EN|RU|UK
 Політика України
  11200  15

 НАРДЕП ОЛЕГ ПЕТРЕНКО: "У ЧОМУ БУВ НАШ ІНТЕРЕС НА СВЯТОШИНОМУ? МІСЦЕВІ ЖИТЕЛІ СКИНУЛИСЯ І ВИНАЙНЯЛИ "АЗОВ"?! ЦЕ СМІШНО"

"Цензор.НЕТ" розпитав народного депутата з фракції "Блок Петра Порошенка" й одного з керівників цивільного корпусу "Азов" Олега Петренка, чому "азовці" минулого тижня були на скандальному будівництві на Святошиному, що там відбувалося, як поводилися "тітушки" і поліцейські, чи готується ЦК "Азов" стати партією і піти на дострокові парламентські вибори, а також про конфлікт полку з Генеральним штабом.

Мы встретились с Олегом Петренко через день после того, как Печерский суд отдал ему на поруки Сергея Филимонова – руководителя киевской ячейки гражданского корпуса "Азов". Парня задержали на прошлой неделе во время потасовки под "Киевгорстроем".

петренко

- Сколько у тебя вообще человек на поруках? - спрашиваю Олега.

- Честно, не знаю, - задумывается. – Только по одному делу "Равликов" - больше десяти. Еще были в Кировограде, Северодонецке, Ужгороде, Мариуполе, Киеве.

- Все два года депутатства приходится ездить по судам и вытягивать парней?

- Да. Причем первое время брал на поруки своих. Потом появилась репутация небезразличного и отзывчивого человека, готового прийти на помощь, что сыграло со мной злую шутку. Потому что с просьбами обращается большое количество людей. Мне в воскресенье написали в Фейсбуке: "Олег, вы – настоящий народный депутат, потому что всегда отзываетесь и помогаете". Я ответил, что, на самом деле, не всегда. Вокруг огромное количество несправедливости и недостойного отношения к патриотам и националистам, поэтому невозможно физически везде успеть. Это притом, что надо еще пытаться совмещать эту деятельность с посещением заседаний парламента, ведь я - дисциплинированный депутат (улыбается.– О.М.).

Почему я трачу на это время? В определенный момент в Раде у меня возникло ощущение одиночества и понимание, что в политике - "один в поле не воин". Очень сложно быть самому, не имея достаточного влияния на механизм законотворческого процесса. Мои законопроекты годами пылятся в комитетах, или ставятся в повестку дня, но на голосование так и не попадают. Где-то я даже перестал заниматься так называемым законодательным спамом – работать над новыми документами, регистрировать их, потому что возникло ощущение бессмысленной траты времени. Да, можно трудиться для статистики – ради галочки. Но я понимаю, что Бог дал мне определенные возможности, которые я не должен зря растрачивать. А когда помогаешь в трудные минуты патриотам и националистам, особенно когда получаешь позитивный результат, приходит огромное чувство удовлетворения и радости. Но не всегда удается добиться, чтобы человека выдали на поруки. Есть немало процессов, где не получилось.

"АЗОВ" ДАЛЕКО НЕ ПЕРВЫЙ РАЗ "РУБИТСЯ" С "ТИТУШКАМИ"

- В субботу у вас с Андреем Билецким получилось взять на поруки Филимонова. После заседания суда вы сразу пошли опять к "Киевгорстрою". Там Сергей заявил, что вы будете продолжать борьбу. Каким образом?

- Печерский суд настолько недалеко находится от "Киевгорстроя", что просто не смогли пройти мимо, не остановившись на пять минут, чтобы напомнить о себе (улыбается. – О.М.). Все было мирно, организовано, без нарушения общественного порядка.

Смотри, мы не позиционируем себя, как силу, которая сегодня и прямо сейчас наведет порядок с незаконными застройками. Их только в Киеве – сотни. Победить это зло можно исключительно системной работой, будучи при власти и имея на нее влияние. Именно при таких условиях можно глобально решить этот вопрос.

Мы – защитники людей. Защищали их летом 2014 года, когда пошли добровольцами на Донбасс. Точно так же мы не можем оставаться безразличными в ситуациях, когда, к примеру, застройщики демонстрируют верх цинизма, нанимая "титушек", от которых страдает народ. Если говорить о резонансных событиях на Святошино, люди, живущие в том районе, могут быть примером для других в том, какие они дружные и организованные. Они самоотверженно готовы отстаивать свои права. Конфликт тут длился с февраля. У них было множество переговоров с "Киевгорстроем", который неоднократно обманывал и нарушал договоренности. Неделю назад произошло столкновение местных жителей с "титушками", в результате которого несколько человек серьезно пострадали (одному мужчине вообще проломили голову). Мы там появились именно после этих событий. Потому что каждый раз, когда будет беспредел и проявление этого позорного явления, как "титушки", от которых будут страдать люди, мы будем приходить на помощь…

- Это не первый конфликт застройщика с жителями города. Почему "Азов" появился именно на этой стройке?

- "Азов" далеко не первый раз "рубится" с "титушками". Недавно были события на Качином озере. Там в первых рядах были наши парни. То есть, молодежь ЦК "Азов" не впервой физически становилась на защиту людей.

Так вот в прошлый вторник (на следующий день после того, как на святошинской стройке пострадали люди), там появились разные активисты. Был также Семен Семенченко с "Донбассом". Они тоже пытались взять штурмом позиции, охраняемые "титушками". В ночь со вторника на среду полиция очень не хотела штурмовать. Но мы с Володей Парасюком спровоцировали эту ситуацию. Причем он даже в большей степени, так как талантлив в этом (улыбается – О.М.). Полиция была вынуждена с применением силы зайти на территорию, всех там положить, многих задержать. Я, когда уезжал, думал, что она сделала свою работу. В моем представлении тогда эта история закончилась. Однако в среду стало известно, что всех "титушек", которых задержали (около 70 человек), отпустили. Это несмотря на то, что они травили газом и применяли физическую силу, в том числе, по отношению к полицейским (среди них, кстати, было много пострадавших). Избили Парасюка. Я отправился газом...

петренко
- Вы заявления не писали?

- Писали. Но до сих пор нет реакции на заявления от пострадавших народных депутатов. Что уже говорить о простых гражданах?!

На следующий день, как "титушек" выпустили, полиция сама же их обратно завела. Тогда в четверг молодежь гражданского корпуса, недооценив противника, пошла вступаться за народ. Причем, в чем были – в шортах и футболках. Была попытка "выбить" со стройки "титушек". Но, во-первых, они натренированы для защиты объектов. Во-вторых, были в касках, противогазах, с газовыми баллончиками. Использовали травматическое оружие. Стреляли какими-то стальными шариками – не знаю, из чего. Полиция это не стала устанавливать – ей было неинтересно. Во время этих столкновений было много пострадавших из ГК "Азов". С серьезными травмами - порядка 30 человек. Пятерых доставили в областную больницу, 11 – в БСП. Остальных зашивали прямо на месте в машинах скорой помощи. Естественно, лучше было бы без этого всего. Но лично я испытываю гордость за парней – они не отступали даже в такой ситуации.

Конечно, полиция выполняла свою работу – пыталась не допустить столкновений ребят из "Азова" с "титушками". Всякий раз, когда парни были на грани захода на территорию, вмешивались полицейские и оттесняли их. Получается, что препятствовали и, по сути, охраняли тех.

Кстати, запомнилась атмосфера тех событий. Она чем-то схожа на Майдан. Тогда ведь на баррикадах, на самом деле, было небольшое количество людей – несколько сотен. А за ними стояли тысячи и поддерживали, чем могли – и морально, и материально…

- То есть, местные жители тут помогали?

- Отказывали помощь раненым, приносили воду, еду.

Когда обсуждали, какой должен быть финал этой истории, я говорил: "Люди должны зайти на свою территорию и восстановить свои права над парковкой, которая находится у них во дворе. Точка".

- Были разговоры, что "Азов" имел на стройке свой интерес.

- В чем?! Местные жители скинулись и наняли "Азов"?! Это смешно.

А вот "Киевгорстрой" неоднократно через посредников пытался вести какие-то переговоры. Я всякий раз отвечал им, что нет смысла. Не потому, что мы тут на каком-то пафосе или гордыне. Нам просто не о чем говорить – нет предмета дискуссии. Нам от них ничего не надо – ни квартир, ни денег, ни компенсаций. Цель – чтобы люди восстановили свои права. Поэтому пообещать, что нас там больше не будет, мы не сможем. Потому что если местных жителей будут продолжать обижать, мы снова появимся. Застройщик с ними должен приходить к согласию. У нас с ними договоренность - мы помогаем, пока они нам не скажут: "Спасибо, до свидания".

- Вообще-то права человека защищаются в суде, а не в драке с помощью "Азова", "Донбасса" или еще кого-то.

- Конечно, в идеале хочется жить в правовом государстве, где честные суды и чиновники, а документы выдаются и получаются согласно закону. Ясно, что какие-то акты у застройщиков есть. Но в данном случае они их выписали сами себе. Это одна "шайка-лейка". Поэтому стройка условно легитимная. Такая же, как предыдущий Президент, который сейчас находится в Ростове. У него ведь тоже до сих пор есть соответствующее удостоверение. По большому счету, все, что было на Майдане, – противозаконно. Но когда государство не выполняет свои функции, народ сам становится законом…

- Это опасный прецедент.

- Я ни в коем случае не говорю, что это – единственно верный путь отстаивать свои права. Но, к сожалению, на сегодняшний день единственно возможный. Можно выписывать любые документы. Однако главным разрешением на строительство должно быть от местных жителей.

- Ты говорил о поведении полиции во время этих событий на стройке. В руководстве Нацполиции есть "азовец" - Вадим Троян. Не станет ли ваша борьба каким-то конфликтом интересов?

- У нас нет желания идти на конфликт с полицией. Это был побочный эффект и издержки в процессе, когда "Азов" вписался за людей, помогая отстаивать им своими права. Думаю, действия Святошинского райотдела в той ситуации станут предметом особого разбирательства.

"АЗОВ" НЕ ГОТОВИТСЯ К ДОСРОЧНЫМ ПАРЛАМЕНТСКИМ ВЫБОРАМ"

- Сейчас много говорят на тему, что таким образом "Азов" начал предвыборною кампанию. Это так? Вы готовитесь к досрочным выборам?

- "Азов" еще даже не имеет инструмента для участия в выборах – то есть политической партии. Буду честен: такие планы есть. Но гражданский корпус - это формат общественной организации, которые вообще призваны делать мир немножко лучше и прямо сейчас. Мы достаточно быстро выросли из этих "коротеньких штанишек". Та же акция ГК "Азов" под Верховной Радой, когда протестовали против возможного проведения выборов на Донбассе, это уже в чистом виде политика. Учитывая ситуацию в стране, вне этого поля невозможно влиять на происходящее. Поэтому, безусловно, у "азовского" движения есть политические амбиции.

Но к выборам мы не готовимся. Этим можно заниматься, когда известна дата их проведения. Сейчас можно лишь делать личные прогнозы. Где-то к концу осени обострение политической борьбы достигнет определенной точки. Плюс платежки по новым тарифам. Могут возникнуть и другие ситуации, которые мы сейчас просто не можем спрогнозировать. Тогда у тех, кого бы я назвал центром принятия решений в стране, не будет другого выхода, кроме как для создания видимости перезагрузки – проведения досрочных парламентских выборов. Но надо не забывать, что политика – вещь непредсказуемая.

петренко

- Как пойдешь на выборы? С "Азовом"? Сейчас ты – народный депутат от БПП.

- Я в начале разговора говорил о чувстве одиночества, которое у меня присутствует в парламенте. Если опять избираться, то мне неинтересно снова быть в одиночку. Я хочу прилагать усилия для реальных изменений в стране. Поэтому, конечно, хотелось бы быть в Раде большим коллективом единомышленников. Да, таковыми я вижу своих побратимов из "азовского" движения. Хотя я уверен, что политическая партия будет гораздо более широкого спектра. Далеко не только активисты "Азова" будут там задействованы.

- Если есть ощущение одиночества, почему не выйти из фракции? Так как ты – мажоритарщик, мандат они у тебя забрать не могут.

- Я не исключаю, что в какой-то момент так и произойдет. Хотя, да, я избирался от БПП. Я не пришел в парламент и не выбирал, в какую бы фракцию податься. Я с ее символикой, лозунгами и ресурсами был на выборах. Это 2014 год. Пока я в августе не получил предложение от БПП, был очень далек от политики – воевал. У меня даже близко не возникало подобных мыслей. Но мне позвонили, сделали предложение и попросили три дня подумать. Я уже рассказывал эту историю.

У меня самого было достаточно много иллюзий насчет того, какими темпами будет меняться наша страна…

- Тогда все надеялись на быстрые и четкие изменения в лучшую сторону.

- В моем представлении это была дружная работа парламента - все депутаты круглосуточно трудятся, проходить умные, грамотные, эффективные и быстрые реформы.

- Все так думали.

- Что уже говорить о человеке, который был реально далек от политики и находился на войне?! Мне кажется, что даже в Администрации Президента был подобный настрой. Когда меня туда возили "на смотрины", я даже "заразился" определенным энтузиазмом и оптимизмом тех людей, с которыми общался. У меня было ощущение, что они искренне хотели позитивных изменений, которые все ожидали. В том числе и я.

"ДОБРОВОЛЬЦЫ СТАЛИ ЛИШНИМИ НА ПЕРЕДОВОЙ"

- В конце августа командование Нацгвардии распорядилось вывести полк "Азов" из Мариуполя. "Возможно, это делается для того, чтобы бойцы "Азова" не мешали власти и пророссийски настроенному командованию НГУ сдавать позиции и целые города", - так тогда отреагировали у вас в пресс-службе. Ты как для себя видишь эту ситуацию?

- Я бы не стал говорить, что это делается для того, чтобы сдать Мариуполь. Но то, что добровольцы стали лишними на передовой, это факт. Этому есть свое объяснение. Минский процесс – тупиковый и мертвый. Найти ему альтернативу не получается. Основные игроки геополитики за нас о чем-то договариваются. Украина, как принято говорить, остается объектом, а не субъектом этих процессов. Когда опять вступает в силу очередное псевдоперемирие, не нужны бойцы, которые будут жестко реагировать на провокации и стрелять в ответ. Безусловно, сейчас невозможно сравнить нынешнее материальное и техническое обеспечение украинской армии с тем, что было в 2014 году. Но надо посмотреть на контрактную армию. Там огромный процент - это сельские жители, которые понимают, что дома они не заработают 10 тысяч гривен в месяц. Мне иногда доводится общаться с бойцами, которые находятся на передовой. К примеру, вечером 23 августа (накануне парада) я возвращался из Киева на округ. Всегда, когда вижу на дороге ребят в форме, останавливаюсь, чтобы подвезти. В этот раз сели бойцы 128 горно-пехотной бригады. Они не знали, что я - депутат. Я не представлялся. Более двух часов просто их слушал. Много рассказывали о том, что сейчас на передовой – от быта до боевых действий. Говорили о морально-психологическом состоянии бойцов, которые в течение такого длительного времени находятся в условиях позиционно-окопной войны, когда нет наступательных операций. Зачастую задание – просто выживать под обстрелами. Иногда наши Вооруженные силы "огрызаются" и отвечают достаточно серьезно. Сложилось такое ощущение, что у ребят главное – остаться в живых и вернуться на ротацию.

"Азов", наверное, единственный в стране полк, который на 100 процентов сформирован из добровольцев. Они рвутся на передовую. Их трудно удерживать в нормальном морально-психологическом состоянии, потому что "Азов" там не присутствует больше года. Они шли не для того, чтобы получать высокую зарплату и удостоверение участника АТО, а воевать, защищать страну и освобождать наши территории. Оказывается, такие люди на передовой не нужны. Потому что они будут стрелять в ответ во время псевдоперемирия…

петренко

- Поэтому и отвели.

- Безусловно, это одна из причин.

- Год назад мы с тобой говорили о конфликте "Азова" с Генштабом. Получается, сейчас он усилился?

- Можно сказать, что происходит новая волна эскалации конфликта "Азова", в том числе, и Генштаба. Хотя все понимают, что в таких вопросах решение принимается в Администрации Президента. А с Генштабом у нас давние неприятные отношения, которые начались еще с периода наступательной "Широкинской операции", в результате которой была освобождена украинская территория. После чего восточные окраины Мариуполя больше ни разу не поддавались обстрелам. Но залог успешности был, в том числе, что она не особо согласовывалась с Генеральным штабом. Они тогда очень обиделись. Великий стратег и полководец Муженко в одном предложении умудрился о "Широкинской операции" отозвать негативно, а "Дебальцевский котел" назвать профессиональными и спланированными действиями по отводу войск. Это так, чтоб было все понятно.

- Некоторые твои коллеги выступают за смену руководства Генштаба. Это поможет изменить ситуацию? Или проблема не только в Муженко?

- Конечно, не только в Муженко. Вообще проблем очень много. Они находятся в разных плоскостях. Например, то, что "Широкинская операция" (почти два года назад) была последней наступательной, когда освобождалась украинская земля. А для возврата своих территорий должна быть воля у высшего руководства страны. Я не знаю, как будет завтра, но сегодня ее нет. Присутствует лишь желание, как по мне, заниматься бесконечной переговорной возней в Минском процессе.

А то, что есть люди более способные и талантливые, имеющие непосредственно боевой опыт, которые будут эффективнее на должности начальника Генштаба, это очевидный факт.

Ольга Москалюк, "Цензор.НЕТ"


Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
   
 
 
 вгору