EN|RU|UK
 Суспільство
  25533  37

 Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар


Автор: Д.Путята

Рівно 4 роки тому, 16 серпня 2014 року, 25 ОПДБр звільнили Комунар, Нижню Кринку, Жданівку, а за декілька днів до того - Вуглегірськ, виконуючи задум стосовно оточення Горлівки.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 01

З корабля на бал

 Потрібно сказати, що маршрут колон проходження розроблявся командуванням бригади із залученням розвідувальної роти бригади, котра провела фантастичну роботу на неконтрольованій території із залученням місцевого населення, котре симпатизувало Україні. Стаття ґрунтується на спогадах сержанта 3 батальйону 25 ОПДБр, котрий брав участь у цих боях. У ній також приведені мої коментарі і деякі уточнення. Описувана операція була доволі масштабною, була залучена вся бригада, тому я сподіваюся на зворотний зв’язок від бійців для уточнення і розкриття цієї військової операції ЗСУ.

Як відомо, в кінці липня на початку серпня українські десантники вели запеклі бої в місті Шахтарськ і його районі, де 1 ПДБ поніс великі втрати у людях і техніці. Почалися бої за курган Савур-Могила. В той час, як 95 ОАЕМБр і 30 ОМБр проводили свій рейд біля Степанівки і виставляли БП в прикордонній смузі, одна з частин ЗСУ не змогла втримати звільнену висоту і під артилерійський вогнем відступили з нею. ЗСУ були змушені знову йти на штурм висоти. Для цього було сформовану зведену групу з бійців 1 ПДБ і їхньою технікою та з приданими десантниками 3 ПДБ, котрі 4 серпня вилетіли з Краматорська на 3 Мі-8 (50 бійців) і висадилися в селі Благодатне, де і зустрілися з бійцями 1-го батальйону під командуванням командира батальйону Євгена Мойсюка. Звідти зведена група і вирушила полями до Петрівського, звідки і 5 серпня пішли на штурм висоти. Штурм виявився невдалим і лише 7 серпня вдалося повернути контроль над висотою. 11 серпня бійців 3 ПДБ на тих же Мі-8 (на цей раз прилетіло 2, а не 3 гелікоптера) з-під Амвросіївки забрали назад. 1 ПДБ на "своїх гусянках" відійшли також. Оборона була покладена на плечі вже інших підрозділів ЗСУ. 10 серпня зведений підрозділ 25 ОПДБр покинув Луганський аеропорт і вирушив до базового табору бригади – міста Дебальцеве. Таким чином, станом на 13-14 серпня (вже після звільнення Вуглегірська), в районі Дебальцевого стояла вся 25 ОПДБр. Точніше те, що від неї залишилося після кровопролитних боїв під Слов’янськом, Луганським аеропортом, Шахтарськом, Савур-Могилою. Далі була Жданівка, Комунар, Нижня Кринка.

"Пять дней "отпуска" пролетели, как будто их и не было. Большую часть времени потратил на дорогу домой, что самое смешное, возвращаясь из Дебальцево в ППД проезжали в каких-то паре десятков километров от моего городка… Но нужно, как это и полагается, сдать оружие, получить отпускной, да и другие нюансы армейской жизни заставляли сначала посетить часть, а уж потом из нее совершить дорогу назад, к дому. В итоге почти два дня из выделенных пяти ушло на путешествия.

В это время, а точнее 12 августа 2014г., 25 ОВДБр взяла Углегорск с "поддержкой" НГУ. При штурме города понеся ощутимые потери. Десять человек погибшими. Причем шестеро из них уже после взятия населенного пункта, во время минометного обстрела. По словам участников, у противника было минимум два танка, а НГУ, вместе со своими БТР-4 (которые явно чуть крепче) во взятии города участия не принимали, сказав что "это дело военных". Так ли ситуация разворачивалась на самом деле или иначе – сказать не могу, к счастью, этот бой прошел без меня, но и поводов не доверять своим товарищам, которые поведали мне эту историю, также не имею.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 02

Бронетехніка 25 ОПДБр у Вуглегірську, 12 серпня 2014 року

По прибытии в часть после отдыха, попал, если можно так сказать, "с корабля на бал". Не проведя в ППД и суток, получив оружие, БК и собрав пожитки, отправился с колонной обратно в Дебальцево. Но и тут события не заставили себя долго ждать, приехав примерно в час ночи в лагерь, вместо того, чтобы влезть в спальник и вздремнуть, получил задачу подготовить машину. Выезд в 4… Накрылся в общем сон медным тазом. Закончив со своим алюминиевым танком, решил немного покемарить, как только улегся в машине поудобнее, экипаж начал стягивать свои вещи, БК и все, что может понадобиться в походе. Сон снова накрылся. Ехали как всегда "на два дня", поэтому каждый боец, для кого эта поездка была не первой, старался взять с собой все нужное, а порой и не совсем нужное имущество.

Раздалось "по машинам", и колонна двинулась вперед. На этот раз мне можно сказать повезло – ехали не в ГПЗ, а в колонне с НОНАми, которые были приданы одному из батальонов, прокладывающих дорогу к нашей цели. Какова она была, я, к слову, не знал. Особо времени узнавать не было, да и командование не сильно делилось планами с простым солдатом.

По ходу движения несколько раз останавливались для оказания артподдержки батальону, который продвигался в глубь территории противника.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 03

16 серпня 2014 року. Колона 2С9 "Нона" на марші.

Выехали на блокпост, где уже орудовала наша пехота, собирая трофеи. Тел видно не было, хотя некоторые укрепления и были разбиты, видимо, противник либо бросил свои позиции еще до нашего прихода, либо организованно отступил, забрав убитых и раненых.

Впереди показался город, чем-то издали напомнивший мне мой. Обычный, среднестатистический шахтерский городок, с типичной для таких мест архитектурой. Проезжая через него, кое-где встречали людей, пока колонна не стала в месте, где двухэтажки переходили в частный сектор. Из домов начали показываться любопытные жители. Командир послал меня еще с одним бойцом узнать, в чем причина остановки. Во дворах двухэтажек, у подъездов скопились местные, большинство из них смотрели на нас нейтрально, что-то обсуждая между собой, некоторые радовались, в особенности дети, встречались и косые взгляды, но к этому уже давно привыкли.

Сейчас уже и не вспомню, почему стояли. Помню лишь что, вернувшись, встретили местных, которые издали, от забора своего дома рассматривали нашу машину, так как она выделялась на фоне других отсутствием пушки (БТР-Д). Немного поговорив с ними, решили набрать воды, которую они нам вынесли, в аккурат после этого колонна продолжила движение.

Выехав на окраины, как на тот момент мы уже выяснили Ждановки, проследовали к позициям Д-30, которые к тому моменту были развернуты на развалинах какого-то заводика. Там и тут росли яблоки, поэтому получив передышку многие бойцы побежали их собирать. Не то чтоб сильно мучил голод, скорее, играло некое ребячество, а так же запасливость, все же опыт Шахтерска говорил, что если есть возможность пополнить запасы, ей стоит пользоваться.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 04

25 ОПДБр у Жданівці

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 05

Маршрут 25-ї бригади, 13 серпня 2014

Артиллеристы снова отработали по целям, и наша колонна отправилась на новые позиции. По пути мы миновали шахту, у которой факелом пылал поврежденный газопровод, потом небольшой поселок и вышли к новой шахте, где наша колонна снова остановилась. Моя машина, а также машина связи стала недалеко от здания шахтоуправления, в то время как НОНЫ развернулись на поле далеко перед ним. В дворике находился небольшой фонтанчик, вокруг которого стояли лавочки. Обслужив машину, я отправился к нему, желая, наконец, присесть и отдохнуть.

К тому моменту к нам подтянулся Шишарь (ГАЗ-66) снабженцев и еще несколько грузовиков. В районе семи часов вечера противник обстрелял шахту, что заставило нас быстро сменить позицию, укрывшись в посадке. Заезжая в нее, умудрились раззуть машину, в итоге пришлось потратить несколько минут для "ремонта". Благо, гусеница не порвалась, а лишь слетела из-под опорных катков. Неудачно развернулся и налетел на пень при въезде в зеленку. Сняв с кормы ящик с песком, мы подложили его под корпус, а дальше все просто: "ослабление", "подъем катков" - подтащили гусеницу, подняли машину, натянули и вуаля – алюминиевый танк снова готов к бою.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 06

БМД-1 3 ПДБ в районі шахти

Замаскировав машины и распределив дежурства, мы начали готовиться ко сну. Тем временем вдоль посадки, где к тому моменту кроме нас и 2С9 расположился еще и третий батальон (точнее та его часть, которая участвовала в операции), проезжал "скутер", который, где-то ближе к середине наконец остановили выставленные батальоном бойцы. После небольшого разговора выяснилось, что это местные возвращаются домой, мужчина и женщина. Они проявляли довольно сильное любопытство, но тогда этому никто не предал значения.

Рано утром, с рассветом, командир решил сменить позицию. Мы выдвинулись чуть вперед, став перед небольшим садиком, где росли помидоры, под орехом. Правее от машины, метрах в 50 на возвышенности расположили КСП, с которого хорошо просматривалась местность вокруг, так как находилось оно на высоте. Начали потихоньку окапываться. Батальон так же начал понемногу расползаться по новым позициям.

В скором времени по нам начала работать ствольная артиллерия. Но разрывы ложились ближе к позициям первого батальона, как говорится, "в молоко", перепахивая поле, где никого не было и никому по сути не угрожая. Метрах в двухстах впереди моего "Реостата" и немногим правее была расположена БТР-Д третьего батальона, ее экипаж с неким любопытством наблюдал за происходящим, тыкая пальцем в район разрывов. Мы же продолжали копать, рубая корни и выбрасывая то тут, то там попадающийся мусор. Стрельба в никуда закончилась, и над полем воцарилась тишина, я побрел к своей машине, по-моему за водой, пройдя чуть более половины пути я увидел впереди разрыв, потом следующий и следующий, машинально упав на землю я пополз к своей коробочке так как она на тот момент была ближе окопа, да и двигался в ту сторону. Вокруг слышались постоянные хлопки и столбами поднималась земля, разрывы ложились все ближе и ближе, "Реостат" перестал мне казаться хоть каким-то укрытием, и я спустился к озерцу. На спину падали куски земли, а в голове постоянно билась мысль зарыться куда-то глубже, слезть в озеро на худой конец, но хоть как-то обезопасить себя. Лишь здравый смысл подсказывал, что "дайвинг" ничем не поможет, в итоге, лежа на вымокшем берегу, оставаясь наедине с мыслью "попадет - не попадет", ждал окончания "концерта". И до, и после этого неоднократно попадал под обстрелы, причем некоторые я б обрисовал как более сильные, чем данный, но почему-то именно этот день вспоминается мне, когда слышу фразу "не бывает атеистов в окопах".

Канонада прекратилась и я начал вставать, оценивая что произошло. Кругом догорала трава, не сгоревшая при обстреле вчера, местами виднелись следы от попаданий (воронками их назвать тяжело), кое-где торчали остатки "карандашей". "Град".

Первым к машине подбежал начальник штаба. Не знаю, как выглядело мое лицо, но то, что на него был оказан примерно тот же эффект, по майору было видно. Оценив обстановку, он спросил, где остальные, на что я лишь указал в сторону окопа, где пока никого не было видно, и побежал к батарее проверить, что там. Мне же очень сильно захотелось узнать, что там с остальными и я побежал туда, где навстречу сначала вылез командир с начальником разведки, а потом и два бойца. К счастью, все были целы.

Нам, можно сказать, повезло. Несколько ракет упало совсем рядом от машины, одна – буквально метрах в десяти-пятнадцати, уничтожив попутно чей-то огород и раскидав остатки того, что там росло. Однако как-то миновав, что мой алюминиевый тазик, что всех кто был вокруг. На броне, каких-либо повреждений впоследствии я не обнаружил, как так случилось – не знаю.

В то же время третьему батальону досталось крепко. Основная часть ракет "пакета" упала именно на посадку, в которой они стояли. Всего в результате обстрела погибло девять человек – это, по сути, основная масса потерь в данной операции. Сколько было раненых - уже и не вспомню. Но то, что их количество, как ни странно, было не сильно больше погибших – это факт. Возможно, память меня уже и подводит, но число колебалось в районе десяти-двенадцати человек. Среди погибших четверо были из состава экипажа той самой БТР-Д, что стояла перед нами. Они пытались укрыться за машиной, но ракета упала возле нее, и бойцов посекло осколками. Возникшее пламя от горения травы перекинулось на стоящий у посадки ЗиЛ с БК к Д-30, в итоге машину разнесло в клочья, а в самой посадке образовалась довольно большая брешь.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 07

Після обстрілу. Фотографія Валерія Ананьєва

Валерій Ананьєв згадував цей епізод такими словами: "Были слышны истерические крики женщин из села. И тут слышим доклад по радиостанции, от машины, которая находилась от нас метрах в ста пятидесяти. Доложили о потерях. Связались с нами, сказали съездить к ним проверить. Я с командиром и наводчиком сели в БМД и поехали. Когда я остановил БМД и вылез, то не мог понять, что я вижу. Изувеченные тела, валяющиеся конечности, торчащие кишки из пробитого живота, тела в нечеловеческих позах, кожа черная, как уголь, только зубы и глаза белые, разорванные тела без голов, стоны, хрипы и запах... Никогда в жизни не забуду этого запаха, еще день, наверно, я не мог отмыть руки от него, и даже сейчас мне легко вспомнить этот тошнотворный запах теплой крови".

Несколько ракет упало по поселку Контарное, который примыкает к станции Нижняя Крынка. Сгорело два одноэтажных дома с пристройками. Как потом судачили местные – это мы прямой наводкой их расстреляли… Оба дома были брошены и поэтому во время обстрела там никто не пострадал.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 08

БМД-1 3 ПДБ у Комунарі

В дальнейшем обстрелы были каждый день, как ствольной артиллерией, так и с применением БМ-21. Причем это происходило на протяжении всего стояния в поселке и окрестностях, с завидной регулярностью. День, когда число обстрелов было меньше десятка, можно было считать тихим. Однако какой-либо успешностью последующие обстрелы не отличались. Так же, кроме всего этого, по позициям первого бата иногда и по некоторым, где стоял третий, работали минометы.

Естественно, постоянное воздействие артиллерии мотивировало закапываться глубже и качественней с использованием всех подручных материалов. Худосочную посадку рубить на блиндажи никто не стал, в виде хоть какой-то, но маскировки она служила лучше. С шахты, где расположился штаб и снабженцы пригнали трактор, с помощью которого все желающие могли откопать, что их душе было угодно. Там же набирали досок, бревен, рельс и всякого металла для укрепления крыш блиндажей. К нам на КСП трактор долгое время добраться не мог, поэтому с радиотелефонистом окапывались "классически", а всякого рода "строймат" возили с шахты, которая была на приличном расстоянии, на содовой тачке, взятой из сгоревшего дома.

Декілька слів про противника. На даний момент доволі складно сказати, представники якого з формувань бойовиків тримали "оборону" в даних населених пунктах. Цілком можливо, що піхота і мінометна підтримка була від "Кальміусу". Тим не менше, достеменно відомо, хто обстрілював українські підрозділи зі ствольної та реактивної артилерії. Зі сторони Зугресу, а якщо бути точнішим, то біля посту ДАІ, працювали гаубиці Д-30 "Оплоту". Зі сторони Шахтарська вели обстріл ЗСУ також їхні "Гради". З Макіївки обстріл з реактивної артилерії вів "Восток". 18 серпня до противника прибуло потужне підкріплення – "Лавина". Дане елітне формування мало у своєму підпорядкуванні "Гради", САУ 2С1, танки та іншу бронетехніку. В подальшому саме вони і здійснювали левову частку обстрілів 25 ОПДБр.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 09

Місця, звідки працювала ворожа артилерія до прибуття "Лавини"

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 10

Гаубиці Д-30 "Оплоту" в районі міста Зугрес

Появившееся свободное время мы решили потратить на изучение окресностей и сначала отправились на ЖД станцию, где, как говорили бойцы третьего батальона, находился колодец. Вокруг последнего скопились местные, несколько женщин в возрасте, двое детей, мальчик и девочка, несколько мужчин, как молодых, так и постарше. Кто-то из них, как и мы, пришел набирать воду, другие же жили в "бункере", который был расположен на станции. Познакомившись с людьми, начали интересоваться, что к чему, какие настроения царят в городе, какие потребности и т.д. Узнали, что в самом поселке есть магазин, в который решили наведаться. Для этого пришлось перейти через железку и пройти несколько кварталов до центра. Там, в центре города, обнаружился ларек и магазин, оба были закрыты, а в городском клубе стоял второй батальон. В подвале клуба было КП артиллерии, а в соседней школе, вскоре, разместились прибывшие нам на помощь нацгвардейцы, либо какой-то сводный отряд милиции, уже не вспомню откуда точно. То ли из Полтавы, то ли из Чернигова. В их задачу входила охрана поселка, это должно было высвободить наши подразделения. Но, по факту, охраняли они лишь школу по периметру двумя патрулями.

Встретив нескольких знакомых, немного пообщались с ними, разузнали что и как, работает ли магазин и во сколько, после чего отправились назад, к своей позиции.

Придя туда, узнали что наши ряды значительно поредели – мой командир взвода вместе командиром отделения, взяв вторую буссоль и ЛПР, уже собирали вещи, для того, чтоб убыть к первому батальону. Им было приказано развернуть второй КСП, для ведения сопряженного наблюдения и попытки "поймать" грады, которые работали по ночам не только по нам. Начальник разведки убыл на КП бригады. В итоге нас осталось всего трое, два солдата и подполковник.

Ночью противник устроил концерт, насыпав в ту часть поселка, что находилась возле ЖД станции. Туда прилетела как арта, так и рады". Но каких-либо позиций наших войск там не было. Разбили еще несколько домов, один сгорел, но обошлись только легкоранеными. О наших позициях противник знал, и где мы стоим, плюс минус, и откуда работает артиллерия. Все прекрасно понимали, что среди местных достаточно сочувствующих той стороне, которые эту самую арту и наводили, выдавая наши позиции по телефону. Это же впоследствии подтверждалось ими самими. Некоторые имели родственников, воюющих на той стороне, знакомых. Другое дело, что точность и подготовка, а может пох#изм, приводили к таким результатам. Хотя будем честными – наша артиллерия в плане меткости была не сильно лучше своих оппонентов.

Утро так же началось с обстрела. На этот раз угодили в сам Комунар. В городе было ранено и погибло несколько мирных жителей. Придя к колодцу, мы увидели заплаканную женщину. Ее муж был тяжело ранен во время этого обстрела, и медикам спасти мужчину не удалось.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 11

"Нони" ЗСУ ведуть вогонь

Наверное, одно из наиболее врезавшегося в память из этого эпизода моей службы, – дети. Каждый раз, когда мы с товарищем приходили к колодцу, – они нас встречали с улыбкой и радостью. Посреди всего происходящего это смотрелось необычно и пожалуй, грустно. Впоследствии, общаясь с ними, мы начали сближаться и с остальными "жителями бункера".

В один из дней, отправившись за продуктами на шахту, встретил знакомого бойца из комендантского взвода, рассказавшего мне историю про сепаров, которые на машине вылетели на наш блок и были расстреляны, когда поняли свою ошибку и пытались вырватся. Уже намного позже мне удалось увидеть фото машины и могилы, где их похоронили.

Даний епізод мав місце в Нижній Кринці 27 серпня 2014 року. Машина бойовиків виїхала на БП 3 ПДБ і 17 ОТБр (для даної операції було задіяно також від 2 до 3 танків 17 ОТБр) і була розстріляна. В машині було четверо бойовиків. В подальшому вони були поховані українськими бійцями, а машину спалили.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 12
Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 13

Поворот не туди

Згодом у мережі з’явилася табличка, на котрій було 4 ініціали і номер жетона ЗС РФ. Російські ЗМІ розповідали, що це були замучені бійцями ЗСУ мирні жителі. Насправді це були ліквідовані 27 серпня 4 бойовиків. Десантники навіть на табличці вказали їхні імена. Що ж стосується жетона ЗС РФ, то він належав одному з 4 ліквідованих, громадянину України. Детальніше про це тут.

Набрав в вещмешок всего, что полагается, рассказал прапорщику который заведовал складом про своих новых знакомцев из "бункера". Тот отыскал где-то в своих закромах пару пачек рошеновских конфет, барбариски и мятные, пару банок тушенки несколько консервов типа сардины да килька в томате, хлеб и какие-то каши, уже не помню. С горем пополам запихав это в вещмешок я почапал обратно. По дороге меня подобрала "попутка" - шишарь третьего бата, на котором бойцы развозили по позициям еду. Умостившись между ТВНами и коробами для ДШК (который к слову был установлен в кузове) отправился к своему КСП. Они довезли меня до ближайшей к КСП позиции бата, после чего, узнав в какое время они обычно ездят, отправился к себе на пост, а уже ближе к вечеру, вместе с радиотелефонистом мы понесли гостинцы нашим новым знакомым.

Впоследствии мы постоянно пытались что-то принести людям, живущим на ЖД станции, они в свою очередь так же не оставались в долгу, иногда угощая нас всякими вкусностями со своих грядок. Поинтересовались о сожженных домах, которые были на окраине, ближе всего к нашей позиции. Местные сообщили, что хозяева купили их в начале четырнадцатого, а как все началось – уехали к родне в Россию.

На следующий день мы с товарищем решили пойти в тот дом и посмотреть, может найдется что-то полезное для укрепления КСП и окопов, которые мы нарыли. Калитка была открыта, сам дом сгорел дотла и представлял из себя груду кирпича, было видно где раньше находилась кухня, там стоял остов печи и остатки холодильника "Донбасс", от летней кухни остался только подвал, в котором мы нашли много консервации, поодаль, в огороде, стоял летний душ и туалет – оба, как бы это странно ни звучало, целые, в баке даже оказалась вода. Целым стоял и колодец. В гараже, который также был относительно цел, уже кто-то похозяйничал, но удалось найти топор, и несколько рожковых ключей, а в угольнике – пара лопат. Забрав лопаты, топор и нарвав немного помидоров мы отправились обратно на позицию заниматься ландшафтным дизайном.

Сейчас очень тяжело вспоминать последовательность событий тех дней, да и они, по сути, слились в относительно рутинные артдуэли, походы за едой и в "бункер" да копание земли. Постоянные обстрелы привели к тому, что к ним привыкли и по сути перестали на них обращать внимание. Изредка снаряды противника находили свою цель, но основная масса их ложилась в молоко. В один из дней, приехав на шахту за продуктами, я обнаружил разрушиный конвейер и воляющиеся повсюду остатки грузовика. Как выяснил позже – снаряд попал в КамАЗ с БК, а вместе с ним, за компанию разлетелся и стоящий возле "Урал". В другой мой заезд в те края узнал, что "карандаш" прилетел в блиндаж комендачей. Обошлось без погибших, но были контуженные и раненые. Так же немного посекло их КамАЗ, но машина, впоследствии своим ходом покинула район.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 14

Загальне розташування 25 ОПДБр в даному районі:

- КСП – командно-спостережний пункт (КСП рр. – розвідувальної роти);

- бПТРК – батарея противотанкових керованих ракет;

- АР – артилерійська розвідка;

- САБАТр – самохідно-артилерійська батарея (2С9 "Нона");

- ГАБАТр – гаубично-артилерійська батарея (Д-30);

Пожалуй, самым значительным попаданием со стороны противника был один из артобстрелов ближе к концу нашего сидения под Крынкой. Снаряд попал в НОНУ, что вызвало детонацию БК. Благо экипаж был в укрытии и не пострадал. Но Нюрку разнесло очень сильно. Блок двигателя от места стояния машины отнесло примерно на 400 м, про такую мелочь, как траки и катки, я вообще молчу. Один из опорных, к примеру, сбил верхушку ореха, за которым "скрывался" мой "Реостат", в то время как несколько более мелких деталей упали на саму машину. Прейдя позже в поселок, один из обитателей бункера подошел ко мне с вопросом "а что –это так бахало, нас что, чем-то новым обстреливали", на что я ответил, что в принципе нового ничего по нам вроде и не стреляло. В ответ же он сказал мне: "мы тут нашли остатки какого-то нового снаряда, хотели спросить у тебя что это". Как выяснилось, "снарядом" оказалась "шишка" с башни Нюрки. Именно во время этого обстрела более всего пострадал поселок. В нем сгорело несколько гаражей, двухэтажный дом, а также попадания пришлись в четырехэтажку и другие здания, где проживало мирное население.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 15

Ствол знищеної САУ 2С9 "Нона" 25 ОПДБр. Кінець серпня. Комунар

Другой потерей, которую нам нанес противник, стал волонтерский пикап, который использовался как машина сопровождения. Колонна снабжения попала в засаду. Несколько человек было ранено, были ли погибшие – не помню, но вот пикап сгорел во время этого боя и долгое время потом стоял на перекрестке при въезде в Коммунар. Впоследствии группа, которая организовала засаду, случайно вышла на наши позиции и была взята. Их вывел туда местный рыбак, перепутав, кто для них были "свои".

Из-за постоянных артдуэлей и небольшого размера территорий, что мы занимали, артиллерии постоянно приходилось маневрировать, а так как стрельба не утихала и ночью – то перемещения происходили круглосуточно. Во время одного из таких перемещений тягач с Д-30 налетел на собственную мину, возле позиции второго бата. Обошлось без убитых, но техника была потеряна.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 16

Позиції артилеристів 25 ОПДБр у Жданівці

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 17

Підірваний на своїх мінах ЗіЛ-131 і гаубиця Д-30

Что же до потерь противника – то здесь, к сожалению, ничего с уверенностью сказать нельзя. Так после очередного залпа БМ-21, получив данные сопряженки, наша арта отработала по координатам. Всю ночь в том районе что-то рвалось и горело, но что именно - мне по сей день не известно. Так же кто-то из Харцызска сдал позиции артиллерии сепаратистов. Говорили, позже, что там уничтожили 2С1, но опять-таки – было или не было – неизвестно, но на некоторое время арта поутихла. То же касается и танков, которые порой нас кошмарили. Сначала эту проблему пытались решить в третьем бате, используя СПГ, установленную на шишарик (ГАЗ-66) – в итоге расчету, после не долгой дуэли пришлось уносить ноги от своего агрегата. Благо, противник оказался столь же криворуким, так и не попав а ГАЗ-66, одиноко стоящий посреди посадки. Впоследствии расчет отогнал машину, но новых попыток повоевать с танком не предпринимал. Позже противотанкистам удалось несколько раз попасть в танк с ПТУРа. Машина встала, но противник, используя второй танк, провел эвакуацию.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 18

Пошкоджена САУ 2С1 бойовиків у селі Зуївка

Единственное, что вносило хоть какое-то разнообразие в эту историю про "стреляй, ложись, копай", - это периодические походы на ЖД станцию да и другие путешествия по изучению местности. Так в один из дней полковник решил подыскать более удачное место для КСП. Вооружившись биноклем, мы отправились к террикону, который находился у старой, уже давно разрушенной к тому моменту шахте. По пути встретив несколько местных и старушку, что посла коз. Поднявшись на террикон, мы обнаружили несколько окопов, оставленных там противником, еще когда село было под их контролем, а так же кое-что из их личного имущества, по-видимому брошенного при отступлении. Из полезного была лишь саперная лопатка. С высоты открывался очень хороший обзор, было четко видно весь поселок, Ждановку, Нижнюю Крынку, овраг и низину за селом, где находились очистные, которые совсем не было видно с нашей позиции. Вдалеке виднелось Енакиево или какой-то из прилежащих нему поселков. Как только мы спустились и уже дошли до ЖД-станции, противник положил по террикону пакет градов, что в итоге заставило отложить желание организовывать там наблюдательный пункт.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 19

Райони контролю територій у серпні-вересні, котрі можна описати, як "кістка в горлі"

Вообще, сегодня это "Стояние на реке Крынке" для меня ассоциируется не столько с восприятием войны как боевых действий, сколько с отношением человека к человеку. Бойцы, помогая местным, делали это не из-за того, чтобы понравиться, показать "какие мы классные, а вот сепары гавнюки". Это было ни к чему и в этом плане работа с населением в Украине, в 14г была, как по мне, поставлена слабо. Они помогали, потому что у них так же были родители, братья, сестры. Многие сами являлись уроженцами Донбасса. Помогали, потому что хотели помочь тем, кто оказался в тяжелой ситуации, не сильно обращая внимание на настроения и взгляды. Да – были и другие, чьи поступки не вызывали ничего иного кроме осуждения. Те, кто попьянее, на местных мог выместить свою злобу угрожая им оружием или избивая. Эта война, и в подобных ситуациях она дает возможность показать людям свое истинное лицо. Когда замполит дивизиона ищет пути для того, чтобы в город доставили самые нужные вещи и товары для людей, потому что ехать туда кто-либо боится, а потом ходит и раздает это все людям, когда со стыдом и смущением раздавал женщинам предметы личной гигиены – это оставляет одни воспоминание. Другие – когда видишь мародеров. Когда полковник, с которым ты стоишь на одной позиции, не считает зазорным нарубить дров, копнуть окоп да и просто, банально приготовить кофе, чтобы выпить его с двумя солдатами. Когда на жд-станцию к тебе прибегают дети, искренне радуясь и с интересом расспрашивая про что-то новое, робко протягивают тебе сделанную открытку. Когда по рации ты постоянно слышишь, как на смежников выезжают танки и арта работает туда, дабы хоть как-то им помочь, а потом от отправленного им в усиление противотанкового взвода узнаешь, что на самом деле те нажираются по ночам и просто делают огненный заслон, так как боятся, что кто-то подойдет. Когда… Этих "когда" можно привести еще как минимум пару десятков, но то, что, как говорится, не забуду до гробовой доски, – это, пожалуй, выход из поселка.

В один из дней мы услышали гул техники и увидели колонну, тогда нам показалось, что это была наша смена, которую мы так долго ждали, но нет – это были отступающие части 93 ОМБр, тогда мы и поняли, что менять нас здесь никто не будет. Уже отгремел Иловайск, повсеместно наша армия несла потери и отступала. НАше пребывание в этом районе уже не имело особого смысла. Все понимали, что рано или поздно этот день настанет. Придя в один из дней, уже ближе к выходу, тогда правда точной даты никто не знал, на станцию нас, как всегда, встретили местные, мы отдали им продукты и отправились набирать воду. Подбежавшая девочка задала вопрос, который до сих пор вспоминаю. Вопрос был прост, но ответа на него я так и не дал. "Вы ведь останетесь здесь, не бросите нас?".

Деякий період у Нижній Кринці перебували підрозділи 4 БТГр 93 ОМБр з декількома БМП-2 та низкою БП.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 20

БМП-2 93 ОМБр у Нижній Кринці

И вот настал день выхода, движение начали с рассветом, но так как я шел в замыкании, очередь до моей машины дошла не скоро. Уже вернулся взводный комотделения, они погрузили свои пожитки на броню, проверили машину, завели, я погрузился на корму, а старлей сел за рычаги. Уезжая по ровной дороге в направлении центра поселка, я всматривался в сторону ЖД-станции, прокручивая в голове ту фразу. Раз за разом, раз за разом, пока она не скрылась за поворотом. Подъехав к клубу, мы подождали, пока остальные загрузятся на КШМку, наблюдая за тем, как из школы эвакуируется милиция. И слово "эвакуация" здесь подходило как нельзя лучше. Если бригада выходила, организованно, колоннами – то эти – скорее бежали. Унеся свои ноги на двух самосвалах, как потом выяснилось, менты бросили многое. Пройдясь по школе, пока ждали батарею 2С9, мы нашли несколько карематов, планки с 5,45, и кучу флагов и другой атрибутики. Естественно, боеприпасы и флаги мы забрали. Заняв свое место в колонне, с брони я наблюдал прекрасную картину, как местные жители вскрывают дома и выносят из них телик, видик и другую утварь. Мало того, что они даже не стали дожидаться нашего ухода, так они еще и грабили своих же односельчан.

Колонна тронулась, и мы начали свой долгий путь в направлении Дебальцево. По пути, за очередным из сел "прицепили" к "Реостату" закипевшую БМД-2 второго бата и уже с этим грузом добрались до города, где наконец смогли отдохнуть. Уже в базовом лагере, сидя в интернете, наткнулся на репортаж одного из российских каналов из Нижней Крынки, где бабушка, которая постоянно улыбалась нам, когда мы приносили им в "бункер" продукты, рассказала о всех зверствах и о том, как к ней отнеслись бойцы ВСУ.

Алюмінієві танки у бою. Жданівка, Нижня Кринка, Комунар 21

БМП-2 "Лавини" в "звільненій" Жданівці

25 ОПДБр провела успішну масштабну наступальну операцію в стратегічно важливому районі, котрий вона тримала понад місяць під постійним обстрілом противника. З 16 серпня до самого виходу з даного району, бригада втратила 13 бійців:

- старший солдат Кирилюк Василь;

- старший солдат Гуцул Едуард;

- капітан Шевчук Сергій;

- старший лейтенант Ричков Вадим;

- лейтенант Коза Денис;

- лейтенант Гаврюшин Денис;

- старший сержант Король Віталій;

- старший сержант Ятченко Сергій;

- молодший сержант Маковей Сергій;

- старший солдат Вакулич Володимир;

- солдат Приходько Дмитро;

- солдат Єманов Сергій;

- молодший сержант Федчук Сергій.

Дмитро Путята, для "Цензор.НЕТ" (для зв’язку з автором – dima.putyata89@gmail.com), OneParatrooper, для Цензор.НЕТ

Карти: Андрій Карбівничний

Источник: https://ua.censor.net.ua/r3081479
 Топ коментарі
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору