EN|RU|UK
 Суспільство
  5904  8

 "БОЖЕ, БЕРЕЖИ АВДІЇВКУ!" - СЛОВА НАПИСАНІ ПІД МОЇМ ВЕЛИЧЕЗНИМ ПОРТРЕТОМ НА РОЗБОМБЛЕНІЙ ДЕВ'ЯТИПОВЕРХІВЦІ, ДЕ ЧОЛОВІКА ПОРАНИЛИ", - ВЧИТЕЛЬКА МАРИНА МАРЧЕНКО

Викладач української мови та літератури 72-річна Марина Марченко, яка раптово стала символом містечка на Донбасі, зараз активно шукає кошти на покупку ендопротеза для чоловіка, який, спускаючись у підвал під час чергового нічного обстрілу, впав і зламав шийку стегна пораненої ноги.


учитель марченко


Австралийский художник выбрал снимок Марины Григорьевны из нескольких десятков других портретов. Что-то он увидел в глазах этой женщины, которая более пятидесяти (!) лет преподает в Авдеевке украинский язык и литературу. Но, как известно, в жизни ничего не происходит случайно. Австралиец нарисовал мурал на стене разрушенной многоэтажки, которая "смотрит" на Донецк. Взлетная полоса аэропорта, где держали оборону  легендарные украинские "киборги", - всего в километре. С той стороны и шли обстрелы... Год назад, осенью 2015 года, девятиэтажка стала символом войны в общем-то мирном городе. А теперь, с появлением на ней портрета Марины Григорьевны, еще и объектом искусства. Не простой оказалась и история женщины, чей портрет выбрал художник для изображения на разбитом доме. Муж учительницы был ранен два года назад тут же, и за его здоровье Марина Григорьевна сражается до сих пор...

"АВСТРАЛИЕЦ НАРИСОВАЛ МНЕ ТАК МНОГО МОРЩИН, ЧТО Я ДАЖЕ НЕМНОГО РАССТРОИЛАСЬ"

Когда я поднялась на третий этаж школы №2 и постучала в кабинет географии, где в тот момент Марина Григорьевна проводила занятие с учениками, ко мне вышла женщина, лицо которой выглядит значительно моложе, чем изображенное на девятиэтажке.

– Если смотреть издалека, то, конечно, я похожа, но когда я подошла ближе и увидела, как много морщин нарисовал австралиец, немного даже расстроилась, – улыбается Марина Григорьевна. – И такие они глубокие. Кажется, сейчас по ним слеза побежит... Я выгляжу лет на пятнадцать старше. Но я же понимаю – это видение художника. Он специально выбрал такое место на стене, чтобы взгляд с портрета был направлен туда, откуда обстреливают Авдеевку. И мне очень нравятся слова, написанные на соседней с моим портретом стене: "Боже, береги Авдеевку!" Мы же все об этом молимся. Если б могла, защитила бы родной город от войны. Но как это сделать?


учитель марченко

Вы знали, что ваш портрет рисуют на девятиэтажке?

– Даже не догадывалась. О том, что он там появился, мне сказали ученики. Конечно же, я пошла посмотреть. И только тогда поняла, зачем несколько месяцев назад попросили принести фотографию в исполком города. Думая, что это для размещения в какой-то газете, принесла снимок, который мне очень нравился. Я там помоложе, в красивой красной кофточке. Только сейчас мне рассказали, что фотографии собирали для австралийского художника, у которого возникла идея сделать мурал в нашем городе. Когда он приехал, перед ним разложили несколько десятков портретов. Он выбрал мой. После чего его привезли ко мне в школу. Мы познакомились. Мы немного поговорили через переводчика. На прощание обнялись. Но я не знала, ни кто это, ни что он собирается рисовать... Говорят, когда он вышел из школы после нашей беседы, сказал: "Я не ошибся в своем выборе"...

учитель марченко

Чтобы нарисовать портрет на стене, сначала на нее спроецировали снимок через проектор. Художник Гвидо Ван Хелтен сделал контуры, а затем уже наносил краски из баллончиков. Работал австралиец в бронежилете и каске. За два дня мурал был готов. И за это время по украинской территории в радиусе двух километров от места работы художника было произведено более ста минометных ударов.

учитель марченко

учитель марченко

учитель марченко

учитель марченко

учитель марченко

Фоторепортаж о создании мурала опубликован фотографом RFE/ RL.

Сложно представить, что чувствовал австралиец, находясь в люльке рядом с выбитыми окнами, касаясь изрешеченной снарядами стены, понимая, что за спиной у него находится оккупированный Донецк, откуда по Авдеевке велись и, к сожалению, продолжаются обстрелы. "Цель этой работы – привлечь мировую общественность к этой территории, где каждый день звучат взрывы", – написал куратор проекта Art United Us Гео Лерос в Фейсбуке.

Работы австралийца знают киевляне – в центре столицы он нарисовал Лесю Украинку...

мурал

...а на бульваре Леси Украинки изобразил девочку в вышиванке:

учитель марченко


Также Гвидо Ван Хелтен создал мурал и на реакторе Чернобыльской АЭС:

учитель марченко

"КАЖДЫЕ ВЫХОДНЫЕ ПРОВЕДЫВАЮ МУЖА. ЧТОБЫ ТРАТИТЬ МЕНЬШЕ ДЕНЕГ, ЕЗЖУ НА ДВУХ ЭЛЕКТРИЧКАХ"

Марина Григорьевна живет в соседнем доме с девятиэтажкой, которая сначала стала символом обстрелянной Авдеевки и которую до войны за яркие цвета фасада называли "разукрашкой". Именно возле этого здания муж учительницы год назад получил тяжелое ранение.

– Был период, когда у нас в домах не было воды, – рассказывает Марина Григорьевна. – Ее нужно было набирать на насосной станции в определенное время. В очереди приходилось стоять по несколько часов. Вот муж и пошел за водой, а мы с дочкой, которая, как и я, работает преподавателем, – в школу. Это было в ноябре 2014 года, два года назад... В тот день по Авдеевке выпустили 12 снарядов. Их осколки попали как раз в то место, где собралась очередь за водой. Несколько человек погибли. Среди них была и наша соседка – ей оторвало ноги и руки... Многие получили ранения. В том числе и мой муж. Он вместо того, чтобы спрятаться, побежал за своими пластиковыми емкостями с водой. Осколок попал ему выше колена левой ноги.

Год он находился в больнице имени Мечникова в Днепре. Девять месяцев пришлось лежать. Кости были зафиксированы аппаратом Илизарова. Когда его сняли, началась реабилитация, разработка. Мужу разрешили вернуться домой, когда он еще ходил на костылях. Кстати, их ему подарили бойцы. Обычные костыли, которые упираются в подмышки, натирали, были неудобными. А эти – с упором под локти – гораздо комфортнее. Дома муж ходил даже с одним. И вот 22 июля 2015 года во время очередного обстрела мы потихоньку пошли в подвал. Но ступеньки за эти два года войны стали такими побитыми, что вылезла арматура. Муж наступил на нее, подвернул ногу и упал. Опять его отправили в Днепр. И там определили, что он сломал шейку бедра раненой ноги. С тех пор супруг дома не был.

учитель марченко

Марина Григорьевна и Виктор Дмитриевич живут в браке 50 лет, но юбилей в этом году не отпраздновали – почти год мужчина находится то в клинике, то у родственников в Днепропетровской области

– Неподалеку от Днепра живут наши родственники, – продолжает Марина Григорьевна. – Каждые выходные я езжу проведать мужа. Изучила расписание и маршрут электричек. Две мне подходят. Так и денег трачу меньше на дорогу. Врачи пока не могут точно сказать, можно ли будет поставить мужу искусственный сустав. Нога была раненой, в ней могут оставаться мелкие осколки. Недавно специалисты провели уже вторую так называемую провокацию, которая показала, как реагируют кости и ткани на вмешательство, возможен ли гнойный процесс. Всего их нужно сделать три. Врачи не раз мне говорили: "Наберитесь терпения. Нужно убедиться, что после установки протеза не разовьются грозные осложнения". Вот мы и ждем. Когда специалисты проводят провокации, муж находится в клинике, под их наблюдением. Затем его отпускают к родственникам. Он ходит с помощью костылей, но не долго. Сидеть не может. Поэтому ест стоя. Если бы вы знали, как мне хочется ему помочь! Так надеюсь, что все пробы покажут: искусственный сустав можно устанавливать. Правда, тогда возникнет вопрос, сколько стоит такое устройство и где взять деньги. Я уже откладываю сколько могу...

"В АВДЕЕВКЕ БОЛЬШЕ ВЗРОСЛЫХ ЛЮДЕЙ СТАЛИ ГОВОРИТЬ ПО-УКРАИНСКИ"

Пообщавшись с представителями фирм, которые привозят искусственные суставы в Украину, я узнала его приблизительную стоимость. Он обойдется не менее, чем в пятьсот долларов. Понятно, что для Марины Григорьевны это неподъемная сумма.

– В начале декабря Виктор Марченко приедет к нам на третью провокацию, – говорит заведующий отделением ортопедии и травматологии №2 Днепропетровской областной клинической больницы имени И.И. Мечникова, заслуженный врач Украины, врач ортопед-травматолог высшей категории Александр Губарик. – После минно-взрывных травм, которая была у этого жителя Авдеевки, зная и понимая все риски, с этим связанные, мы должны убедиться, что операция по эндопротезированию пройдет без инфекционных осложнений. Поэтому перестраховываемся, проводя все эти дополнительные обследования. Виктор Дмитриевич не самый сложный наш пациент. Просто у него произошло такое стечение обстоятельств, что он сломал шейку бедра раненой ноги. Это и оттягивает саму операцию. Но методики лечения стандартные. Мы ими владеем в полной мере. Сейчас мужчина передвигается с помощью костылей, пострадавшая нога у него стала короче здоровой. После операции по замене сустава все это исправится, ноги снова станут одинаковой длины. К сожалению, у нас нет возможности выделить пациенту бесплатный эндопротез, потому что их в нашем арсенале просто нет. Все пациенты вынуждены покупать их сами. Если для этой семьи соберут средства и купят искусственный сустав, мы его вживим как только проведем третью провокацию. Медикаменты для проведения вмешательства у нас есть, на это тратиться не придется.

Рассказывая о муже, о его ранении и лечении, Марина Григорьевна начинает плакать. Видя ее слезы, ученики подходят, обнимают учительницу за плечи и просят: "Не плачьте, все будет хорошо". Здесь, в авдеевской школе, царит дружелюбная, практически семейная атмосфера. "Понимая, насколько тяжело приходится нашей коллеге, мы кинули клич и собрали небольшую сумму денег – сбрасывались, кто сколько мог. Понимаю, что получилось мало, но очень хочется поддержать нашу коллегу. Она так настрадалась за эти годы", – сказала одна из преподавательниц школы, провожая меня к кабинету Марины Григорьевны. Кстати, по документам у учительницы другое имя – Мария.

– Нас в семье было 11 детей, – улыбается моя собеседница. – Брат, оформляя нас, немножко напутал: кому год приписал, кому имя другое дал. Но меня дома всегда называли и называют Мариной. Я сама родом из Кировоградской области. Училась в пединституте в Славянске, затем в Ворошиловграде – теперешний Луганск. По направлению попала в Авдеевку. И живу в ней так давно, что она стала для меня родной. 35 лет была завучем...

Раньше Марина Марченко преподавала в другой школе Авдеевки, но ее разбомбили, как и несколько других. Детей объединили под крышей школы №2, сюда же перешли и преподаватели.

– Я преподаю украинский язык и литературу уже 51 год, – говорит Марина Григорьевна. – Все годы живу и работаю здесь, в Авдеевке. Никогда не могла подумать, что у нас будет война. Муж мой – преподаватель музыки. Мы с ним и познакомились потому, что он играл, а я пела. 11 июня этого года исполнилось 50 лет, как мы поженились. Но юбилей так и не отметили...

Марина Григорьевна, какие книги у вас любимые?

– Я очень люблю "Зачаровану Десну" и "Україну в огні" Александра Довженко и "Тигролови" Ивана Багряного. Сюжеты двух последних как будто перекликаются с теперешними событиями в Украине. И знаете, во время войны дети стали лучше воспринимать литературу. Они же тоже все сравнивают, все понимают. Но от русского языка и произведений Пушкина, Толстого, Куприна мы не отказываемся. Слова Шевченко: "І чужому научайтесь, й свого не цурайтесь" впечатались в сознание детей. Они хорошо понимают их значение. Три раза в неделю в каждом классе средней школы я провожу уроки русского языка и литературы. Иногда дети смешат меня: "Что такое глагол? А, это же дієслово по-нашему”. Сравнивают слова двух языков. И украинский им теперь понятнее. От своих коллег, которые преподают на оккупированных территориях – не все смогли уехать в силу самых разных обстоятельств, знаю, что там в школах украинский практически полностью запретили. Если где-то еще и есть – то всего один урок в неделю! И считаю, что мы ведем себя мудрее, изучая русскую классику.

Еще я замечаю, что в Авдеевке больше взрослых людей стали разговаривать по-украински. И знаете, что приятно? Мы сами стали больше ценить свой городок. В этом классе, в котором у меня сейчас урок, троих детей родители увезли из зоны войны. Один жил в Доброполье, другой в Запорожье, третий в Харькове. Но все они, полгода назад вернувшись в Авдеевку, говорят: "Там было хорошо, к нам нормально относились. Но здесь все родное"...

Ко Дню защитника Украины, 14 октября, я попросила детей написать письма нашим военным. Читая их, наплакалась! Дети обращаются к бойцам самыми замечательными словами: "Родненькие, любимые, дорогие". И просят: не отходите от нас, не оставляйте нас, защитите...

– Как вы думаете, как и чем закончится эта война?

– Ой, – тяжело вздыхает Марина Григорьевна. – Иногда мне кажется, это никогда не закончится. У нас же каждую ночь слышны обстрелы. И куда прилетят снаряды – никогда не известно. После того, как муж упал и поломал бедро, я в подвал не хожу. При первых взрывах выхожу в коридор, прислоняюсь к стене соседней квартиры – она несущая, должна выдержать, если что... И молюсь... Когда все затихает, еще долго размышляю: ложиться или нет. Вроде бы нельзя привыкать к взрывам, нельзя на них не реагировать, но последние полгода иногда уже и не прислушиваешься к звукам вокруг. Так себя ведут многие жители Авдеевки. Идет обстрел, а кто-то собирает ребенка в школу, кто-то идет в магазин, я беру сумку и – в школу. А что делать? Нужно работать, чтобы мужа вылечить...

Перечислить деньги на покупку эндопротеза для Виктора Дмитриевича, его лечение и поддержку семьи можно на карточку Приват-банка 5168 7420 2342 6657 на имя Марии Марченко

Виолетта Киртока, "Цензор.НЕТ"
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
   
 
 
 вгору