сказать. И меня проверяли. Мы потом задерживали своих бывших коллег; они сидели под следствием. Некоторые были осуждены, других меняли. Проверяют всех. И потом, честного человека проверка пугать не будет, он будет спокоен.

И еще давайте честно скажем: как же в таком случае следует проверять полицейских, выехавших из Крыма? Из Крыма-то практически никто вообще не вышел. Поэтому из Крыма тоже нужно всех проверять очень тщательно. Тем более, есть последний пример по Виннице…

"ПРИ ВЫДАЧЕ ОРУЖИЯ НУЖНО ВВОДИТЬ ОЧЕНЬ ЖЕСТКИЕ ОГРАНИЧЕНИЯ. СЛЕДУЕТ ПОНИМАТЬ: ПСИХОЛОГИЧЕСКИ БОЛЬШИНСТВО ЛЮДЕЙ НЕ ГОТОВО ЕГО ПРИМЕНИТЬ"

- Алексей Игнатьев спрашивает: "Каково будущее участковых? Как разгрузить полицейских от кучи бумажной волокиты, высвободив время для реальной, а не бумажной, оперативной работы?"


- Здесь я повторюсь: у нас реально большая проблема с Кодексом. Мы и в парламент много предложений подаем, и с депутатами разговариваем. Но у нас нет Закона о криминальном проступке, который бы разгрузил, в первую очередь, следователей и дал бы возможность принимать процессуальные решения участковым. А что касается бумажной волокиты - ну, как от нее разгрузить? У нас сейчас по всей стране такое бумажное производство. Мы сейчас разрабатываем концепцию электронного делопроизводства. Но пока у нас будет такой процесс сбора материалов: на бумаге все должно быть напечатано, все должно быть передано в суд; суд напечатает свои бумаги…

- Я вспоминаю милицейские сериалы, в которых основной упор делался на статистику раскрываемости дел. И верхом ловкости считалось уговорить пришедшего гражданина или гражданку не писать заявление…

- Это называется: "замарафетить", укрыть преступление. Я считаю это одним из самых больших зол. Преступление должно быть зафиксировано, нравится нам это или нет; плохая от этого будет статистика, или не очень. Преступление должно быть проанализировано, по возможности максимально расследовано. И если следствие не привело к установлению преступника, но привело к установлению каких-то фактов, - все это должно быть зафиксировано. И следующее преступление - тоже. И третье, и четвертое. И когда будет задержан преступник, база доказательств будет готова, и преступление будет раскрыто.

К слову, у нас в Украине с 1991 года стремительно растет количество обращений в милицию. Потому что раньше это просто не фиксировалось. И это, кстати, одна из причин роста количества преступлений. Если в марте прошлого года были закрыты 45 дел по угонам, то в этом году мы закрыли только 10 дел.

- Почему?

- Потому что мы очень щепетильно подходим к вопросу о том, есть ли состав преступления. Вот еще одна из причин роста статистики преступности. То же самое - и с грабежами, и с кражами. Огульно, бездумно мы ничего не закрываем и все регистрируем. За иной подход, как я уже говорил, мы даже уволили из органов одного из сотрудников. Прямое укрывательство преступлений.

- Виталий Сладко интересуется: "Поддерживаете ли вы предоставление всем гражданам права носить огнестрельное оружие? Или же считаете, что только полиция достойна иметь огнестрел?"

- В принципе, у наших граждан есть право приобретать гладкоствольное оружие. И есть определенная категория граждан, имеющих право приобретать травматическое оружие

Что касается короткоствольного оружия, вопрос, я вам честно скажу, - очень дискуссионный. Потому что даже по вопросу законного пользования гладкоствольным оружием у нас нет жестких методов регулирования. Да, есть штрафы, но у нас 3-4 тысячи неперерегистрированных единиц оружия. И еще тысяч 5 относятся к ситуации, когда люди умирают, а их родственники не сдают…То есть уже нет дисциплины. А если будет короткоствол, проблем станет еще больше.

Помимо этого, я считаю, надо вводить очень жесткие ограничения при выдаче оружия. Следует понять: наличие оружия у человека - это не панацея от преступлений. Психологически большинство людей не готово его применить. То, что пистолет висит на боку, еще не дает гарантий защиты. То есть человек, возможно, и будет считать себя в безопасности, но на деле мало что зависит от его ощущений. Наступит момент его применить - и человек просто не сможет этого сделать. Говорю это как человек, знающий и умеющий применять оружие.

Вывод: для того, чтобы применить оружие, нужна соответствующая психологическая подготовка. Если морально человек не готов, если он ходит по маршруту дом-офис-работа - прогулки, он не всегда сможет оружие применить. В отличие от полицейского, у которого - совсем другое мироощущение, другая среда обитания и ментальная подготовка.

"ПАТРУЛЬНЫЙ ОЛИЙНЫК? ЧЕЛОВЕК ДЕЛАЛ СВОЮ РАБОТУ. КАК ОН ЕЕ СДЕЛАЛ, РЕШИТ СУД. НО ОН, ПО БОЛЬШОМУ СЧЕТУ, ДЕЙСТВОВАЛ СОГЛАСНО ПРОЦЕДУРЕ…"

- А оппоненты тут же приведут вам пример с патрульным Олийныком и застреленным пассажиром автомобиля…


- Ну, сейчас проводится расследование, я не хочу комментировать и делать выводов. Поверьте мне, там внутреннее расследование - на очень серьезном уровне и с очень серьезными выводами.

- То есть внешне структура своих не сдает, поддерживает сотрудника, но внутри выводы делаются?

- Я не буду делать такого рода оценки - "своих не сдаем" и пр. - но выводы делаются. Мы защищаем тех "своих", которые делают свою работу. Тех же "своих", которые совершают преступления, мы сами выявляем и сдаем куда надо.

Человек делал свою работу. Как он ее сделал, решит суд. Но он, по большому счету, действовал согласно процедуре…

- Я сейчас возражу вам с позиции ваших оппонентов. Ну, как он сделал свою работу - убил человека! А вы его покрываете!

- Таким людям я могу возразить: есть десятки примеров того, как пьяные водители убивают людей. И полицию обвиняют: "Почему вы не остановили?" Ежедневно пьяные водители устраивают ДТП, оказывают сопротивление. И в этом тоже обвиняют полицию.

- Скажите, а уровень образованности полицейского влияет на его действия в ситуации вроде той, что произошла с Олийныком?

- Значение в такой ситуации имеет уровень эрудиции и умение общаться с людьми. Применение оружие - это и в законе прописано - является крайней мерой. Полицейский должен быть заряжен на предотвращение конфликта.

- На видео с патрульным Олийныком видно, что, хоть погоня и длилась достаточно долго, но вопрос применения оружия довлел над Сергеем с самого начала.

- Ну, ролик там, насколько я понимаю, тоже был обрезан. И трудно сказать, как развивалась ситуация до этого. К слову, в американской полицейской практике, с одной стороны, идет заряд на предотвращение конфликта, спокойствие. С другой стороны, при малейшем агрессивном действии подозреваемого происходит резкое переключение - и полицейский входит в агрессивное состояние. И применяет силу, которая ему позволяется законом.

- Вам такое резкое переключение импонирует (разумеется, при изначальной заряженности на предотвращение конфликта)?

- А я всегда и сам так действовал при задержании преступников. В первую очередь, разговор - если это, конечно, не вооруженное сопротивление. Это старый оперской трюк - разговор о разном. Человек теряется, не знает, о чем отвечать…При этом полицейский должен уметь разговаривать; знать, о чем говорить; уметь получать сведения от людей при допросах и опросах. Но в случае хотя бы малейшего намека на сопротивление он должен резко переключиться и подавить это сопротивление той силой, которая предусмотрена законом.

- Нардеп Тетерук предлагает усилить административную ответственность за вождение в нетрезвом виде. Как думаете, такое ужесточение поможет? Или пьяному все равно море по колено?

- В любом случае какую-то часть это отвадит. Ту часть, которая видит ослабленную наказуемость езды в нетрезвом виде и не считает 3-5 тысяч штрафа глобальной суммой. К тому же суд не всегда идет на лишение прав. А вот ужесточение административной ответственности значительную часть людей остановит.

"НИКАКОЙ ВСПЫШКИ НАРКОМАНИИ НЕТ. ДЕЛО В ТОМ, ЧТО КОЛИЧЕСТВО НАСЕЛЕНИЯ В КИЕВЕ УВЕЛИЧИЛОСЬ. СООТВЕТСТВЕННО, ЧАСТЬ ЭТИХ ЛЮДЕЙ УПОТРЕБЛЯЮТ НАРКОТИКИ"

- Сразу несколько читателей интересуются, почему стало меньше патрульных машин на улицах Киева. Женщины жалуются, что меньше стало красивых мигающих огоньков…

- Во-первых, чисто психологически поначалу это было внове, и на машины с огоньками все обращали внимание. Во-вторых, тогда были разработаны определенные маршруты; сейчас же, в связи с изменением обстановки, мы вносим изменения, и этих машин больше стало не на улицах, а во дворах.

- А с чем связаны эти изменения?

- С ситуацией в том или ином месте. Мы постоянно наряды регулируем, это не статичная система. В одном месте уровень преступности снижается, в другом, наоборот, - может повыситься, и тогда патрульные наряды перемещаются в это место.

Есть у нас в столичной полиции и определенный отток. Сейчас полиция расширяется по городам, часть полицейских переводится, так что сейчас будет новый набор.

- Переводятся те, кто в свое время приехал из других городов и сел?

- Да, те, кто приезжал и поступил в киевскую полицию - скажем, из того же Харькова. А сейчас у них в городах тоже открывается новая полиция. И ребята, которые уже прошли подготовку здесь, становятся руководителями там. Так что определенная кадровая текучка есть.

- Еще один читатель спрашивает: "Как ведется борьба с наркопритонами, особенно в жилых домах? Боретесь ли с наркоманами?"

- С наркопритонами боремся постоянно. Возбуждаем дела, задерживаем.

- А по торговле наркотиками за последние месяцы в столице тоже есть вспышка активности?

- Никакой вспышки нет; дело в том, что количество населения в Киеве увеличилось. Соответственно, часть этих людей употребляют наркотики. Мы выявляем места, где продаются и распространяются наркотики; есть Департамент по борьбе с наркопреступностью. Ежедневно у нас задерживаются люди с наркотиками, перевозчиками. Задерживают их и патрульные, и в метро. Работа в этом направлении ведется, это один из приоритетов.

- Начальник Департамента по борьбе с наркопреступностью Илья Кива стал своего рода медиа-селебрити. Вы с ним общаетесь?

- Да, я общаюсь с Кивой. Скажу больше, мы знакомы еще с Мариуполя, когда я был начальник УБОП, а он - замначальника.

- Вам не кажется, что в своей деятельности он несколько сместился в категорию таблоидов, делает громкие заявления, стал своего рода поп-звездой с противоречивой репутацией?

- Я считаю, человек делает свою работу. Тем более, что наркотики - это очень серьезное зло. И если, скажем, в борьбе с автоугонами пропаганда и профилактика дают меньший процент успеха, то именно в борьбе с наркотиками пропаганда здорового образа жизни и неупотребления наркотиков - это достаточно серьезный и эффективный рычаг.

- Разъясните для читателей: г-н Кива является вашим подчиненным?

- Нет, Кива - начальник Департамента Национальной полиции. И управление по городу Киеву тоже напрямую входит в Департамент борьбы с наркопреступностью Национальной полиции. Они не входят в структуру Киевского главного управления Национальной полиции.

- И напоследок - вопрос с гуманитарной подкладкой. И какие книги читали в последнее время? И вообще, есть ли время для чтения?

- Особо времени для чтения нет, но о двух книгах скажу. Это "Аэропорт" Сергея Лойко, я был еще на презентации в Харькове и саму книгу прочитал. А вторую книгу никак не дочитаю, мне ее подарили "киборги" - тоже про аэропорт. Да, и хорошую книжку для себя открыл совсем недавно - "Живые и мертвые" Константина Симонова. Очень сильная книга, произвела на меня впечатление. И хотя я очень много читал о войне, эта книга, считаю, лучше многих других раскрывает личность и поведение человека на войне.



Евгений Кузьменко, "Цензор.НЕТ"


Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
Сторінка 2 з 2
<<<1 2
Сторінка 2 з 2
<<<1 2
   
 
 
 вгору