EN|RU|UK
 Економіка
  3773  9

 ПІДВІШЕНИЙ ОПЗ

Черговий зрив приватизації ОПЗ вивів главу українського уряду із себе, підштовхнувши Володимира Гройсмана до публічного прочухана відповідальним за приватизацію чиновникам Фонду держмайна. Реальні українські інвестори дискредитувалися на користь примарних іноземних покупців.

В итоге от борьбы за Одесский припортовый завод отказались и те, и другие.

Все пропало

В информационной среде тема причин срыва приватизации ОПЗ постепенно отходит на второй план. Теперь больше заботит интрига дальнейшей судьбы стратегического предприятия. А именно – когда состоится новый конкурс, снизит ли Кабмин стартовую цену, расширится ли пул потенциальных интересантов, будет ли предприятие приносить прибыль украинскому бюджету или будет окончательно потеряно.
В конкурсе, который должен был состояться 14 декабря 2016 года, интерес к активам ОПЗ изначально проявили ПАО "Укрнефтебурение" из группы "Приват" Игоря Коломйского, Glenshee Hoidings LTD из группы DCH Александра Ярославского, IBE Trade американского миллиардера с украинской родословной, друга и бизнес-партнера Дмитрия Фирташа Александра Ровта и арабская инвесткомпания Amjad Investments.

Однако, 6 декабря 2016 года, первый заместитель директора ОПЗ Николай Шуриков сообщил об отмене торгов из-за отсутствия заявок потенциальных инвесторов.

Фирташ: аппетит "кредитора"

Пожалуй, наибольший интерес к приобретению активов ОПЗ, вот уже не один год проявляет Дмитрий Фирташ. После того, как олигарх постепенно завладел активами четырех из шести химических предприятий страны, стремление к монополизации рынка вполне объяснимо. Для установления полной монополии Фирташу не хватает активов двух компаний – Одесского припортового завода и "ДнепрАзота". Впрочем, последнее принадлежит Коломойскому, и прибрать к рукам "ДнепрАзот" у Фирташа не получится. Однако, расширение портфеля химических активов с учетом вероятной покупки ОПЗ, приблизило бы олигарха к цели – практически полному диктату условий на украинском рынке.

Сам Фирташ не мог участвовать в аукционе. И, по мнению экспертов, его интересы должен был представлять старый друг и бизнес-партнер Ровт, который перепродал бы ему за символическую цену завод в знак дружеских отношений.

Однако, Фирташ планировал не только получить предприятие, но и вернуть долги, которые накопились у ОПЗ перед его компанией "РГК Трейдинг". Сумма задолженности, признанная всеми мировыми судами, куда обратился Фирташ, уже перевалила за $340 млн, из которых долг в 4 млрд грн признал Одесский апелляционный хозяйственный суд еще в декабре 2014 года. Валютную же часть долга признал к возврату Стокгольмский арбитраж весной 2016-го. Кстати, решение Стокгольмского арбитражного суда и имеет-то, по сути, своей целью заблокировать процесс приватизации ОПЗ, взвинчивая цену до неразумного при нынешней конъюнктуре размера.

Таким образом, можно полагать, что Фирташ пытается отомстить украинскому правительству за свое оттеснение от постреволюционного передела собственности. А власть попыталась в обход решения Стокгольмского арбитража переложить долги на новых инвесторов уже после приватизации ОПЗ.
Инвесторам, такие маневры, безусловно не понравились, так как с учетом долгов перед Фирташем, стоимость предприятия автоматически повысилась бы с $200 млн до минимум $540-550 млн.

Коломойский: "Нортимы"

После разрыва экономических связей с Россией, Одесский припортовый завод автоматически превратился для украинского правительства в обузу особо тяжелого веса. Завод, действительно, теоретически уникальный с более чем "вкусными" возможностями. Однако, все дело упирается в трубы. Во-первых, полную загрузку предприятия газом, причем дешевым газом, который бы позволил обеспечить рентабельность продукции, может только Россия. Во-вторых, предприятие исторически привязано к трубопроводу "Тольятти – Одесса". Именно эти факторы лежат в плоскости бизнес-интересов к активам ОПЗ экс-губернатора Днепропетровщины Игоря Коломойского. Дело в том, что давние бизнес-партнеры украинского олигарха Владимир и Сергей Махлаевы, в интересах которых Коломойский, скорее всего, и пытался купить ОПЗ, являются собственниками "Тольяттиазота". Предприятие находится на одном векторе с аммиакопроводом "Тольятти-Одесса".

Получить в собственность украинскую часть трубы россияне мечтали всегда. Впрочем, решение руководства РФ ввести в эксплуатацию, в 2017 году, первую очередь новой перевалочной базы на Тамани в обход Украины, а уже к 2020 году запустить полный цикл, существенно снизили интерес Махлаевых. Возможно, но по этой причине, даже предложенная украинским правительством условная цена в $200 млн, с учетом долгов перед Фирташем, оказалась для Коломойского неинтересна. Он не смог бы выгодно перепродать ОПЗ своим российским партнерам. А для бизнеса экс-губернатора сейчас не лучшие времена. Сегодня Коломойский не настолько богат, чтобы вкладывать остатки капитала в неликвидные активы и их дальнейшую капитализацию.

Хотя, вполне возможно, в сердце Коломойского стучит пепел "Нортимы". Как известно, 29 сентября 2009 года принадлежащая Коломойскому "Нортима" выиграла конкурс по приватизации ОПЗ, купив предприятие за 5 млрд грн (на тот момент - $624,2 млн) Однако, конкурс был признан недействительным. Коломойскому до сих пор не вернули залог в 400 млн грн, а "Нортима" продолжает судебные тяжбы за права собственности на ОПЗ. Таким образом, есть вероятность того, что борьба за актив является в определенном смысле делом принципа.

Ярославский: уходить, не уходя

Достаточно неожиданным оказалось участие в конкурсе по приватизации ОПЗ Александра Ярославского. И хотя бизнесмена эксперты называли одним из двух реальных инвесторов (в силу того, что у него есть свободные деньги, опыт успешного развития Черкасского "Азота" и уходящая корнями в 90-е дружба бизнесменами всего постсоветского пространства) вкладывать кровно заработанные капиталы в смутных геополитических обстоятельствах ему тоже не с руки. По крайней мере, в предложенном ФГИУ формате.

6 декабря группа DCH распространила заявление с объяснением причин своего отказа от участия в конкурсе, в числе которых были названы растущая кредиторская задолженность, наличие разбирательства в АМКУ и исполнительного производства. Впрочем, интереса к заводу Ярославский, судя по всему, не утратил. Уже 8 декабря пресс-служба DCH заявила о создании международного консорциума с целью покупки Одесского припортового.
"Несмотря на то, что конкурс по продаже пакета акций ОПЗ, назначенный на 14 декабря, не состоялся, группа DCH подтверждает свою заинтересованность в приобретении данного актива. Оптимальной организационно-правовой формой для этого мы считаем международный консорциум. В настоящее время мы находимся в процессе переговоров с другими заинтересованными бизнес-структурами, в том числе крупными международными банками", - заявили в DCH. Позже стало известно, что к созданию консорциума группа DCH намерена привлечь финансово-холдинговую компанию Rothschild&Co, контролируемую французской и английской ветвями семьи Ротшильдов. "Мы имеем намерение привлечь банк Rothschild&Co к созданию международного консорциума по приобретению Одесского припортового завода в качестве советника. В настоящее время мы находимся в процессе обсуждения его роли, как советника", - говорится в сообщении пресс-службы DCH, размещенном на официальном сайте группы.

По мнению экспертов, не исключено, что своим участием в конкурсе Ярославский попутно оказывал услугу украинской власти, поднимая ставки, и мог рассчитывать также на решение вопросов по другим активам.
Но как бы там ни было, ему, пожалуй, единственному в Украине, сегодня продолжает доверять российский бизнес, что помогло бы найти пути поставок на ОПЗ дешевого газа. Хотя, в то же время, сегодня даже микроэкономический компромисс с Россией лежит сугубо в политической плоскости, а от политики Ярославский всегда держался подальше.

Заграничные миражи: обосновавшийся в США друг Фирташа и оманский шейх

Серьезно говорить об инвесторе из Объединенных Арабских Эмиратов не приходилось изначально. Компания юридически не подтверждала своих намерений участвовать в аукционе. И, скорее всего, была разрекламирована ФГИУ с единственной целью – придать аукциону статус международного. Однако, именно арабы первыми "подкузьмили" главе ФГИУ Игорю Билоусу, посоветовав Фонду госимущества вначале погасить кредиторскую задолженность завода перед поставщиками газа, подтвержденную украинскими и международными судами, в том числе Стокгольмским арбитражем, и лишь после этого приглашать инвесторов к приватизации.

Последний шанс

Пока со стороны ФГИУ звучат только апокалиптические прогнозы, касающиеся банкротства или остановки ОПЗ. Хотя привлечение к подготовке нового аукциона структуры уровня Ротшильдов позволит повысить инвестиционную привлекательность ОПЗ. С одной стороны, это поддержка усилий власти, с другой, гарантии для новых собственников. Если эти шаги окажутся успешными, можно предположить, что завод возобновит полноценную работу и еще поработает на экономику Украины. В любом случае, других заинтересованных в приобретении ОПЗ инвесторов, кроме заявивших о себе в проваленном конкурсе, пока нет, и вряд ли появятся.

Ростислав Козыренко
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору