EN|RU|UK
  6261  4

 СКАНДАЛ НАВКОЛО БОРЩАГІВСЬКОГО ХІМФАРМЗАВОДУ: ПОЗИЦІЯ КЕРІВНИЦТВА БХФЗ

Суть конфлікту двох гігантів українського фармбізнесу - "Дарниці" і "Борщагівки" - гранично проста. Перша, займаючи орієнтовно 14% ринку, хоче помітно збільшити свою частку. Водночас, у плани "Борщагівки" не входить "продаватися" конкурентам. Відкрито в конфлікт ніхто не вступає, але йде, так би мовити, позиційна війна.

На днях фармфирма "Дарница" обвинила руководителей Борщаговского хифармзавода в том, что они сорвали собрание акционеров. "Дарница, как владелец 30% акций БХФЗ (доля, купленная у общины г. Киева), считает, что завод не хочет вести диалог и обсуждать вопросы работы предприятия со своими акционерами.

Цензор.НЕТ попытался разобраться в причине конфликта – почему компания, которая ищет инвестора заинтересована в серьезном инвесторе, упорно не продает акции тому, кто, на первый взгляд, идеально подходит на роль инвестора. Некоторое время назад мы опубликовали интервью генерального директора фармфирмы "Дарница" Светланы Диденко, где она изложила свой взгляд на проблему. Сегодня предлагаем вам посмотреть на ситуацию со стороны "Борщаговки".

безпалько

… В кабинете Людмилы Васильевны Безпалько, гендиректора БФХФЗ, тихо и уютно. Она сразу выкладывает передо мной несколько табличек и графиков с результатами деятельности завода:


- Нам ставят в вину, что продажи компании росли ниже, чем в среднем по рынку, но разве это говорит о финансовых показателях? Вот, смотрите. Чистые продажи в первом полугодии 2016 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года выросли на 10,6%, чистая прибыль на 123,7%, EBITDA - на 88,9%, Также выросла валовая рентабельность, и сократились операционные затраты. То есть, финансовые показатели очень хорошие, компания планово развивается.

А теперь посмотрим на те же показатели у "Дарницы". Чистые продажи в 1 полугодии по сравнению с аналогичным периодом прошлого года выросли на 19,6%, но при этом EBITDA уменьшилась на 34,8%, а чистая прибыль на 48,9%. Также произошло снижение валовой рентабельности, вдвое выросли затраты на сбыт – то есть, на рекламу. Если не извращать факты и зеркально оценивать ситуацию на обоих предприятиях, становится понятно, где менеджмент работает более эффективно. И наши акционеры также это видят, поэтому выразили свою поддержку руководству БХФЗ во время последнего годового собрания акционеров.

- Возможно, "Дарница" была бы более объективной, если бы вы допустили их к финансовым документам, как они того просят. Вы действительно не допустили на завод их аудиторов?

- Здесь вопрос не в объективности – мы регулярно отчитываемся о финансовых показателях работы предприятия. Информация есть в открытом доступе. Ежегодно мы проходим помимо обязательного украинского, еще и международный аудит. Мы не скрываем наши результаты – "Дарница" как и любой другой акционер имеет возможность получить информацию о работе нашей компании на ежегодных отчетных собраниях акционеров.

Но ведь "Дарница" требует не только финансовые документы, а и массу остальной информации, в том числе копии всех распоряжений генерального директора за этот и прошлый года, а также пытается полностью изменить состав Наблюдательного совета БХФЗ, избрав лишь своих представителей. Официальных гарантий касательно защиты персональных данных и каких-либо объяснений со стороны "Дарницы" по поводу истинных причин такой глубокой проверки деятельности БХФЗ мы так и не получили.

У нас функционирует мощная исследовательская лаборатория, имеется масса данных о разработках новых препаратов, которые являются коммерческой тайной. В руках недобросовестной компании, особенно, если это твой конкурент, эта информация может нанести непоправимый ущерб компании БХФЗ и ее акционерам.

- Вы коснулись темы новых препаратов…

- Начиная с 2011 года, мы разработали и запустили в производство 25 препаратов. Только за первое полугодие этого года – 3. За то же время на "Дарнице" запущено 13 новых препаратов, и в первом полугодии 2016 – 2. В течение двух следующих лет мы планируем ввести на рынок еще 6 новых препаратов, при этом еще три сейчас проходят регистрацию. В 2016-18 годах мы планируем инвестировать в модернизацию производства и разработку лекарств свыше 400 млн. грн.

Но при этом "Дарница" на новых препаратах заработала 47 млн грн., а мы всего 28 млн. грн.

- Почему?

- Тут дело не только в производстве, но и в стандартах жизни. Я хочу жить в совсем другой стране, такой, как, к примеру, Австрия, где все живут обеспеченно и очень мало очень богатых людей. Там об олигархии вовсе не говорят. Еще когда наше предприятие только создавалось, мы сели и обсудили, как будем развиваться дальше. Как жил Советский Союз мы видели, но хотели создать современное европейское предприятие. Тогда у нас для этого были только желания. Но подумали, что если у нас хватит сил и ума, то мы сможем реализовать свою мечту и, к тому же, зарабатывать деньги. А то, что мы будем зарабатывать, мы будем делить на 3 части: на реконструкцию предприятия, на разработку новых препаратов и на социальную сферу.

Чтобы заработать больше в условиях, когда нет страховой медицины и врачи не соблюдают стандарты лечения, нужно тратить много на рекламу. Как это делает "Дарница" и не только она. Мы же не можем позволить себе значительные расходы на рекламу в ущерб социальным программам.

- Вы так много тратите на социалку?

- Да, у нас очень большие социальные затраты, но зато наши сотрудники и во время работы на заводе, и после выхода на пенсию чувствуют себя защищенными.

Все время, кроме двух лет после кризиса 2008-го года, мы платим дивиденды. В прошлом году они составили почти 28% от чистой прибыли предприятия. В то же время в открытых источниках есть информация, что ранее акционеры "Дарницы" подавали в суд на "Дарницу" за то, что она никогда не выплачивала дивиденды. Это было, правда, давно, еще в 2006 году, может, с тех пор все и изменилось.

С тех пор, как появился закон о негосударственных пенсионных фондах, те компании, которые считают, что наша страна должна быть человечной, начали выплачивать своим людям пенсии еще и в негосударственные фонды. Мы создали свой негосударственный пенсионный фонд и ежемесячно отчисляем туда средства. И когда наши работники выходят на пенсию, в зависимости от того, какая была зарплата, кто-то получает 50 тыс., кто-то 80. И чем дольше люди будут работать, тем больше накопится средств. Можно забрать деньги сразу, а можно разделить эту сумму и получать ежемесячную прибавку к государственной пенсии. Так поступают в Европе – к этому приучаем своих сотрудников и мы.

Далее, у нас есть очень хорошая столовая, в которой люди ничего не платят за обеды. Тут, конечно, мы преследовали несколько целей. С одной стороны, это забота о сотрудниках, а с другой – хотели сделать так, чтобы люди на производство не носили продукты из дома. Нам нужно, чтобы на производстве все было чисто и стерильно, потому что мы давно работаем по европейским стандартам GMP.

безпалько

- Поэтому люди и не готовы продавать свои акции, даже по такой привлекательной цене, как предлагает "Дарница"?

- Ну, сколько реально стоят наши акции, я не скажу, потому что сейчас экономика в стране упала, никто ничего не продает. Сейчас выгодно покупать. Что бы мы не говорили, что мы все растем лишь в гривневом эквиваленте, в долларах-то мы резко упали. Кто бы к нам ни пришел – любой инвестор – будет нам предлагать очень низкую цену. В прошлом году город свою часть акций продал на наш взгляд очень дешево – 3100 акций за 171,8 млн грн (55 тыс. 433 грн за акцию). Это даже дешевле первоначальной цены в перерасчете на цены, когда завод только создавался и город получил свою часть акций. Но, как пояснили мне в администрации, городу нужны были эти деньги.

И владельцы небольших пакетов акций – а это всё наши сотрудники и пенсионеры – понимают, что сейчас не время продавать акции. И несмотря на сильное давление и всякие небылицы, распространяемые о предприятии, они не продают свои акции.

- Что за давление?

- Компании, которые называют себя представителями "Дарницы" в плане покупки акций, оказывают серьезное давление на сотрудников. Они где-то берут персональные данные акционеров, приходят к людям прямо домой или звонят по телефону и настойчиво предлагают продать ценные бумаги. Вот у меня несколько сотрудников обратились к адвокату, и хотят подать коллективный иск в суд. Когда старенькой бабушке звонят домой, называют ее данные, говорят, сколько у нее акций во владении и требуют продать, то она очень пугается. Одной сотруднице эти странные представители не только сообщили точно число ее акций, но даже напомнили о том факте, что у нее в США живет дочь, которая также владеет акциями! Еще к одной сотруднице заявились домой и буквально-таки отчитали, что она живет не по месту прописки! Откуда такая информация? Что за представители такие, которые занимаются оперативно-розыскной деятельностью? Законно ли это?

- Скажите, вот "Дарнице" вы не готовы продавать акции, в то же время была информация, что БХФЗ сотрудничает со скандальным предпринимателем Борисом Литовским.

- Про Бориса Литовского только читала в интернете. Это какая-то очередная утка. Я даже не знакома с этим человеком. Все эти статьи со страшилками нужны для запугивания акционеров, чтобы они решили, что с заводом какая-то беда.

безпалько

- Какого же инвестора вы ищете?

Усилиями руководства и коллектива построено современное фармацевтическое предприятие в Украине, которое в своем портфеле имеет, в том числе, и оригинальные препараты. Разумеется, для этих препаратов необходимы новые рынки. Нам не нужно искать инвестора – результаты нашей работы будут лучшим сигналом для заинтересованных компаний.

Сегодня правят бал крупные компании, которые разрабатывают оригинальные препараты. Нам важно понимать, готов ли потенциальный инвестор вложить в развитие не какие-то миллионы гривен, а серьезные суммы. Мы считаем, что у "Дарницы" нет таких средств, как нет и необходимого опыта работы по созданию оригинальных препаратов, их выведению на другие рынки. Нужен инвестор, который занимается оригинальными препаратами.

К нам приходили, и не один раз, иностранцы, но ни разу не пришли те, кто заинтересован в оригинальных препаратах, кто разделяет наши взгляды на развитие глобальной медицины в целом. Фирм-оригинаторов в мире не так уж много. Приходят, как правило, посредники. Это большие банки, которые занимаются продажей акций. Наши разработки – препараты – это как наши дети, хочется, чтобы у них была удачная судьба и очень жалко, если в погоне за добычей их погубят.

Татьяна Галковская, "Цензор.НЕТ"
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
   
 
 
 вгору