EN|RU|UK
 Суспільство
  6692  56

 Була наснага після введення ліцензування російських книг. Але через піратство і контрабанду видавничий ринок України стагнує, - директор видавництва "Віват" Юлія Орлова

О.Скороход

Як почуваються українські видавці на тлі ліцензування книг із РФ? Чи змінилася їхня поведінка в спілкуванні з західними літературним агентами? Чому плавний перехід на українську мову - це не міф? Що і скільки читають українці й до чого тут Революція гідності? Чому на цьому тлі падають тиражі, а ціни ростуть?

Эти вопросы "Цензор.НЕТ" задал директору издательства "Виват" Юлии Орловой. Предприятие было создано пять лет назад путем слияния двух издательств. За это время оно вошло в тройку лидеров, а по некоторым сегментам явно лидирует.

Була наснага після введення ліцензування російських книг. Але через піратство і контрабанду видавничий ринок України стагнує, - директор видавництва Віват Юлія Орлова 01

- Как изменилась ситуация для вашего издательства после 2014 года? По количеству книг, прибыли?

- В нашем издательстве произошли кардинальные изменения. Если в 2014 году мы издавали около 400 наименований, сейчас их количество увеличилось до 550. С расширением ассортимента улучшилось и качество книг, их оформление, полиграфия, внутренний контент. Прибыль выросла в два раза. До 2015 года большой процент литературы составлял масс-маркет. С 2016 года мы стали издавать больше научно-популярной, подростковой и художественной литературы, выпустили большое количество политических бестселлеров, биографий и нон-фикшн проектов.

- За несколько лет вы нарастили темпы и увеличили количество наименований, выросла прибыль и тиражи. Какую роль в этом росте сыграли государственные новации, которые были анонсированы как зеленый свет для украинских издателей – отмена НДС и лицензирование книг из РФ?

- Лицензирование российских книг, однозначно дало толчок развитию издательств в нашей стране. Потому что при массовом ввозе изданий из России, которое было ранее, многим издательствам просто невозможно было подняться на ноги, конкурировать с русскими книгами. Сегодня большинство мировых бестселлеров представлены на нашем рынке на украинском языке, в Украине все чаще проводят презентации переводных проектов, которые выходят раньше переводов в РФ. Книжный рынок насыщен качественными проектами.

- Какие самые яркие примеры?

- Таких примеров много. Конечно, это серия книг о Гарри Поттере, ее выпустило не наше издательство ("А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА", – ред.). В прошлом году, например, мы выпустили фэнтези Ли Бардуго "Шістка воронів" - бестселлер №1 по версии New York Times и USA Today. Это мировой хит. Книга вышла раньше, чем в РФ.

Була наснага після введення ліцензування російських книг. Але через піратство і контрабанду видавничий ринок України стагнує, - директор видавництва Віват Юлія Орлова 02

- Если в целом взять рынок, как вы оцениваете политику государства по отношению к издательскому делу?

- Тот факт, что мы имеем налоговую льготу в виде отсутствия НДС, безусловно, помогает издательствам. Но, это капля в море других проблем. Действительно было воодушевление после введения лицензирования российских книг. Но сегодня, мы столкнулись с тем, что при отсутствии дальнейшего вмешательства и внедрения комплекса мер государства рынок очевидно стагнирует.

Помощь от государства книгоиздателям необходима, ее осуществляют абсолютно во всех европейских и восточных странах, в Америке. Однако абсолютно очевидно, что на сегодняшний день украинское книгоиздание не является для государства приоритетом. По статистике, предоставленной Книжной палатой, в 2018 году идет резкое сокращение тиражей ориентировочно на 25%. Эти данные не окончательные, так как 2018 еще не подошел к концу, однако статистика за первое полугодие впечатляет своей негативной динамикой. Падение говорит о том, что издательства скоро окажутся на грани выживания.

- Какие проблемы сейчас наиболее актуальны для книжного рынка?

- На сегодняшний день существует три самых болезненных вопроса, решением которых срочно необходимо заниматься: пиратство, контрабанда, отсутствие прозрачной системы пополнения библиотек. Профессионализма, энтузиазма и желания создавать качественный недорогой продукт со стороны книгоиздателей достаточно для того, чтобы книжный рынок Украины был на уровне европейского. Но на вышеперечисленные вопросы должны обратить внимание на правительственном, государственном уровне. Как бы издательства ни объединялись, что бы ни обсуждали, не инициировали и не предпринимали, если не будет соответствующего законодательного регулирования, ситуация будет только ухудшаться.

УРОВЕНЬ КОНТРАБАНДЫ СЕЙЧАС ПРАКТИЧЕСКИ СОПОСТАВИМ С РЫНКОМ ЛЕГАЛЬНОЙ КНИЖНОЙ ПРОДУКЦИИ

- Если взять навскидку, какой процент книг появляется в пиратском виде в сети?

- Более 90% книг, которые появляются в сети, выкладывают незаконно. На сегодняшний день мы и близко не подошли к реалиям и правилам, по которым работает западный рынок. Вопросы защиты интеллектуальной собственности на западе четко очерчены, прописаны, закреплены... У читателей и пользователей интернет-ресурсов не возникает даже мысли о том, чтобы скачать что-либо бесплатно. Да и электронные книги стоят всего на 30% дешевле, чем печатные.

- Могу ли я предположить, что в Украине рынок аудио- и электронных книг практически не существует?

- Лет десять назад был всплеск популярности аудиокниг, затем рынок просел. Сейчас он вновь становится достаточно денежноемким. А вот рынок электронных книг практически убит пиратством.

Хочу обратить внимание на то, что комплекс мер, направленных на защиту электронных книг со стороны государства не просто поможет книгоиздателям, а в первую очередь даст возможность самому государству привлечь дополнительные средства в казну за счет налогов. Плюс у читателей появится более широкий выбор и возможность легально приобрести подписку или прочитать конкретное произведение в удобном для путешествий формате. Однако этот вопрос как был так и остается открытым.

- Какие меры должны быть приняты для борьбы с книжным пиратством и разрабатываются ли они уже?

- Мы имеем ограниченный ресурс влияния на сайты, которые публикуют сканы книг без разрешения. Большинство торрентов, серверов, находится за пределами нашей страны. Единственный наш инструмент – написать письмо с протестом, сообщить о нарушении авторских прав и попросить (требовать) убрать текст из открытого доступа. Теоретически можно судиться, но это очень долго, затратно, с непредсказуемым результатом.

Должны быть штрафные санкции, прецеденты по закрытию сайтов и порталов, публикующих пиратский контент. В нашей стране уже есть примеры по ограничению доступа к некоторым социальным сетям, необходимо внедрить и расширить подобную практику, запустив процедуру государственного регулирования и контроля и в отношении пиратского контента.

- Если говорить о контрабанде книг, какой ее уровень в Украине?

- В связи с тем, что отсутствует достоверная аналитика, приводятся разные цифры. По последним данным, рынок контрабанды на данный момент практически сопоставим с рынком легальной книжной продукции.

- Если контрабанда идет из России, не могло ли введение лицензирования книг из РФ способствовать росту уровня контрабанды?

- Лицензирование, безусловно, могло послужить толчком для увеличения контрабанды. Ввоз книг в обход официальной процедуры увеличился. Но стоит обратить внимание также и на наличие контрафактной продукции, изготавливаемой в нашей стране. Выпуск контрафакта в Украине набирает обороты точно так же, как и контрабанда. Контрабанда и контрафакт существовали и ранее, но не в таких объемах. Пробелы в законодательстве, безнаказанность игроков нелегальной цепочки, бездействие соответствующих фискальных органов, данные факторы безусловно не просто препятствуют развитию издательского рынка, но и подрывают экономику страны.

- Недавно созданный Институт книги может лоббировать принятие нужных решений?

- На мой взгляд, две основные задачи института - популяризация чтения в нашей стране и представление интересов украинских авторов и издателей за границей. Контрабанда и контрафакт - зона ответственности фискальных и правоохранительных органов. Эти вопросы, конечно может лоббировать Институт, однако не стоит ожидать, что данная организация будет заниматься проблемами, решение которых в компетенции других органов.

- Есть еще одна проблема, которую вы не озвучили, – кадровый голод для издательского бизнеса. Давно говорят о кризисе в этой сфере. Некоторые издатели сами воспитывают кадры, организуя обучение. Какова политика издательства "Виват"?

- Отсутствие квалифицированных кадров, безусловно, одна из проблем украинских издателей. Редактор или переводчик не может отвлекаться от произведения и работать над 2-3 проектами одновременно. Когда в месяц у вас в плане более 50 рукописей и каждый текст достаточно объемный и специфический, приходится постоянно искать специалистов – переводчиков, филологов, иллюстраторов. Я считаю, что это проблема роста украинского рынка в целом и она относится к категории тех, которые издательства в состоянии решить самостоятельно. Очень важно взращивать и воспитывать профессионалов на местах. Если в компании хорошая, творческая атмосфера, сотрудник видит перспективу роста, ему нет смысла менять работу. Соответственно, можно вкладывать определенное количество времени и финансов на обучение, адаптацию и со временем получить высококлассного специалиста. Считаю, что в команду обязательно стоит брать молодежь, в нашем издательстве практически в каждом отделе есть 3-4 сотрудника в возрасте до 25 лет. Естественно, я заинтересована в обучении и развитии персонала, это необходимость, а не дань моде. Коллеги, которые  по каким-либо жизненным обстоятельствам уходят из издательства, зачастую работают с нами как фрилансеры.

- Вы говорили о категории проблем, которые издатели должны решать самостоятельно. О чем речь?

Существует ряд вопросов, которые издателям необходимо решать коллегиально. В первую очередь, я имею в виду создание единого реестра, электронной базы книг, разбитой по сегментам, направлениям и жанрам и т.д. Это упростит как поиск конкретного произведения, так и ознакомление с перечнем вышедших в каждом издательстве книг, а также поможет издателям отследить незанятые жанровые и тематические ниши.

Следующий важный момент, над которым стоит задуматься, - у нас абсолютно отсутствует любая достоверная аналитика, не проводятся маркетинговые исследования рынка. Анализ рынка и исследования - это серьезный, длительный и дорогостоящий процесс, требующий профессионального подхода. Однако, есть одна вещь, без которой его провести нереально. Это достоверная отчетность всех издательств по определенным маркетинговым критериям.

- Если говорить в целом, как сейчас воспринимают украинских издателей за границей?

- Что-то поменять на Западе в плане восприятия нашей страны крайне сложно. Смело можно сказать, что до 2014 года украинским издательствам уделяли меньше внимания на выставках, чаще давали формальные ответы-отписки на запросы о покупке прав, не особо интересовались ассортиментом продукции отечественных авторов и иллюстраторов. Обычно все происходило следующим образом: российские издательства покупали авторские права на русский и украинский язык на территорию России. Книги издавали исключительно на русском и ввозили их для продажи в Украину. Покупка прав на украинский язык стоила 200-300 евро. Для гигантов российской книжной индустрии такие гонорары были просто мизерными по сравнению с покупкой прав в тысячи долларов и евро, которые они платили за русский язык.

После 2014 ситуация кардинально изменилась. Во-первых, мы попросили разделить копирайты. Стали покупать больше авторских прав, и их стоимость значительно выросла. Если раньше за право публиковать произведение на украинском платили несколько сотен евро, на данный момент купить рукопись и иллюстрации меньше, чем за полторы - две тысячи практически невозможно. Можно сказать, что сегодня для литературных агентов Украина стала полноценным развивающимся рынком. Хотя тиражи в нашей стране безусловно ниже тиражей в Европе, мы – издатели, надеемся их рост, а литературные агентства, можно сказать работает на перспективу.

- Еще один важный вопрос, который волнует многих читателей - это стоимость книг. Что необходимо для того, чтобы книги стали более доступны для украинцев?

- После опубликованной книжной палатой статистики о падении тиражей данный вопрос стоит как никогда остро. При сокращении объемов выпускаемой продукции стоимость всех работ, в том числе перевода и авторских прав, распределяется на тираж и, естественно, ведет к удорожанию экземпляра. Чем ниже тираж, тем выше цена. Я бы очень хотела, чтобы книга была доступной. На сегодняшний день, к сожалению, цену в 150- 200 гривен уже можно считать нормой.

- Это в любом случае гораздо ниже, чем в странах Евросоюза…

- Стоимость книг в Украине действительно ниже. Средняя цена книги в мягком переплете в Европе– 5-6 евро (примерно 186 грн), в твердом – 10-12 евро (примерно 372 грн). Однако если мы сравним уровень дохода украинских и европейских граждан, поймем, что, соотношение заработной платы и стоимости книг не в пользу украинского рынка.

Я знаю, сколько люди читают в Германии, Великобритании, Польше вижу какое там количество книжных магазинов и, соответственно, какие там тиражи. Для этих стран средний тираж – 10 тысяч. У нас же – 4 тысячи. К примеру, в Латвии большинство произведений печатают тиражом в 3 тысячи экземпляров, при этом население Латвии меньше, чем в Украине примерно в десять раз.

- На фоне всего сказанного, как воспринимаете, когда президент или премьер фотографируется с книгами? Ваши издания также удостоились такой чести.

- Я положительно отношусь к подобным вещам и приветствую любые формы популяризации чтения. Хорошо, когда лидеры мнений - политики, бизнесмены, деятели искусства и спорта составляют и публикуют подборки и ТОПы рекомендованной литературы, фотографируют и постят новинки в социальных сетях. Это дает возможность читателю быстро определиться и найти свою книгу. И, безусловно, это не стоит воспринимать как рекламу. Подобные проявления повышают престиж книги в целом.

СЕГОДНЯ КНИГИ НА РУССКОМ ПРОДАЮТСЯ ЗНАЧИТЕЛЬНО ХУЖЕ

- Насколько сейчас выгодно издавать в Украине книги на русском языке? Украинский сегмент значительно вырос, и многие говорят о постепенной замене русского языка украинским в публичном пространстве.

- Несколько лет назад у нас была практика, когда мы издавали произведение на двух языках. Сегодня книги на русском продаются значительно хуже. После анализа продаж мы приняли решение издавать большинство нашей продукции на украинском. Сейчас 95% книг мы выпускаем на украинском языке. В качестве примера могу привести проект "Незламний" о Мустафе Джемилеве. Мы напечатали тираж на русском и украинском языках. На украинском три тысячи экземпляров продали в течение года. А половина книг на русском языке до сих пор лежит на складе, хотя мы рассчитывали, что произведение о крымскотатарском лидере будут больше читать на русском языке.

Була наснага після введення ліцензування російських книг. Але через піратство і контрабанду видавничий ринок України стагнує, - директор видавництва Віват Юлія Орлова 03

- Вы - харьковское издательство – этот регион традиционно считается русскоязычным. Тенденция перехода на украинский язык прослеживается и на востоке Украины?

- В первую очередь - мы издательство украинское, и поэтому обязаны развивать книгоиздательство на государственном языке. Это является нашей издательской политикой. Когда мы анализируем продажи по регионам, то видим, что и в Харькове, Днепре, Запорожье, в Одессе, и в Киеве, не говоря о Западной Украине, сейчас больше читают на украинском. Мы не прекращаем выпуск книг на русском, но тираж и ассортимент книг сократили.

- По поводу переводов. Лет десять назад некоторые издания грешили тем, что делали украинский перевод с русского, а не с языка оригинала. Это чувствовалось и в лексике, и в построении фраз, и не способствовало ни развитию, ни престижу украинского языка. Если сегодня взять в целом рынок, как с этим обстоят дела?

- Я не располагаю достоверной информацией о состоянии дел в других издательствах. Если говорить о нас, в "Вивате" есть специалист, который контролирует качество переводов. Например, произведение лауреата Пулитцеровской премии Майкла Канингема "Години" мы переводили 3 раза. Потому что работа первых двух переводчиков нас не устраивала. Безусловно, это затягивает процесс выпуска книги, но в данной ситуации приоритетом для нас является качество.

- Отдельно спрошу об издании на украинском языке книг русскоязычных авторов. Например, лауреата Нобелевской премии за 2015 год Светлану Алексиевич вы издавали только на украинском. Одни были довольны, отмечая, что наконец-то издатели поддержали тот принцип, что украинский язык и перевод – самодостаточны. Другие наоборот высказывали недовольство и спрашивали: не логично ли издавать русскоязычных авторов на языке оригинала или на двух языках?

- Есть произведения, которые просто неразумно переводить. Например, тексты Виктора Шендеровича. У него такая манера изложения, что если рукопись перевести на украинский язык, можно упустить, потерять нюансы авторского стиля. Поэтому мы не рискнули это делать. Аналогичная ситуация была с Игорем Губерманом. Я слышала, что перевод его "гариков" существует, но мы издавали его книгу на русском. С текстами Нобелевского лауреата Светланы Алексиевич все иначе, ее произведения просто необходимо было издать на украинском языке. Мы это сделали и получили положительную обратную реакцию читателей. Произведение "У війни не жіноче обличчя" допечатывали.

Була наснага після введення ліцензування російських книг. Але через піратство і контрабанду видавничий ринок України стагнує, - директор видавництва Віват Юлія Орлова 04

- Сколько в среднем занимает производство и издание одной книги?

- Выпуск книги, к сожалению достаточно длительный и затратный процесс. От идеи до издания проходит не меньше года. В среднем еще год необходим для того, чтобы продать тираж и вернуть инвестированные средства. Такой длительный период подготовки рукописи связан со множеством процессов, от перевода и редактирования до иллюстрирования и верстки.

- Вы говорили, что с 2014 года изменилась тематика произведений и жанровые предпочтения, в частности появилось много книг по психологии и популяризации науки. Кто здесь ведет: читатель или издатель?

- Это очень сложный вопрос. Задача любого издательства в том, чтобы и формировать вкус, и отвечать на спрос общества. Безусловно, мы изучаем рынок, потребности, спрос, предложение. Есть направления, жанры и авторы, которые стабильно хорошо продаются всегда. Но мы достаточно часто выпускаем книги на острые, сложные темы, или книги с непривычными для многих иллюстрациями. Причем это может быть и подростковая, и взрослая, и даже детская литература. И как показывает практика, подобные не классические в нашем понимании произведения и книги все равно заходят, потребитель привыкает к новому формату, иллюстративному материалу и содержанию. И это очень важно, так как меняется восприятие, вкусы наших читателей, мы рады, когда у нас получается выйти за рамки и при этом найти отклик в сердцах покупателей.

- Если взять книги на злободневные темы, которые вы издаете, - например немецкий бестселлер "Путинократия" Бориса Райтшустера, в котором он размышляет, как Путин смог поставить на колени целую страну, – как вы отбираете материал? Могу предположить, что не за каждую такую книгу беретесь.

- Ежеквартально к нам поступает около 150 рукописей, и порядка 50 книг рекомендует для покупки прав за границей отдел ВЭД. Выбрать действительно есть из чего. Наш издательский план сформирован практически до конца 2019 года. Поэтому отбор идет очень жесткий. Безусловно, у нас есть свои критерии. Знаю, что бытует мнение, о том, что многие издательства издают книги, которые соответствуют вкусу директора. У меня противоположная точка зрения. У нас есть издательский совет, который состоит из 8 руководителей различных отделов. Каждый его участник высказывает свое мнение о том или ином проекте. Плюс мы изучаем потребности рынка, проводим опрос контрагентов, сегментируем проекты по определенным бизнес-критериям для определенной целевой аудитории. Другой важный критерий выбора рукописи – она должна быть актуальной и злободневной, но не может быть однодневной. Мы стараемся издавать книги, которые будут пользоваться спросом и сейчас, и через 5 лет. Также мы не издаем "желтые" книги.

- То есть, у молодого автора шанс есть всегда?

- На Форуме во Львове мы будем презентовать книгу молодого украинского автора, которому 14 лет. Если рукопись интересная, издательство прилагает максимум усилий для того, чтобы сделать хорошую книгу и донести ее до своего читателя.

- В последние годы на украинском рынке появилось гораздо больше популярных книг по психологии, ведению бизнеса, развитию эмоционального интеллекта. Это мировая тенденция или ответ на запрос украинского общества?

- В Украине это однозначно ответ на запрос общества, так как во всем мире больше популярна художественная литература. За последние 2-3 года спрос на нон-фикшн книги вырос в несколько раз. Читателя стали больше интересовать практические советы специалистов, книги по саморазвитию и мотивации. Например, тираж книги "Емоційний інтелект" Дениэла Гоулмана мы рассчитывали продать за год, а продали за три месяца. Сейчас напечатали второй тираж. Это не единичный случай и пример, и безусловно интерес к подобного рода литературе не может не радовать, ведь 70% аудитории данных книг люди в возрасте от 21 до 45 лет. Это говорит о том, что украинское общество развивается, учится и, что мне больше всего нравится, читает.

Була наснага після введення ліцензування російських книг. Але через піратство і контрабанду видавничий ринок України стагнує, - директор видавництва Віват Юлія Орлова 05

 Ольга Скороход, "Цензор.НЕТ"

Источник: https://ua.censor.net.ua/r3081409
VEhrdlVXNTBRemN3V1hwUmN6bERkMGxPUTJnd1RISlJkblJIUVRCTU4xSm9aRU1yTUV4UmRrdzVRell3VEROUmRVNURlakJNYURnd1RFeFJkVTVETURCTVJGRnpkRU01TUV4cVVtZzVRM2RKVGtkQ01Fd3ZVbWRPUTNjd1RFeFJjMGg2VVdoMFF6a3dXVWhTWjNSRE5EQlpURkpuT1VkRFNVNUROakJNTTFGMVRrTjZNRXhuUFE9PQ==
 Топ коментарі
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору