EN|RU|UK
 Суспільство
  6205  4

 "Справа вербувальників": чому гальмується процес?

В.Сокур

У Солом'янському районному суді міста Києва 11 вересня відбулося чергове засідання у так званій "справі вербувальників", яка слухається з липня минулого року. Підозрюваних у торгівлі людьми громадян України Василя Соколовського та Олександра Українця, а також громадянина Молдови Анатолія Квачана ще на два місяці - до 10 листопада - залишено під вартою.

Четвертый фигурант этого дела – Александр Ильченко, который пошел на сделку со следствием, – находится под домашним арестом.

Следующее заседание суда назначено на 8 ноября. По словам родственников потерпевших от торговли людьми (а именно в этом обвиняют фигурантов процесса), оно вряд ли поставит в этой истории точку. Это резонансное дело, от приговора в котором зависит слишком многое, рассматривают крайне медленно. Поэтому "Цензор.НЕТ" решил разобраться, почему тормозится процесс.

Справа вербувальників: чому гальмується процес? 01

Василий Соколовский и Александр Украинец

Заседание было назначено на 12 дня, но началось с двухчасовым опозданием. В здание Соломенского районного суда столицы пришли как родственники тех, кто был завербован в Россию на работу, а по факту посредством угроз и шантажа оказался втянут в деятельность разветвленной наркогруппировки, так и родственники фигурантов дела. Пока ждали начала судебного заседания, присутствующие делились новостями и обсуждали накопившиеся проблемы. Больше всего говорили о том, что РФ массово отказывает в экстрадиции осужденных.

Справа вербувальників: чому гальмується процес? 02

 В этот раз никто не стоял у здания суда с плакатами, а ранее люди пытались таким образом обратить внимание на свою проблему

Мне также рассказали, что жертвами вербовщиков стали как минимум три сотни украинцев. Хотя и родственники пострадавших, и правозащитники считают, что на самом деле их намного больше. Наших соотечественников, как правило, приглашали работать курьерами-экспедиторами, а когда люди приезжали в Москву, вынуждали перевозить наркотики. По словам правозащитников, после задержания в Украине четырех предположительных организаторов схемы вербовка людей всё равно не прекратилась. "Общее количество пострадавших, о котором можно говорить на данном этапе, 303 человека, но по этому конкретному делу в качестве пострадавших пока проходит 14 человек, – сообщила "Цензор.НЕТ" адвокат пострадавших правозащитница Вита Мусатенко. – Дело продвигается крайне медленно, процесс затягивается, чтобы не выносить решение. Новых фактов практически нет, потому что люди не спешат идти в полицию и заявлять о них: просто не верят, что им помогут". По словам юриста, с одной стороны, судебная система сейчас находится в процессе реформы, у судей на рассмотрении очень много дел, и они просто не успевают справиться со всем потоком. К тому же, конкретно таких дел крайне мало, что тоже несколько тормозит процесс. Но с другой, похоже, что ни прокуратура, ни следствие не заинтересованы в быстром и качественном рассмотрении этого дела.

Справа вербувальників: чому гальмується процес? 03

 11 сентября 2018

ПРОЦЕСС СЧИТАЮТ ФАРСОМ ОБЕ СТОРОНЫ

После двухчасового ожидания в зал суда доставили двоих подозреваемых – Василия Соколовского и Александра Украинца. Анатолий Квачан, который остался в СИЗО, принимал участие в судебном заседании при помощи видеосвязи. Оба фигуранта в зале суда вели себя вызывающе и агрессивно. Попытавшись снять участников процесса на телефон, услышала в свой адрес не совсем приятные замечания от одного из них, о том, что он не новогодняя елка, чтобы его фотографировать.

И сторона защиты, и сами подозреваемые всячески затягивали разбирательство. После того, как прокурор, зачитывая обвинительный акт, потребовал продлить срок содержания последних под стражей еще на два месяца, Анатолий Квачан, ссылаясь на то, что он гражданин другой страны, потребовал ему все переводить. В работу включилась переводчик на молдавский язык, и фигурант тут же заявил об отводе, ссылаясь на ее некомпетентность, требуя "переводить все, что там по тексту, а не вольный перевод". Переводчик отметила, что подозреваемый сам владеет родным молдавским в недостаточной степени, и потому возникает непонимание с его стороны.

Справа вербувальників: чому гальмується процес? 04

Василий Соколовский с адвокатом

Защитники обвиняемых тут же заявили об отводе прокурора: им показалось, что сторона обвинения совершает давление на переводчика, показывая ей, какие именно абзацы переводить. По словам Оксаны Полищук, матери одного из осужденных в РФ по "делу наркокурьеров", которая присутствовала в зале, это уже четвертый переводчик – всем предыдущим по надуманным причинам был объявлен отвод. "Они просто всячески затягивают процесс, – пояснила она "Цензор.НЕТ", – устраивают провокации и фарс, а для нас от этого суда зависит очень многое: если их признают виновными, это будет дополнительным доказательством того, что наших детей вовлекли в наркобизнес обманом". Судьи, оценивая происходящее, приняли решение эти требования не удовлетворять, и в результате продлили обвиняемым срок содержания под стражей еще на 60 суток.

Справа вербувальників: чому гальмується процес? 05

Подозреваемые во время одного из предыдущих судов

Родители, с которыми удалось пообщаться уже после заседания, говорили также о том, что схема, посредством которой граждане нашей страны оказались жертвами вербовщиков, не сложная, но хорошо отработанная организаторами. Объявления, на которые, как на "крючок", попадались украинцы, расклеивали в транспорте, они появлялись в газетах и интернете. Говорят, действовали даже через сайты поиска работы. В Хельсинкской правозащитной группе заявляют, что заявления пострадавших поступают до сих пор. И отмечают, что в последнее время несколько видоизменился сам механизм вербовки: кроме интернет-объявлений, вербовщики стали широко использовать принцип "через родственников, друзей и знакомых": пострадавшие стали сообщать, что их втянули в это дело именно знакомые. Причем людям предлагают вахтовый метод работы в течение трех месяцев, обещают зарплаты от тысячи долларов в месяц, что, учитывая сложное экономическое положение в стране, выглядит достаточно заманчиво.

"НАШИХ РЕБЯТ РАЗБРОСАЛИ ПО РАЗНЫМ КОЛОНИЯМ РОССИИ, ОНИ НАХОДЯТСЯ ТАМ В ЖУТКИХ УСЛОВИЯХ"

Пообщался "Цензор.НЕТ" и с Верой Володий, матерью одного из осужденных в России по "делу наркокурьеров", которая возглавляет Всеукраинское общественное объединение "Противодействие торговле людьми". "В нашу организацию входит более трехсот человек – объединились родители тех, кто сейчас находится в российских колониях и СИЗО, – поясняет она. – Мы совместными усилиями пытаемся хоть как-то поддерживать наших детей, да и друг друга тоже. Это страшно, когда вдруг попадаешь в жернова такой адской машины, а помощи ждать неоткуда".

Справа вербувальників: чому гальмується процес? 06

Рассказывая о сыне, который также попал в эту западню, Вера Володий говорит, что в Москву Андрей уехал еще в конце 2015 года. И хоть сам по образованию юрист, да и не мальчишка, а взрослый 40-летний мужчина, к тому же верующий, но он тоже умудрился попасть на крючок по отработанной вербовщиками схеме. "Мы живем в Черкасской области, регион депрессивный, работы нет, зарплат тоже. Сын увидел объявление в газете о работе в ближнем зарубежье, обратился к ним – ему предложили должность экспедитора товаров, – вспоминает женщина. – Сработал тот факт, что когда сын позвонил, ему практически не дали времени на раздумья: мол, бригада почти укомплектована, осталось одно место, так что поспешите, иначе его займет кто-то другой. И хотя сначала говорили, что работать они будут в Москве, уже когда приехали в Россию, им сказали, что в Москве работы нет и нужно ехать в Белгород. Там организаторы действовали дальше по накатанной схеме: дали телефон, по которому нужно было общаться с работодателем, указали адрес квартиры, которую нужно было снять, а потом предложили заняться перевозкой чая. Андрей сразу понял, что это за "чай", и отказался. Ему сказали, что он обязан отработать деньги, которые в него уже вложили. А потом начали угрожать: мол, мы знаем, где живет твоя семья и родители, так что если будешь упорствовать, можешь и не застать их дома в живых". И даже после этого сын, продолжает женщина, обратился с заявлением в тамошнюю прокуратуру, где описал все, что с ним произошло. Но явка с повинной не помогла – осужден с отбыванием срока в колонии строгого режима.

Справа вербувальників: чому гальмується процес? 07

Сейчас члены организации "Противодействие торговле людьми" собирают всю информацию о тех, кто уже отбывает срок в российских тюрьмах, и тех, кто только ждет приговора. Теперь там представлена практически вся Украина – на заработки в Россию поехали жители большинства областей. Это Николаевская, Днепропетровская, Херсонская, Одесская, Черкасская и Луганская области, а также Киев и Одесса. В России, поясняет Вера Володий, в какой-то одной колонии украинцев не концентрируют. Напротив, их разбросали по всей территории РФ. Родители перечисляют, куда им приходится ездить, чтобы увидеть детей. Это Новосибирск, Чебоксары, Астрахань, Ростов-на-Дону, Орел, Воронеж, Краснодар, Ямало-Ненецкий автономный округ, Якутия, республика Мордовия, Пермский край… "Какие условия? – переспрашивает Вера Володий. – А какие они могут быть в тюрьме? Если человек заболевает, лекарств ему не дают. Собственно, там и лечения как такового нет. Заявлений от наших ребят, в которых они пишут, что их завербовали, просто не принимают: мой сын написал его еще в 16-ом году, на него долго никто не обращал внимания, и только в этом году… зарегистрировали".

Справа вербувальників: чому гальмується процес? 08
Справа вербувальників: чому гальмується процес? 09

Члены этой общественной организации отмечают также тот факт, что в РФ украинским гражданам выставляют счета и за адвокатов, вся работа которых состоит разве что в том, что они обещают родителям, что их детям уменьшат срок. Некоторым родственникам, чтобы оплатить эти услуги, уже пришлось продать квартиру. Как ситуация будет развиваться дальше, сказать сложно, как сложно и увидеть в ней позитив.

"КОГДА СКАЗАЛИ, ЧТО ДОЧЬ ЗАДЕРЖАНА В КОСТРОМЕ, ДУМАЛА, ЧТО ЭТО РАЗВОД"

Среди этих трехсот человек – не только мужчины. "Вербовщикам было без разницы, кого нанимать на такую "работу", интересовались разве что возрастом, – сказала мне в суде одна из присутствующих там матерей. – Вы знаете, а это же я принесла домой объявление, в котором приглашали на работу в Россию, причем даже хотела ехать вместе с сыном. Но когда позвонила, у меня спросили, сколько мне лет, а потом сказали, что женский набор закончен. Но я никогда себе не прощу, что своими руками отправила сына на такие испытания".

Справа вербувальників: чому гальмується процес? 10

 Объявление, на которое попалась Вера Волощук

Вера Володий отмечает, что среди завербованных в наркокурьеры – как минимум десяток девушек. "Цензор.НЕТ" связался с матерью одной из них, 24-летней Веры Волощук, которая находится в российских застенках уже более трех лет, а в апреле этого года получила 11 лет тюрьмы. "История моей дочери – почти классика, – рассказывает Лидия Михайлова, мама Веры. – Мы живем в Черкасской области, в Ватутино. Дочь, а она у меня очень болезненная была, у нее еще в школе с сердцем проблемы, после 9 класса пошла в училище. Когда окончила, уехала в Киев и устроилась работать кассиром в супермаркете "Сильпо" в Святошино. Немного поработала там, а потом со своим молодым человеком нашла объявление: мол, требуются курьеры в ближнее зарубежье. Работа – переносить документы по указанным адресам. За это обещали 5 000 рублей в неделю. Я на тот момент была в Киеве, а отец ее отговаривал, за руки хватал и просил, чтобы не ехала, – не помогло. Встреча с вербовщиками проходила в кафе, которое расположено в Киеве в районе Центрального железнодорожного вокзала. Пока она общалась, мой сын не только хорошо рассмотрел вербовщиков, но и сумел снять их на видео.

А когда оказалось, что Вера попала в беду, я сначала не поверила. Когда мне позвонили и сказали, что дочь задержана в Костроме за распространение наркотиков, думала, что это банальный развод. Тем более, что как раз на днях знакомую на деньги так развели… Говорю: какая Кострома? Моя дочь поехала работать в Москву, так что не звоните – денег у меня нет. Сразу звоню Александру – этому, которого сейчас судят (Александр Украинец, – авт.): мол, где моя дочь, от нее ни слуху, ни духу, вы куда ребенка дели? Он в ответ: все узнаю и вам сообщу. Но на следующий день его телефон уже был вне зоны досягаемости, а мы бросились в полицию…"

Схема, по которой попала в российскую тюрьму тогда 21-летняя Вера Волощук, та же: документы отобрали, выдали телефон, причем в ее случае один на двоих с напарником, с которым ей настоятельно посоветовали "изображать влюбленную пару". В этом телефоне – маячок и программа, при помощи которой организаторы аферы следили за завербованными украинскими гражданами. "Мне дочка рассказала, – продолжает женщина, – что им заявили, что той работы, на которую их приглашали, пока нет, и предложили другую. Этой "работой" оказались наркотики.

Уже когда они попали в Кострому, им позвонили по выданному телефону и сообщили адрес, где требовалось забрать упакованные в мусорные пакеты наркотики. А потом их нужно было отнести в квартиру, где они временно обитали, расфасовать и доставить по указанным заранее точкам. Дети стали отказываться: мол, не будем таким заниматься. Но что делать без документов, без жилья и без денег? С той стороны пошли запугивания: мы знаем, где ваши семьи, и так далее… Они все равно решили бежать домой. Но за пять минут до прихода поезда, на котором собирались уехать в Украину, их взяли. Из ребят выбивали показания в буквальном смысле слова. Веру били головой о машину, заставляли признать, что их взяли с пакетом, которого на самом деле у них не было. Мол, если скажешь – мы тебя отпустим. Она не повелась на это, и ей приставили к виску пистолет, потом снова стали избивать. В результате перебили три ребра, отбили правую почку".

Лидия Михайлова вспоминает, как сначала ездила к дочери в СИЗО в Кострому, потом – в женскую колонию за 120 километров от города. Веру, у которой и до тюрьмы здоровье было неважное, а после "общения" со следователями она еле пришла в себя, заставляют в колонии работать наравне с остальными заключенными: мол, это ты дома матери будешь рассказывать, что и где у тебя болит. Поэтому женщина очень переживает за дочь. "Сейчас она в Вологде, я письмо недавно получила, – делится женщина. – Пишет, что голодает. Да что ж это такое: сколько денег высылаю, продукты – и все как в прорву…"

Справа вербувальників: чому гальмується процес? 11

КРОМЕ ОГРОМНЫХ СРОКОВ, В РФ УКРАИНЦАМ ПРИСУЖДАЮТ И АСТРОНОМИЧЕСКИЕ СУММЫ ШТРАФОВ

По словам руководителя общественной организации "Противодействие торговле людьми", тех украинских граждан, которые находятся в Российской Федерации в рамках "дела наркокурьеров", можно разделить на несколько групп. Хотя почти все оказались в руках российских правоохранителей еще в 2016 году, до сих пор есть те, кто ждет суд в СИЗО. Еще одна группа – те, кто уже получил свой срок, а это от 5 до 25 лет. Есть те, кому, кроме приговора, присужден штраф. Суммы непомерные: от 500 тысяч до миллиона рублей. Так, 11 лет заключения получила Олеся Гуляницкая, которой суд также постановил выплатить только судебных издержек 67 тысяч рублей.

Еще одна группа – те, кому суд РФ отказал в экстрадиции в Украину. Пока что, по данным ОО "Противодействие торговле людьми", вернулись лишь шестеро. Остальным, кто успел подать документы и их даже рассмотрели, отказано. Основная причина – несовпадение сроков в России и у нас. Таких примеров – очень много. К примеру, Сергею Ржевицкому в России дали 10 с половиной лет, в Украине – 6 лет и 8 месяцев. Дмитрию Галагузу – в России 9 лет, в Украине 8. Обоим отказано в переводе в Украину из-за несоответствия сроков. "Если наши дают меньше хотя бы на месяц, они наших ребят в Украину не отпускают, – поясняет Вера Володий, – да что там на месяц, они бы и час учли, и все равно был бы отказ. Еще одна причина отказа в переводе – штраф, суммы очень большие, и людям, которые ехали туда заработать, такие деньги просто неоткуда взять". Р.Лобаху, который, по словам его родных, отказался брать на себя обвинение, присудили 22 года и миллион рублей штрафа. И последняя группа – это те, кого, кроме как в распространении наркотиков, обвинили еще и по 210-ой статье российского уголовного кодекса – участие в организованной преступной группировке. За услуги адвоката с украинских граждан требуют в среднем по 60-80 тысяч рублей, что само по себе тоже немало.

Справа вербувальників: чому гальмується процес? 12

 Судебное заседание 3 октября 2017

В начале сентября в соцсетях появились фотографии объявлений, где украинцев снова приглашают на работу в ближнее зарубежье. Жительница города Канева Черкасской области Галина Каретникова, сфотографировавшая это объявление, сообщает в своем посте, что такие объявления наклеены в ее городе на столбах, остановках, рекламных щитах.

Справа вербувальників: чому гальмується процес? 13

"Очень прошу молодежь, не гонитесь за большими деньгами. Это работа по уничтожению нашей нации,– пишет она дальше. – Доставка товара – это доставка наркоты по России. Почти 4 тысячи молодежи с Украины сидят по тюрьмам, если не больше. Такими объявлениями они завлекают молодых людей, отбирают у них паспорта, мобильные телефоны, поселяют жить в помещения, за которыми ведется наблюдение. Молодежь убивают на войне, а ту молодежь, которая ищет работу, – торговлей наркотиками. Поэтому прежде, чем поехать туда, подумайте, ведь возврата оттуда нет…"

Виктория Сокур, для "Цензор.НЕТ"

 Фото автора и из открытых источников

Источник: https://ua.censor.net.ua/r3086080
VEhrdlVXOWtReXN3VEhKU1p6bEhRVWxPUTFNd1dtSlJkWFJIUXpCTU4xSm5Ua2RYTUZrNGRrdzVRemt3VEVSU1owNUROakJNTjFKbmRFTTBNRXh5VVhWSWVsRjBPVU4zTUZsRVVYWjBRM2d3V21KU1ozUkhTREJNUkZGMlpFTTA=
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору