EN|RU|UK
 Політика України
  13970  37

 ПЕРШИЙ ЗАСТУПНИК ШЕФА НАЦПОЛІЦІЇ ВАДИМ ТРОЯН: ЛИШЕ ОСТАННІМ ЧАСОМ ЗА ТЯЖКІ Й ОСОБЛИВО ТЯЖКІ ЗЛОЧИНИ ЗААРЕШТОВАНО 633 ОСОБИ, КОТРІ ВИЙШЛИ З В'ЯЗНИЦЬ ЗА "ЗАКОНОМ САВЧЕНКО"

Чому перший заступник голови Нацполіції Вадим Троян одразу не прокоментував чутки про його нібито стеження за журналістом Павлом Шереметом, якого підірвали 20 липня? Що особисто для нього означає розкриття цієї справи про вбивство? Як поводяться в Україні злодії в законі? Які наслідки "закону Савченко"? Як функціонує поліція? На ці та інші питання Троян відповів у інтерв'ю "Цензор.НЕТ".

Взрыв машины журналиста Павла Шеремета прозвучал громче, чем гром среди ясного неба. Это наглое и показательное убийство вызвало шок не только в журналистских кругах. Руководители правоохранительных органов мгновенно в один голос заверили, что доведут расследование до конца и виновные будут наказаны. Пока суть да дело, в Интернете появилась информация о том, что первый замшефа полиции Вадим Троян, который в это время как раз был в отпуске, следил за Шереметом. "Цензор.НЕТ" решил из первых уст узнать, что это за история.

троян

"Я НЕ ВЫДЕЛЯЮ НИ ОДНУ ИЗ ЧЕТЫРЕХ ВЕРСИЙ УБИЙСТВА ШЕРЕМЕТА"

- Вы уже заявили о том, что новость о вашей слежке за Павлом Шереметом - это неправда. Идет служебная проверка. Ясно, что до ее завершения детали мы обсуждать не будем. Но вы лично анализировали, кому было выгодно запустить такую информацию?

- Спасибо за вопрос. Вы - первый журналист, который этим поинтересовался. Скажу больше, с 22 июля, когда мое имя появилось на сомнительных сайтах в этом контексте, ни один человек не задал мне вопрос прямо: следил ли я за Павлом Шереметом и его семьей. Я был ошеломлен, когда некоторые приличные СМИ начали перепечатывать фейк, но уже с комментариями Генпрокурора Юрия Луценко. Примечательно, что спрашивая у него об этом, ведущая канала "112" ссылалась на "некоторые сайты" - наверное, ей было стыдно указывать "сливные бачки" как источник информации. Первое, что я сделал, вернувшись из отпуска - попросил Хатию Деканоидзе назначить служебную проверку относительно моей якобы слежки за Шереметом. Во время моего отсутствия никто такой проверки даже не инициировал. Никакого производства в Генеральной прокуратуре, насколько мне известно, тоже не было. Но, тем не менее, фейк со слежкой зажил своей жизнью в СМИ.

- Вы могли хотя бы пост в Фейсбуке написать. А то появилась информация, в ответ - тишина.

- Новость застала меня в отпуске, который мы с женой очень долго планировали. Был полностью уверен, что ни одно приличное СМИ не станет перепечатывать откровенную заказуху. Поскольку я не политик, а вчерашний солдат, решил действовать по уставу: позвонил шефу полиции. Уже сейчас я понимаю, что ее комментарии в СМИ не сняли вопросы общества. Но замечу, что пока был в отпуске, ни один журналист не написал мне в фейсбук и не позвонил. Поговорив с Хатией, которая гораздо опытней, чем я, в вопросах пиара и коммуникаций, понял, что она абсолютно спокойна. Как и тогда, когда назначила меня первым замом (после вступления в должность в интернете появилось видео, где замминистра МВД Сергей Чеботарь рассказывает человеку, похожему на меня, как и на чем можно зарабатывать или как раньше зарабатывали в Министерстве). Я предупреждал: "Смотрите, вы ставите человека, которого во всех политических кругах называют националистом". Но меня мотивировали занять этот пост, потому что молодой, есть доверие, видели результат в Киевской области. Попросил только одного - защитить меня от информационных фейков. Сказал, что там, где что-то произойдет, я сам отвечу. Но оградите от неправды.

Вот эти все папки (Троян кивает на свой рабочий стол, где разложены около двадцати папок.- О.М.) - направления уголовного розыска: наркотики, разведки, киберпреступления и так далее. У меня сейчас в Нацполиции самая сложная должность, которая может быть. Я с утра до вечера занимаюсь этими вопросами. Только что заслушал доклад по пяти убийствам, которые произошли в Украине за сутки. Созвонился с двумя областями. Обсуждал, как будем расследовать и раскрывать два разбоя. Мне надо было лично разобраться, потому что как шеф криминальной полиции отвечаю за особо тяжкие и тяжкие преступления. На каждое из них я должен ответить.

Но в деле об убийстве Павла Шеремета, который, кстати, был одним из немногих журналистов - друзей "Азова", мой возврат, поверьте, ничего не решал.

- Поэтому лично меня очень удивила информация о якобы вашей слежке, учитывая, какие отношения с "Азовом". Как-то нелогично выглядело, когда всплыла именно ваша фамилия.

- Я разговаривал с руководством МВД, Нацполиции и знакомыми журналистами. Они говорили: "Приедешь ты, и что? Оправдываться? А дальше?!"

У меня работа не самая сладкая. За четыре месяца на этой должности похудел на десять килограмм. Это же нервы. Но я взялся за этот "багаж" и буду работать, пока у меня есть силы или пока меня не "съедят". Так вот, попросил одного - защиты от фейков.

- Так кому выгодно было распространение этой информации?

- Знаем, с какого аккаунта пошла информация, когда он создан, разблокирован, какие первые пять серверов процитировали. Все они связаны с Российской Федерацией. Дискредитировать "Азов", используя фейки, созданные русскими, некрасиво со стороны украинских журналистов. Не хочу никого винить, но любой из них мог меня прямо спросить. Уже на месте с четвертого августа. В том числе на официальных мероприятиях меня все видели.

Пока меня не было, министр и шеф полиции должны были сами перепроверить информацию и убедиться, что это не так. Я бы очень хотел, чтобы по окончании проверки и после выхода из отпуска Хатия официально зачитала журналистам, с какого аккаунта все пошло, какие ресурсы поддержали. Газета "Известия" - не самый проукраинский источник в стране, как и "17 канал", на который все ссылаются. Но им, понятно, информация пришла чуть раньше с другого ресурса. Это подготовленная вещь. Таким занимаются не журналисты. Это уровень ФСБ. Этот фейк был запущен, скорее всего, чтобы отстранить нас от дела и увезти от основного заказчика убийства. Очень удобно: две недели только и обсуждали, что кто-то там следил. А конкретики, как и того, у кого был мотив, так и нет - отвлекли. Только спецслужбы так умеют. Они отрабатывают подобные вещи наперед.

троян

- Деканоидзе заявила, что для полиции раскрытие этого убийства - дело чести. Если убрать пафосные слова, для вас лично это что?

- Это, действительно, дело чести. Я каждый день заслушиваю информацию. Допрошены более 500 человек, проведены экспертизы, до сих пор изымается видео, которое мы обрабатываем. Продвигаемся. Нужно отработать версии…

- Их же четыре?

- Да, основных четыре. И ни одна из них не закрепилась. По всем работаем.

- Бытует мнение, что если за пять-десять дней с момента убийства у следствия нет подозреваемых и серьезных зацепок, то о раскрытии дела можно забыть.

- Заказные убийства - тяжелая вещь. Для меня удивительно, почему это дело не взяла СБУ.

- Почему?

- Павел Шеремет был известным журналистом. Поэтому этим делом должна заниматься СБУ. Понятно, что задействовать нас. Но раз сложилась такая ситуация, значит, будем мы расследовать.

- С представителями СБУ эту тему не обсуждали?

- Я - нет. Сейчас Василий Грицак в отпуске. А с кем там обсуждать?!

- Вы лично какую-то из четырех версий выделяете?

- Нет. Все четыре остаются. Мы по ним работаем очень серьезно.

троян

"ПРЕСТУПНОСТЬ НУЖНО ЛИШИТЬ ОРГАНИЗОВАННОСТИ"

- Это циничное, наглое и показательное убийство сильно поразило не только журналистов, но и общество в целом. Очень часто звучат мнения, что мы не защищены. Есть много примеров, когда на людей средь бела дня нападают, избивают, грабят. Понятно, что уровень жизни упал - криминальная ситуация ухудшается. Но также немало примеров, когда полиция просто "констатирует" преступление, а дальше процесс "глохнет". Почему так?

- Я бы поделил ответ на три направления. Первое, что происходит в стране - экономическая и социальная составляющие, действительно, негативно отображается на ситуации. Наши политики ни о чем не договорились, только устраивают блокирования трибуны в парламенте. В стране война. С конца 2013 года мы каждый день говорим о негативе. Наше общество полностью погрузили в конкретную обработку - информационную войну (одну из видов гибридной). Людям пытаются вбить в голову: "Все плохо, а будет еще хуже". Я поражаюсь некоторым нашим журналистам и политикам, которые каждые день об этом говорят. Это же очень влияет на психологию народа. А параллельно у нас бездумно принимают так называемый "закон Савченко", и выпускают 50 тысяч преступников. К примеру, в Киевской области есть знаменитая банда Журавля. Сколько было судов, а тут вышел "прекрасный" закон - и они на свободе. Могу озвучить несколько цифр. Из последнего: вышедших по "закону Савченко", только сейчас арестовали по особо тяжким и тяжким преступлениям 633 человека…

- С какого периода?

- С начала действия закона - с ноября. Выпускали, в основном, с Нового года, и пошло-пошло. Так вот это те, кого мы уже успели задержать. Из них только 17 убийств. А в общем 318 человек обратно вернулись в тюрьму...

- Но проблема же не только в этом.

- Нет. Это я озвучиваю второе направление. Считаю, что преступность нужно лишить организованности - то есть бороться с ворами и криминальными авторитетами. Мы подали в парламент законопроект о ворах в законе. Знали, что его нужно будет корректировать, поэтому просили одного - примите в первом чтении. Дальше будем дорабатывать. Но его провалили. У нас 13 депортаций воров за четыре месяца. Это 11 человек, так как одного три раза депортировали, но он возвращался. Только в нашей стране такое может быть. Потому что есть только админштраф. Уголовного наказания за незаконное пересечение государственной границы нет. Раньше было. Мы сейчас выступаем за возвращение этой статьи в Уголовный Кодекс Украины. Хотя бы так начнем бороться, - чтобы они повторно не въезжали.

Приведу из последнего яркий пример, который меня поразил - это Глонти по кличке Гуга. Он разыскивается венгерской стороной через Интерпол (под "красной карточкой") за ряд преступлений. Основное - мошенничество. Но живет в Киеве очень давно. Такое себе лицо без гражданства (ворам в законе оно не нужно). В результате - угоны, квартирные кражи. Он влияет на распределение территорий, общака.

Когда мы говорим об этих 50 тысяч, которые выходят на свободу, вору в законе в подчинение поступает новый менеджмент…

- Какое интересное определение.

- А как?! Он им разрешает работать в определенных направлениях, а они ему платят процент. У них есть по территориям свои "губернаторы", которых они выбирают и которым подчиняются. Для того, чтобы лишить их управления, воров необходимо арестовать и посадить в тюрьмы. Для этого нужно было принять закон. А что имеем, половина из них получили гражданство Украины. Как так?! Лично я убежден, что лишение преступности организованности нужно начинать с воров в законе.

Так вот задержали мы Глонти. Его адвокаты договорились с прокуратурой, судом. По нему звонки были и поверь (делает паузу. - О.М.)… очень разные люди просили, и разные предложения поступали. Но нет. Это принципиальная позиция. Он влияет на остальных 17 воров из Грузии. Это как минимум.

- Он самый "козырный"?

- Да, он среди них - король. Не должен такой человек жить у нас в стране. Это мое убеждение.

Суды по его делу переносят. Но мы все равно продолжаем работать. Недавно происходит "чудо" - рассмотрение переходит в другой районный суд, и судья мгновенно выносит решение: залог 27 с половиной тысяч гривен. Аргументирует тем, что статья ж не тяжкая. А то, что он - не гражданин Украины, находится в розыске Интерпола, это ничего. Один раз к следователю он уже не прибыл. Вот почему нужно не только менять законодательство, но и проводить судебную реформу. Необходимо внести изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, ужесточать наказание за тяжкие и особо тяжкие преступления.

Чтобы не быть голословным, озвучу некоторые цифры. У меня есть аналитика с 2004 года. Изучал ее несколько раз, чтобы понять, влияет ли социально-экономическая составляющая на преступность. Например, в отношении тяжких и особо тяжких преступлений с 2004-го самый сложный год был 2005-й. У нас тогда произошло шесть тысяч семьсот семь разбоев. А в 2015-м их было три тысячи четыреста восемьдесят. В два раза меньше. За эти двенадцать позиций (с 2004-го) он - на десятом месте. По грабежам то же самое: 2005-й - 47 тысяч пятьдесят, в прошлом году - 21 тысяча восемьсот девяносто один. Да, выросли кражи… Но мы работаем. Нам тяжело было при переходе - переаттестация, мотивация, за которую, кстати, сейчас борется министр. Он прав, что оперативник или следователь не может работать за три с половиной тысячи гривен. Не нужно издеваться над людьми. Это же те, кто больше всего работают над раскрытием и расследованием уголовных дел.. Когда была переаттестация в Киевской области, у нас накануне произошли три убийства и похищение ребенка. У меня оперативники несколько суток не спали, все раскрыли и пошли сдавать тесты. Двое завалили. Я на них так кричал: "Зачем шли?! Перенесли бы". Но это солдаты: они выполняют приказы.

- Но по работе Нацполиции все равно возникают вопросы. Приведу пример. Недавно народный депутат Георгий Логвинский показывал мне видео, где полицейский ему на камеру рассказывает о том, что не может задержать мужчину, который избил женщину, потому что СИЗО переполнены, а Печерский суд его все равно выпустит. Это что за аргументация?

- Это халатность и хамство подчиненного.

Я другой приведу пример. Вот мы говорили о преступности. Знаете, когда был самый большой состав тех же оперативников? При Януковиче в 2012 году - 36 тысяч. А сейчас у нас - 22 тысячи. На одну треть меньше. То есть, нужно еще говорить о нагрузке людей. Но за такие мелкие примеры, о которых вы говорите, конечно, нужно наказывать.

- Есть еще и другие примеры, как полицейские разбивают служебные машины, на днях в Одессе работник полиции ограбил девушку. Я веду к тому, что отношение людей может меняться несмотря на тот уровень доверия, который был раньше. Лично я часто слышу жалобы на работу полиции. Вплоть до того, что на "102" даже дозвониться нереально…

- Мы сейчас от криминальной тематики перешли к гражданскому блоку. Вы говорите о сервисе, обслуживании и отношении. Тут другая тема и есть своя подноготная. Да, мы поставили новый сервис, в некоторых областях запустили линию "102". Раньше в Киевской области за год было полтора миллиона обращений. Сейчас, когда колл-центр начал нормально работать - два с половиной миллиона. Там девочки не скажут: "Ждите - не ждите". У них есть наряды групп быстрого реагирования, местонахождение которых они видят на карте. Их диспетчеры со старшими дежурными и направляют туда, откуда поступил вызов. Идет быстрое и оперативное вмешательство на обращение человека. Да, этого еще нет по всей Украине, так как у нас ограничен ресурс. Но мы получим бюджет, и все сделаем.

Знаете, раньше милиция годами в села не приезжала. Я лично в Киевской области выстраивал новую систему. Был свидетелем, каким шоком для бабушек стал приезд полицейских. К ним раньше раз в месяц приходил участковый. А тут каждый день полицейская машина проезжает. Это важно. Когда работает новый колл-центр, группы быстрого реагирования, это влияет на население. Есть единичные случаи, когда попадается какой-то хам. Но мы на это будем жестко реагировать, и демонстрировать всему составу, что так нельзя делать. Поэтому мы всегда просим людей: не надо отвлекаться на подобные вещи. А то выходит, что эти единичные случаи как раз и создают информационную картинку.

- Вы меня услышали. Я это как раз пытаюсь вам донести.

- Сам стою горой за изменения. Мы же делаем это не для показухи, а для себя. Я понимаю, что я и дальше буду жить в Киевской области. Я знал, что делаю. И мне не будет стыдно там ходить и ездить.

Не было бы здесь реформ, и осталась милиция, я бы в жизни не пришел сюда работать. Мне это было бы неинтересно…

- Вы уже в свое время поработали в милиции.

- Так вот. А теперь я увидел людей, которые занимаются изменениями. Я это люблю.

- По вашим словам, я так понимаю, что недоработки полиции в ухудшении криминогенной ситуации, нет?

- Полиция из кожи вон лезет, чтобы все работало и улучшалось. Есть нюансы, о которых мы с тобой говорили, которые влияют на криминоген. Но мы от этого не застрахуемся.

Кроме того, народ обозлен. Где хоть какой-то позитив в информационном пространстве? Кто занимается объединением людей под единой идеей? У нас нет побед…

- Зато есть сплошные "зрады".

- Вот. И все только в них верят. А я - в то, что новая полиция - это шаг к одной из побед. Мы ломаем старые принципы и создаем новые. Но без изменений законодательства, прокуратуры, судов, Нацполиция сама не сможет справляться. Потому что мы арестовываем, но судьи отпускают. А отображается это на нас. Потому что полиция отвечает за моральную и социальную составляющую на улице. Она первая и на виду. В отличие от работников той же прокуратуры или судей. Я не слышал, чтобы люди приходили под суд по каким-то резонансным вопросам и выступали против того, что прокурор не прав или судья принял неправомерное решение…

- А суд над Батей?

- Слушайте, Лихолит - это другая ситуация. Она политическая. А я говорю о криминальных. Вот почему никто не пришел и не выступил против "закона Савченко"?! Почему Глонти вышел за 27 тысяч залога?! Это оскорбляет наш народ. А потом появляются фейки и заявления о том, что все плохо. И правильно вы говорите - верят только в "зрады". А это то, с чего я начал - информационная гибридная война.

"НЕ НУЖНО СТАВИТЬ КЛЕЙМО НА ВСЕХ ДОБРОВОЛЬЦАХ"

троян

- Хотела еще одну тему с вами обсудить. Сейчас много шума вокруг судебного процесса над бойцами "Торнадо". На днях нардеп Татьяна Чорновол заявила, что у них изъято видео разных сексуальных оргий, изнасилований, в том числе и младенцев…

- Я очень специфически отношусь к заявлениям депутатов Верховной Рады. Как она могла видеть это видео? Кто б ее допустил?! Как и любого другого депутата. Зато они очень часто делают голословные заявления.

- О'кей, не берем во внимание заявление Чорновол. Но есть общеизвестная информация, что их обвиняют в изнасилованиях неестественным способом, пытках. Из-за этого судебные заседания были закрытыми. Как ведут себя на суде подсудимые - показали. Учитывая их прошлое, понятно, что они - не ангелы. Но как такие люди оказались в подразделении МВД?

- Послушайте, мы - добровольцы. А как они повлияли на ход войны? Вспомните первые города: "Азов" освободил Мариуполь, "Донбасс" взял Лисичанск…

- Мы о "Торнадо".

- Я вам расскажу об этих людях. Я всех судить не могу. Когда там появилась военная прокуратура (в июне прошлого года, когда бойцы "Торнадо" закрылись на базе с оружием. - О.М.), лично выехал на место. Когда разговаривал с Русланом (комбат "Торнадо" Руслан Онищенко. - О.М.) и остальными ребятами, они сказали, что ответят за свои действия. Но я спасал имя всех добровольцев. Потому что наблюдал, как Руслан атаковал Иловайск с южного направления и как падали его ребята. И они не боялись умереть за нашу страну. Знаю, как все побежали с Еленовки, когда "ДНРовцы" пошли в наступление, а "Шахтерск" их подавил огнем. И когда мне говорят, что они все негодяи и преступники… Так за свои деяния они ответят. Но судить… Я ж не был на их месте, и вы не были, и Татьяна тоже.

- Есть пострадавшие.

- Так вот пусть суд работает. Вначале, как доброволец, я тоже считал, что суд не должен быть открытым. Потому что весь негатив подхватывает Россия, и начинают раскручивать…

- Но нельзя же все время кивать на Россию!

- Но ведь она именно так и поступает, как я говорю.

- Чем лучше украинец-насильник и извращенец от российского солдата, который пришел грабить и убивать?

- Пусть разбирается суд. Ребята ответят за свои дела. Вопрос не в этом, а в подаче информации о добровольцах. Военных, служащих ВСУ тоже задерживают каждый день. Почему в СМИ дискредитируют только имя добровольцев?! Я лично против этого. Государство не имеет право так себя вести.

Это было волевое решение министра, когда он дал добровольческим батальонам оружие в руки. На свой страх и риск. Но этот как раз повлияло на начальные военные действия - мы остановили сепаратистов. "Альфа" и остальные спецподразделения в один день могли их ликвидировать, когда те захватывали здания. Но в результате города освобождали люди без военной подготовки, которые объединились. Вот о чем я говорю. А у нас все время звучит: "Добровольцы-добровольцы". А потом этим пользуются, появляются фейки. Вы, как журналист, точно знаете, что такая информация откладывается в подсознании людей.

- Причем намного глубже, чем правда.

- Народ привык, что его обманывают от выборов к выборам. А добровольцы ни разу не обманули. Они вышли и умирали за людей. Теперь поддержите их - не ставьте на всех клеймо. Мы не отвечаем за последующие в жизни действия тех людей, с которыми воевали…

- Подождите, я вас процитирую. После встречи с бойцами "Торнадо" на складе, о которой мы сейчас вспомнили, вы сказали: "Тому, кто был с тобой в бою, можно доверять". Вы до сих пор доверяете и верите этим людям?

- Так они же мне говорили правду. Это как сейчас с задержанием парня из "Правого сектора" по истории "BlaBlaCar". Он мне рассказал всю правду. Мы выезжали с ним в поля. Он сказал: "Я под протокол не буду говорить. Тебе расскажу, так как знаю, кто ты, где ты был. А за содеянное я буду отвечать". Дай Бог, за неделю, мы найдем, где захоронен Тарас (пропавший 4 апреля водитель Тарас Позняков. - О.М.). Он оказался смелым парнем, не испугался, противостоял им, и получилась такая ситуация…

А знаете, что самое страшное в том, что нагнетается разочарование в добровольцах? Когда Путин будет готов, он воспользуется таким моментом. И у него будут великие победы.

- Раз уж вспомнили о Путине. У вас на странице в Фейсбуке в разделе "любимые цитаты" есть одна фраза: "Боже, дай нам сил зупинити це Ху...ло". Силы есть?

- Знаете, когда огульно клеймят, все это отображается на семье. Когда я пришел из АТО и принимал решение, идти ли на должность начальника Главного управления Нацполиции Киевской области, мама, сестры, жена говорили: "Ты же оттуда ушел, все были счастливы. Ты же из "Азова". Сейчас поставят клеймо националиста". А ведь так и есть.

Может, это из разряда ситуаций, как с "нарезкой" видео после моего назначения. Когда мы с семьей принимали решение, понимали, что после прихода меня будут пытаться дискредитировать. Если бы не поддержка близких, поверь, я бы давно ушел. Только родные и друзья, знают, кто ты, верят в тебя. Вы спрашиваете, есть ли силы?! Конечно. Они же все еще верят и поддерживают. Не сдамся! Я люблю нашу страну. Нужно противостоять тому, что ее разрушает и делать что-то для того, чтобы она менялась в лучшую сторону.

Ольга Москалюк, "Цензор.НЕТ"
фото из соцсети Фейсбук
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
   
 
 
 вгору