EN|RU|UK
 Суспільство
  23444  19

 САПЕР ІЗ ДОНЕЦЬКА АРТУР КІРЄЄВ: "МЕНЕ ПОРАНЕНОГО ВЕЗЛИ В ЛІКАРНЮ НА "КРАЗІ", А СОЛДАТ БИВ ПО ЩОКАХ: "ТРИМАЙСЯ, КОМАНДИРЕ!"

Коли старшого лейтенанта Артура Кірєєва в госпіталях відвідують солідні товариші по службі, в ньому найменше можна впізнати їхнього начальника й володаря безлічі військових нагород - настільки молодий він має вигляд. У кінці року йому виповниться двадцять сім, а з початку війни в нього, командира інженерно-технічної роти 93-ої бригади, в підпорядкуванні було майже дві сотні людей.

Прошлой осенью офицера серьезно ранило в районе поселка Опытное Донецкой области - осколок попал в спину, и молодой сапер сперва не мог даже сидеть, и до сих пор не может ходить.

"Цензор.НЕТ" общался с военнослужащим 93-ей бригады в солнечной палате военного госпиталя. Несмотря на миловидную внешность Артур оказался довольно закрытым человеком, не расположенным ни делиться самым сокровенным, ни сочинять о себе легенды, ни, тем более, жаловаться.


ранение киреев

Артур Киреев - сирота из Донецка. Он никогда не упоминает о родителях и известно только то, что вырастили его бабушка и дед. Последний сыграл в его жизни особую роль: вначале пристроил незадачливого ученика-внука в Донецкий военный лицей, а потом и вовсе оторвал от карьеры начинающего грузчика, чтобы отправить... в армию.

"Сижу как-то за компьютером, и тут дед: "Ты едешь получать высшее образование!" Я только и спросил: "Куда"? Оказалось, в Каменец-Подольский. Я даже не знал, что такой город существует и уж, тем более, понятия не имел где. Сразу начал искать в Интернете расстояние туда от Донецка.

Вот так я приехал в Каменец-Подольский военно-инженерный институт с надеждой, что что-то не получится, и я вернусь домой. Так и вышло. У меня не оказалось результатов ВНО по физике, необходимых для поступления, поэтому было решено, что в этом году я не поступлю. Я так обрадовался! Все! Домой! Приехал довольный, а там дед сообщает, что я иду в армию... на контракт.

Так я попал сперва в Хотинский военкомат Черновецкой области, откуда меня всеми правдами и неправдами призвали на службу в батальон обеспечения учебного процесса, а оттуда все-таки в задуманный дедом институт. Учиться там можно было или на зама по технике - пять лет, или на сапера - четыре года. На зампотеха так просто было не попасть, обычных людей туда не брали, поэтому я стал сапером и четыре года вместо стипендии получал зарплату. Мне хватало.

Учил я там по-настоящему только взрывное дело. Наш преподаватель, подполковник, говорил: "Хлопцы, поставьте на весы экономику, которую вы учите полгода, и взрывное дело, с которым вы будете связаны всю жизнь. Что важнее?" Мы осознали, и правда - учили".

Несмотря на отсутствие успехов в учебе Артур заканчивал военное образование во Львовской сухопутной академии, откуда сначала попал в свою воинскую часть, а потом и на войну, где все выученное и пригодилось.

ранение киреев

"По распределению я попал в 93-ю бригаду Днепропетровской области. Тогда, в 2013-ом году, я о ней ничего не слышал. Всех офицеров расспрашивал, никто о ней не знал. Даже как добраться туда - непонятно было. Помню, еду с таксистом, а пейзаж за окном все мрачнее и мрачнее, леса и леса. А когда увидел свое общежитие и малюсенькую комнатку на двоих - мне вообще плохо стало. На первое построение мне велели прийти в белой гражданской рубашке. Оказалось что лейтенанты уже лет пять не приходили в эту бригаду… Вся саперная рота тогда была - два человека. Я сперва был командиром инженерно-технического взвода, а потом стал ротным.

Но в целом мне не было скучно там, я бы сказал. Из хорошего - я с первого дня попал на утилизацию боеприпасов: и 152 -миллиметровых, и гранат, и остальных. Узнал, как "укладку" сделать, сколько тротила нужно на каждый боеприпас. Спина, конечно, болела, ведь только один 152-ой снаряд весит около 50 килограмм, плюс ящики с гранатами, а иногда приходило четыре "Урала", и их надо было разгрузить.

Но ничего. Мне нравилось. И дед был доволен".

Дед и бабушка Артура Киреева и сейчас живы-здоровы. Живут по-прежнему в Донецке, с внуком поддерживают отношения. Даже приезжали проведывать его во Львов. Бывших однокурсников на войне Киреев не встречал. Единственный близкий друг у него остался в Донецке и разногласий во взглядах на ситуацию у них нет. Сам он своими не делится и рассуждать о патриотизме с посторонними вслух не любит. Ограничивается кратким - "выполнял боевое задание".

ранение киреев

"Я вообще не должен был ехать в АТО. Кто-то из кадровых должен был оставаться в части поддерживать порядок. Но после того, как зашло человек семь новых и никто не знал из них, что такое противотанковая или противопехотная мина, что такое шашка в 400 грамм или в 200, я понял, что надо ехать с ними.

Хоть и сам я тогда много не знал, учился прямо там - "в поле". Вспоминал формулы для подрыва моста, балки. Даже взял с собой тетрадь, которую вел два года назад в Каменец-Подольском, она мне пригодилась. Смотрел в конспектах коэффициенты на перебитие дерева, металла, бетона. Звонил бывшим однокурсникам и старшекурсникам, интернетом пользовался, читал, сверял, советовался, разбирался.

Я знал, что должен делать как сапер - ставить мины, обеспечивать безопасность личного состава, учить обращаться с БП, объяснять им что, как и почему. Потому что оставлять сапера на каждом блокпосту возможности не было. В самом начале мы вместе со всеми ночевали на блокпостах, окапывать их помогали.

Вообще, на войне было весело. Не помню такого дня, чтобы что-нибудь ни случалось, чтобы кто-то чего-то ни "вымочил". Конечно, не только веселое происходило, но ты осознанно едешь в зону боевых действий, ты понимаешь, что именно может случиться".

С Артуром это самое "случилось" прошлой осенью. В районе Опытного он с подчиненными устанавливал под обстрелом противотанковые мины. Задержался с небольшой группой проверить работу других и попал под обстрел.

"Обычно, услышав взрывы, по инерции падаешь на землю. И в тот раз я тоже упал, но понял, что это не я, а оно само. Кажется, миномет был какой-то…."

Артур до слез смешно рассказывает о том, как его с осколком в спине везли в ближайшую больницу на "КРАЗе", и солдат хлестал его по лицу со словами "Командир, держись!" А на самом деле там было совсем не смешно - вместе с Артуром в тот раз ранило пятерых и убило одного военного. А сам Артур после полученных травм пока что сможет вернуться на работу только в том случае, если заносить и выносить из кабинета его всегда будут двое солдат.

"Единственное место в стране хотя бы чуть-чуть приспособленное для человека в коляске - Львов", - констатирует он. Последний месяц он провел там на реабилитации вместе с невестой Алиной.

ранение киреев


С нею его тоже свел счастливый случай - 31 июля 2010 года они познакомились в поезде Хмельницкий - Дебальцево. Девушка до сих пор хранит тот билет. Все годы отношений до ранения они виделись между городами, а теперь у них впервые совместный быт - в военных госпиталях. Об этом они оба тоже рассказывают смеясь. Будто и не было месяцев, когда Артур не мог не только сидеть, а даже спать от боли. И как-будто не страшно, что врачи пока не дают четких прогнозов насчет того, сможет ли он когда-нибудь снова ходить.

С осени ребята расстались впервые - Артура забрали на реабилитацию в Бровары, а девушка осталась во Львове, собирает необходимые для него документы и ведет в Фейсбуке его страницу, конечно, веселую и оптимистичную. Публично делиться страхами и тревогами в будущей молодой семьи не принято. Кроме дурашливых селфи и отчетов о самочувствии в группе указана карта Приватбанка на имя Артура (5168 7572 0418 5633). Дальнейшая карьера в армии для офицера двадцати шести лет под большим вопросом, реабилитация и лечение продлятся долго и несмотря на помощь благотворителей требуют некоторых затрат, финансовую компенсацию от государства можно будет получить не скоро, Алина все время посвящает уходу за женихом, а своего жилья у молодой пары нет.

Анастасия Береза, "Цензор.НЕТ"



Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
   
 
 
 вгору