EN|RU|UK
 Політика України
  31863  47

 ПЕРШИЙ ВІЦЕ-СПІКЕР ВЕРХОВНОЇ РАДИ ІРИНА ГЕРАЩЕНКО: "У ТЕЛЕФОННИХ ПЕРЕГОВОРАХ ІЗ ПРЕЗИДЕНТОМ УКРАЇНИ ПУТІН КАЖЕ: "ТАК, ЦІ ДОСЬЄ ТРЕБА ПЕРЕДАТИ ПАНОВІ МЕДВЕДЧУКУ, І ВІН ПРОДОВЖИТЬ ЦЮ РОБОТУ"

Про складнощі Мінських переговорів, сльози в літаку, Віктора Медведчука і Надію Савченко, боротьбу з депутатами-прогульниками і депутатами-шоуменами. А також про Новінського, розмови з матерями українських заручників, технічну безграмотність, щорічні диктанти з української мови і про суворе ставлення до питань про сім'ю, - в інтерв'ю для "Цензор.НЕТ".


***
геращенко

Если бы в нынешней Верховной Раде проводилось соревнование трудоголиков, Ирина Геращенко уверенно вошла бы в первую десятку. Рабочий день у нее – чрезвычайно ненормированный и плавно переходит в рабочую ночь. Достаточно сказать, что финальная переписка касательно этого интервью состоялась у нас в такое время, когда подавляющее большинство украинцев уже спят и видят сны.

…Мы сидим в кабинете первого вице-спикера Верховной Рады. Между тем, из вопросов, присланных читателями, становится понятно, что у большинства украинцев имя Ирины Геращенко ассоциируется не столько с парламентским президиумом, сколько с Минской переговорной группой и освобождением украинцев из российского плена. С этой темы и начинаем разговор.

"В МИНСКЕ ДЛЯ НАС ВАЖНО ВЫВЕСТИ ПЕРЕГОВОРЫ НА ТОТ МАРШРУТ, КОГДА ЦЭУ ИЗ МОСКВЫ У ТОЙ СТОРОНЫ ЗАКОНЧИЛИСЬ, И ОНИ НАЧИНАЮТ НЕРВНИЧАТЬ: А ЧТО ДЕЛАТЬ ДАЛЬШЕ?"

- Много ли в списках пленных, на основе которых ведутся переговоры, неучтенных людей? Спрашиваю еще и потому, что в интервью нашему изданию полковник Иван Безъязыков сообщил, что его в списках на обмен не было.

- Это не так, Иван Безъязыков был во всех списках. Другой вопрос, что мы год не могли добиться от боевиков информации о его местонахождении....

Давайте, для начала я объясню положение дел с освобождением заложников в целом. Украинцы, которые находятся в тюрьмах на оккупированных территориях, - это заложники незаконных военизированных формирований; заложники террористов. А пленные – это другая дефиниция, и эти понятия следует различать. У нас есть заложники и есть – политические узники, находящиеся в тюрьмах Российской Федерации.

Вообще, я, конечно, хочу сказать спасибо добрым людям за добрые слова; однако, я никогда не решилась бы вешать себе ордена и медали за то, что якобы сама освободила хотя бы одного человека. Это была бы неправда, потому что освобождение каждого заложника – это очень тяжелая работа десятков людей. И если в этих освобождениях есть хоть крупица моего участия, я уже счастлива.

На самом деле я начала вникать в дело освобождения заложников год назад, когда создалась Минская группа. Хотя и до этого я общалась по этой теме и с волонтерами, и со Службой безопасности Украины, но не занималась этим напрямую. В принципе, ни одно освобождение не состоялось без активного участия Службы безопасности. Поскольку этот процесс никогда не был доброй волей боевиков. Это всегда была такая ситуация, при которой они требовали передать им их граждан, задержанных за те или иные преступления перед Украиной. И важно понимать, что крупнейшие освобождения случились дважды, после самых тяжелых для Украины военных трагедий.

- Иловайска и Дебальцево?

- Да. Тогда украинскими силовиками было задержано достаточно много людей, причастных к преступлениям против суверенитета страны. Но также попали в окружение и многие наши бойцы, их надо было вытягивать.

В первые месяцы войны, когда было больше анархии на оккупированных территориях, все эти незаконные воинские формирования действительно могли сами принимать решения по освобождению. Они могли передавать заложников волонтерам.

Но сегодня ситуацию на оккупированных территориях жестко контролирует Москва, российские кураторы, а решения принимает Кремль и ФСБ. И это очень усложняет историю. Как вам известно, в гуманитарной части Минской группы работают два человека - Медведчук и я. Еще в ноябре 2015 года СБУ создала группу из трех человек для освобождения заложников. В нее вошли В. Грицак (он тогда был заместителем руководителя СБУ), В. Медведчук (для того, чтобы использовать все возможности для переговоров с той стороной) и Ю.Тандит. И когда Минская группа только была создана, я старалась минимально вмешиваться в эти процессы.

- Почему?


- Потому что тут важно не навредить. Более того, моя главная задача в этой подгруппе – это гуманитарный аспект, гуманитарные проекты, помощь в работе международных гуманитарных миссий. Но когда стали звонить мамы и жены заложников, когда ты начинаешь по-человечески вникать в эти драмы и трагедии, проникаешься - и просто обязан им помогать, делать все, чтобы вытащить ребят.

Теперь по сути вашего вопроса. На переговорах мы пользуемся списком Службы безопасности Украины, в котором на сегодня есть 111 задержанных. Иван Безъязыков всегда был в этом списке. Всегда! Но мы не знали места его нахождения ( боевики просто не отвечают на наши запросы и не дают информацию о местонахождении очень многих людей). Но затем нам удалось через волонтеров и наши источники узнать, что он жив. Это произошло в декабре прошлого года. И когда на переговорной группе мы привели фактаж боевикам, что Безъязыков находится у них – дальше началась их любимая история о том, что он не хочет возвращаться в Украину и так далее.

- Типичный прием Страны Советов. Там тоже любили рассказывать Западу, что семьи диссидентов ни за что не хотят уезжать из СССР…

- Знаете, наша задача какая? Освободить человека. А дальше, если есть какие-то вопросы, то не к нам. Мы были на контакте с женой Безъязыкова Маргаритой. Я ей рассказывала о положении дел, о ходе переговоров. А потом его удалось освободить. И это была, в первую очередь, заслуга СБУ. Но хочу еще раз сказать: его имя всегда было в наших переговорных списках.

- На переговорах с той стороной вы уже "собаку съели". Определили для себя их характерные приемы в переговорном процессе?

- Все же какие -то детали о работе Минской группы можно будет рассказывать не сегодня. А пока пускай что-то остается за кадром.

геращенко

Единственное, что стоит сказать: с той стороны присутствуют не те люди, которые принимают решения… И это ключевой момент. Мы в самом деле готовы искать пути политико-дипломатического урегулирования конфликта. Для нас самое главное – прекратить убийство украинцев, вернуть территории, освободить заложников.

Однако, в Минске присутствуют не те люди, которые принимают решения. Если говорить о российских участниках, то они демонстрируют отстраненность, играют в спектакль" мы в этой войне ни при чем". А их подшефные из ОРДЛО перед Минском заезжают в Москву, и там получают ЦЭУ. И потому для нас важно вывести переговоры на тот маршрут, когда ЦЭУ закончились, и они начинают нервничать: а что делать дальше?

И еще для нас очень важно втянуть в диалог Россию, потому что Россия развязала эту войну, и она должна нести ответственность за прекращение войны. А не делать вид, что она ни при чем и принуждать Киев к прямым переговорам непонятно с кем, с несамостоятельными и зависимыми от Москвы персонажами. Зачем говорить с марионетками, если решения принимает Москва.

ЛЕТНЯЯ ЭСКАЛАЦИЯ СИТУАЦИИ ВОКРУГ КРЫМА ОТСРОЧИЛА ОСВОБОЖДЕНИЕ ЖЕМЧУГОВА

- Больше всего вопросов к вам – о человеке, который для большинства украинцев – как красная тряпка для быка. Людям интересна, какова роль Виктора Медведчука в освобождении украинских пленных.


- Мне кажется, я уже ответила на этот вопрос раньше. В ноябре 2015 года Службой безопасности Украины была создана специальная группа по освобождению. СБУ исходила из того, что украинская сторона должна использовать все возможности для того, чтобы вытащить наших людей; стало быть, в нее должны войти люди, имеющие возможность войти в диалог с той стороной. Под другой стороной я подразумеваю и Российскую Федерацию, и представителей так называемой власти оккупированных территорий.

В эту группу тогда вошли заместитель главы СБУ Василий Грицак, его советник Тандит и Виктор Медведчук. Именно он ведет диалог с другой стороной. В гуманитарную подгруппу В. Медведчук также был делегирован, и главная его миссия – освобождение заложников. Да, он имеет контакт с другой стороной – и это важно для того, чтобы вытаскивать заложников.

Очевидно, что у меня с Виктором Медведчуком идеологически разные взгляды на очень многие вещи. Однако, в гуманитарной группе мы работаем исключительно по вопросам освобождения пленных.

- Правда ли, что это его помощь была решающей в освобождении Афанасьева и Солошенко?

- Я сразу хочу сказать, что все последние освобождения были бы невозможны без личного вмешательства Президента. Говорю без пафоса. Сейчас, к сожалению, действительно такая ситуация, когда с той стороны все решает Кремль. И поэтому Президент в телефонных разговорах поднимал вопрос об освобождении. И когда освободили Савченко, у него в мае был телефонный разговор с Путиным, в котором он поднял вопрос об освобождении Солошенко и Афанасьева как людей, нуждающихся в экстренной медицинской помощи. А позже, в июне, он поднимал вопрос об освобождении Жемчугова, поскольку в его положении держать его в тюрьме было изощренной жестокостью. А также требовал освобождения 25 наших заложников, находившихся на оккупированных территориях.

геращенко

- Почему именно 25?

- Потому что на тот момент относительно этих заложников у нас была информация, боевики подтверждали наличие только 25 людей. При этом не говорили точного их местонахождения, но подтверждали, что ребята живы...... Вообще, если честно, мы верили в то, что освободим и Жемчугова, и ребят раньше, летом. Однако на эти процессы влияет буквально все. Любое ухудшение двусторонних отношений.

- В частности?

- В частности, летняя эскалация ситуации вокруг Крыма отсрочила освобождение Жемчугова и, по сути, подвесила историю с ребятами.

А что касается В. Медведчука, то он ведет переговоры с другой стороной. В телефонных переговорах с Президентом Украины Путин говорит: "Да, эти досье надо передать г-ну Медведчуку, и он продолжит эту работу". И он вел эти переговоры.

- Скажите, каково вам работать с человеком, который вроде бы как из твоей команды – но при том чуть ли не родственник главного врага Украины?

- Я вам все сказала. Для меня очень важно – освободить ребят. Меня туда делегировали, и если для меня в моей тамошней работе есть вещи совсем неприемлемые, я должна оттуда уйти. А для меня важна Украина. Без пафоса. Я никогда не поступлюсь своими принципами. Мои политические взгляды также известны. В том числе и господину Медведчуку. Включая мое отношение к темам "Украина-ЕС", "Украина-НАТО", "Украина-Россия". Мы не поднимаем эти вопросы во время заседаний Минской группы. Там идет разговор об освобождении заложников.

геращенко

- Итак, формально Виктор Медведчук на переговорах является представителем украинской стороны. Интересно, кем считает себя он сам?


- Я все же предпочитаю говорить о себе, а не о других, это некорректно. Я действительно считаю необходимым искать все возможные политико-дипломатические пути урегулирования конфликта; во-вторых, хочется принести хорошие вести родным заложников; и в-третьих, использовать любой шанс для того, чтобы помочь Украине и усложнить жизнь Российской Федерации как стране-агрессору. А кто кем где себя считает – это вопрос к ним.

И потом, в ситуации, в которой оказалась наша страна, очень важно иметь мудрость. И хитрость.

- Далеко не у всех хватает нервов для того, чтобы демонстрировать хитрость. В социальных сетях люди пишут: "Почему Медведчук не сидит?!", "Да его линчевать надо!" и тому подобное.

- (С терпеливой непреклонностью) Вам надо записать интервью с теми, чьи имена фигурируют в этих высказываниях.

- Хорошо, тогда скажите вот что. Допустим, украинские власти арестовали Медведчука, изолировали его от политического процесса – к чему бы это привело в контексте переговоров с РФ?

- Я вообще не люблю эти слова: "допустим", и так далее. В реалиях сегодняшнего дня я предлагаю отвечать на те вопросы, которые стоят на повестке дня сегодня.

"Я ИСКРЕННЕ РАДА, ЧТО НАДЕЖДА САВЧЕНКО НА СВОБОДЕ. А ВЗГЛЯДЫ НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ УКРАИНЫ МЕНЯ НЕ ДОЛЖНЫ ИНТЕРЕСОВАТЬ. ЭТО ВОПРОС К ИХ ИЗБИРАТЕЛЯМ И ИХ КОМАНДАМ"

- Каково вообще работать в Минской группе? Помню, хотел взять интервью у Романа Безсмертного – так процесс согласования места встречи растянулся на месяцы. Он то улетал в Минск, то только-только прилетел и едет домой…

- Да, это ужас. А ты еще оттуда прилетаешь какой-то выжатый, эмоционально это очень тяжело.

- Почему?

- Часто после этих минских встреч меня душат слезы. Потому что я понимаю, что сейчас начнут звонить мамы с одним вопросом: "Когда?" А ответа нет.... И начинается: может, переговорщики не те, может, что другое? Может. И, если честно, это не большое удовольствие - еженедельно общаться в том формате. Но дело не в переговорщиках. И можно повеситься или биться головой о стенку, это не сыграет никакой роли.

- Почему не сыграет?

- Потому что решения не приняла Москва. И ты должна приезжать и объяснять это мамам. Быть с ними честной. Это всегда очень непросто – говорить правду: как и что мы делаем, почему не получилось.

- Еще один болезненный вопрос. Учитывая то, сколько сил и времени было потрачено, в том числе и вами, на освобождение Надежды Савченко – скажите, как вы отнеслись к последующей линии ее поведения? Как человек и как государственный деятель?

- Как и десятки людей, я действительно боролась за то, чтобы Надежда была на свободе. И я искренне рада, что она сегодня со своей семьей. Притом у меня есть дополнительный бонус (улыбается. – Е.К.): мне теперь не звонят члены ее семьи. Знаете, я всегда искренне радуюсь, когда в день на один такой звонок становится меньше. Потому что это тяжело – объяснять родителям и родственникам, почему ты не знаешь даты освобождения, не можешь дать исчерпывающие ответы, когда человек будет дома.

Ну, а как вице-спикер украинского парламента я общаюсь со всеми депутатами, какую бы политическую силу они не представляли и какую бы позицию они не занимали. Это моя работа. С Надеждой мы, по сути, общались дважды – один раз в самолете, говорили о заложниках; она возвращалась из долгого информационного вакуума, и мы со Святославом рассказывали, сколько еще заложников удерживают на оккупированных территориях, а сколько – в российских тюрьмах. И что мы делаем для их освобождения.

геращенко

- Хорошо, сформулирую вопрос так: когда вы с пресс-секретарем Президента Святославом Цеголко вывозили Надежду на самолете, вы уже имели представление о том, что взгляды Савченко, мягко говоря, не вполне соответствуют той телекартинке, которую видели большинство украинцев?

- Вы знаете, я реально не очень люблю публично обсуждать людей, которые отсутствуют за этим столом. Вот если бы здесь действительно присутствовали Надежда или Виктор Владимирович, о которых вы спрашиваете, - думаю, они сами бы ответили на ваши вопросы о себе. Но их здесь нет, и поэтому я не буду давать никаких оценочных суждений. Единственное, что хочу сказать: конечно, это был очень эмоциональный день. И все освобожденные – они всегда возвращаются в стрессе. Это естественно. Каждый человек после пережитого имеет право на эмоции.

Еще раз скажу: я искренне рада, что Надежда на свободе. И приложу все усилия, чтобы мы освободили остальных. А взгляды народных депутатов Украины меня не должны интересовать. Это вопрос к их избирателям и их командам.

- Решается ли вопрос по закону Савченко? Хватаются за голову в МВД, рвут и мечут социальные сети…

- Знаете, я как -то говорила об этом законе и с Надеждой, с Ильей Новиковым, который был ее адвокатом и сейчас помогает по многим кейсам политических заключенных-украинцев, остающихся в Российской Федерации. Мы как-то дискутировали с ним об этом законе, и он высказал позицию, с которой я согласна: в СИЗО действительно худшие, чем в колониях, условия содержания людей. Я ведь сейчас в СИЗО часто бываю, езжу туда – в том числе чтобы увидеть условия содержания тех, кто задержан за статьи по терроризму и сепаратизму.

Но тут есть два момента. Во-первых, есть и огромная нагрузка на наших следователей, которые не могут раскрыть все дела за неделю, для отчетности. Разве это будет справедливо – в том числе относительно тех людей, которых долго удерживали в СИЗО? Думаю, нет. Это комплексная реформа, и в ней много нюансов. (Улыбаясь, обращается к журналисту "Цензор.НЕТ"). Вот, вы требуете дробных ответов, а здесь нужен долгий ответ. Потому что нам необходимо профессиональное расследование, справедливый суд не для галочки. Не будучи криминальным экспертом, я соглашаюсь с Ильей и Надеждой, что это несправедливо в отношении очень многих людей, попавших в СИЗО и часто удерживаемых там годами. Однако, решать эту проблему исключительно таким законом – неправильно. Мне кажется, можно определить срок (полгода, например), который мы даем для расследования дела. И дальше включается этот счетчик. Потому что у правоохранительных органов должен быть стимул раскрыть дело. Илья, кстати говорил, что, возможно, Украине стоит идти через усиление наказания. Возможно. Повторюсь: я не криминальный эксперт, но очевидно, что этот закон не идеален. И мне кажется правильным то, что в парламенте сейчас поднимается дискуссия относительно того, какие изменения необходимо внести для его улучшения. Я буду здесь прислушиваться ко мнению экспертов.

- А на какой стадии находятся эти попытки корректировки "закона Савченко"?

- Насколько я слышала, какие-то предложения разрабатываются как в правительстве, так и депутатами профильных комитетов. Когда он может встать в повестку дня, сказать пока не готова. Однако, эти изменения нужны. Да, этот закон принимался, в том числе, и для того, чтобы помочь нашему депутату, который в этот момент находился в российской тюрьме; поддержать ее первый законопроект. И надо понимать, что сейчас внесение изменений в этот законопроект ни в коей мере не будет означать изменение отношений к тому или иному депутату. Просто - так бывает в украинском парламенте, где сейчас зарегистрировано несколько тысяч законов. И половина из них – полная графомания. И ни один из них, к сожалению, не принимался через 3 чтения в комитете и серьезную законодательную работу. Часто бывает так, что закон уже работает - однако нужно внести изменения.

геращенко

"А ЕЩЕ БРЕД – ЭТО ТА СИТУАЦИЯ, КОГДА В ПОВЕСТКЕ ДНЯ СТОЯТ 170 ВОПРОСОВ. И ТАК КАЖДЫЙ ДЕНЬ – ПОТОМУ ЧТО ВСЕ КРИЧАТ: "ПОСТАВЬТЕ МОЙ ЗАКОН!"

- Больно слышать, когда первый вице-спикер говорит, что о том, что половина зарегистрированных в парламенте законов – графомания. Больно, потому что это чистая правда.


- Послушайте, я об этом не просто говорю, а кричу! И считаю, что наш парламент в принципе неправильно работает. Я раньше возглавляла комитет евроинтеграции. И мы настаивали на том (и внесли соответствующих законопроект, который до сих пор не рассмотрен), что для нас евроинтеграция – это не красивый лозунг и не просто внешний наш вектор. Это путь внутренних реформ. А если это путь внутренних реформ, мы обязаны пройти в законодательной работе тот путь, который прошли Польша, страны Балтии. Это приведение всего законодательства к европейским стандартам. Это значит, что каждый законопроект должен пройти экспертизу на соответствие европейским нормам.

- Но этого не происходит. Почему?

- Потому что комитет по евроинтеграции – один из самых маленьких и непрестижных. Там не делят потоки, туда пришли работать люди, для которых это – дело жизни и принципов. И у этого комитета сейчас нет таких рычагов. И в конечном итоге на предмет соответствия европейским нормам у нас рассматривается только очень ограниченный процент законов; более того, у нас в регламенте даже нет прописанной нормы о том, что вывод комитета евроинтеграции должен быть обязательным! Хотя это бред, и нам потом придется еще раз переделывать нашу работу.

А еще бред – это та ситуация, когда в повестке дня стоят 170 вопросов. И так каждый день – потому что все кричат: "Поставьте мой закон!" И спикер, и согласительный совет должны всех уважить: "Конечно, конечно, и ваш поставим, и ваш…". Хотя понятно, что до многих вопросов дело не дойдет.

Вот почему так важно провести реформу работы самого парламента. От этого выиграют и депутаты, и, в первую очередь, страна. Кстати, это тот момент, которым, на мой взгляд, я как первый вице-спикер должна заниматься больше.

- Может, и вам, и другим сторонникам реформы парламента следует жестко и максимально доступно говорить (в первую очередь, по ТВ, с максимальным охватом аудитории) о том, что в парламенте полным-полно графоманов; что пишутся некачественные, а то и провальные, законопроекты; что каждый тянет одеяло на себя, из-за чего страдают важные для государства законодательные инициативы. Может, так стоит поднимать вопрос?

- Ну, во-первых, об этом уже говорится. И спикер Андрей Парубий уже полгода безуспешно пытается внести в повестку дня законопроект о реформе работы парламента. Это как раз реформа, наработанная совместно миссией Кокса. Однако, голосов в зале нет даже за то, чтобы поставить этот законопроект о реформе нашего регламента в повестку дня! Не говоря уж о том, чтобы его рассмотреть…

И во-вторых: к сожалению, народу это неинтересно. И журналистам это неинтересно. Вот когда вы в последний раз видели серьезный сюжет о каком-то законопроекте? К примеру, на прошлой неделе мы рассматривали фундаментальный законопроект об изменении законодательства в энергетическом поле. Где-нибудь провели хоть какой-то анализ этого документа? Нет, все были заняты дракой депутата с машиной…

Во-многом поэтому мы и не перестраиваем работу парламента. Кстати, одним из самых интересных предложений было: согласительный совет Верховной Рады должен проходить без камер. Потому что согласительный совет в принципе не должен быть мероприятием, на которое ты приходишь с тронной речью о том, что все вокруг – бессовестные зрадныки, а я – молодец. На согласительный совет нужно приходить с повесткой дня и "драться" за то, что должен быть именно такой законопроект, а не какой-то другой. Но это же никому не интересно!

- Да, если камер не будет, присутствующие политики сразу прекратят устраивать шоу…

- Вот! По моему глубокому убеждению, это абсолютно закрытое совещание о повестке дня. Для того, чтобы выйти на абсолютно продуктивную повестку дня. Но когда Андрей Владимирович предложил эту позицию, многие тут же сказали, что это наступление на свободу слова, наступление на оппозицию, хватание за горло депутатов…

- …То есть вы как бывшая журналистка не считаете такую инициативу наступлением на свободу слова?

- Вообще не считаю! Послушайте, если бы мне как бывшей журналистке и руководителю медиа предложили вести в прямом эфире планерки, я бы возмутилась. Потому что хорошо представляю, во что бы превратилась такая планерка.

геращенко

"ЕСЛИ ВЫ ОПРОСИТЕ НАШИХ ДЕПУТАТОВ, ТО ПРОЦЕНТОВ 30 ИЗ НИХ ДАЖЕ НЕ ДОГАДЫВАЮТСЯ, ЧТО "РАБОТАЕТ" ЕЩЕ И В ПАРЛАМЕНТСКИХ КОМИТЕТАХ "

- Вопрос о дисциплине. В минувшую пятницу наблюдал, как первый вице-спикер Ирина Геращенко, ведя заседание, говорит: "И я считаю, уважаемые коллеги…". А "уважаемых коллег" в зале – пара десятков, не больше.

- Да, это ужас.

- Ну, хорошо, Андрей Парубий инициировал печатание в "Голосе Украины" имен прогульщиков. Но это, честно говоря, выглядит забавно. Можно подумать, что по утрам вся страна вырывает друг у друга номера "Голоса Украины", а прогульщики в ужасе ждут расплаты…

А что бы вы предложили в качестве более драконовского метода обеспечения дисциплины? А то в Интернете люди предлагают радикальные варианты, от "посадить" до "расстрелять"…

- На самом деле все гораздо более прозаично. Нужно изменить регламент. Если вы зайдете в любой европейский парламент или ПАСЕ в разные дни недели, то вы будете удивлены,что там тоже немного депутатов, и они там тоже не привязаны шнурами к своему рабочему месту. И на самом деле, главное-то происходит не в сессионном зале, а в комитетах. Меня, например, больше тревожит то, что если вы опросите наших депутатов, то процентов 30 из них даже не догадывается, что "работает" еще и в парламентских комитетах.

- Даже так?

- Я думаю, да. И не знают, где находится их комитет, чем он занимается, кто этим комитетом руководит…Таких людей, повторяю, - процентов 30. Это ненормально, что у нас сейчас более 20 депутатов не работают ни в каком комитете!

- По какой причине?


- По той причине, что руководители фракций считают это предметом политического торга – кто куда войдет… И не выносят этот вопрос на голосование..

- Вернемся к прогулам. Может, лишать прогульщиков права голоса на определенный срок?

- Так а кто не ходит – он и так лишен права голоса. Причем, что самое смешное, те, кто не ходит, являются главными борцами с кнопкодавством. А как по мне, кнопкодавство – такое же гнусное, безответственное и подлое нарушение, как и нехождение на работу. Потому что и то, и другое отрицательно влияет на законотворчество.

Поэтому очень важно изменить Регламент. Об этом, кстати, говорят очень многие наши европейские партнеры: либо решения должны приниматься большинством от присутствующих в зале; либо нужно установить для голосования определенные часы. В Европарламенте для голосования есть определенные дни. Депутаты это знают.

Здесь есть еще один важный нюанс. Можно, конечно, карать депутатов, как нерадивых детей; однако это никогда не повлияет на тех, кто давно находится не в ясельной группе и с усмешкой воспринимает все эти списки прогульщиков и т.д. Здесь важно иметь другую политическую культуру и ответственность. Если человек безответственный, ты можешь у него на лбу вытатуировать, что он кнопкодав и не ходит в парламент. Ему все равно, он наденет кепку – и пойдет гулять в таком виде.

Надо изменить Регламент. Потому что все эти крики про кнопкодавство…Да, они справедливые, я это явление осуждаю и в нем не замечена. Но меня просто бесит, когда эти крики используются не для того, чтобы изменить работу, а для политиканства и популизма. В принципе, критиковать работу парламента имеет право только человек, который сам ходит на работу и сам все читает. Например, Виктор Михайлович Пинзеник. Это человек, который имеет право критиковать все, что захочет. Он, по-моему, один читает все законы и не пропустил ни одного заседания. Понимаете, он разбирается в этом, досконально знает работу комитета. Вот он – может об этом говорить. Потому что относится к этому как к своей работе, а не шоу.

"ВСЕ ПРИВАТНОЕ Я ОСТАВЛЯЮ ЗА ДВЕРЯМИ. ЭТО ЗАЛОГ СПОКОЙСТВИЯ – МОЕГО И МОЕЙ СЕМЬИ"

- И о личном. Одна из читательниц в Фейсбуке просит меня задать вам такой хлесткий вопрос, точнее серию хлестких вопросов: "Сколько стоят услуги няни, и не одной, которыми пользуется эта многодетная мать? Где учатся ее дети? Как у ее шефа - ПАП - в Англии?"


- Знаете, я принадлежу к тем людям, которые четко разграничивает общественную и личную жизнь. И сколько бы ни было этих замечательных вопросов, все приватное я оставляю за дверями. Это залог спокойствия – моего и моей семьи.

- На вас "висят" участие в Минской группе, работа по освобождению пленных, активная внешнеполитическая деятельность плюс широкий круг обязанностей вице-спикера. Это требует и знания языка, и какого-то гигантского запаса энергии. Как вы все это успеваете? И собираетесь ли от чего-то отказываться?

- Я не все успеваю. Во-первых, важна поддержка семьи. Я дорожу этой поддержкой. Второй момент: языки действительно надо учить, это то, чего мне на самом деле очень не хватает, мне надо совершенствовать свое знание языка.

И третье: от чего-то, безусловно, надо отказаться.

геращенко

- Еще один раздраженный вопрос от читателя: "Почему она так часто обнимается с Новинским?". А ну-ка признавайтесь: когда вы в последний раз обнимались с Новинским?

- Ой, я не помню, когда. Как воспитанный человек, здороваюсь, наверное, с 90% народных депутатов парламента. Но это никак не влияет на мои идеологические взгляды и отношение к депутатам. Смотреть и оценивать нужно не по тому, кто с кем здоровается. А по тому, кто как и за что голосует.

А что касается Вадима Новинского, то с ним, как и со многими политиками, кстати, как и с В. Медведчуком, я познакомилась во время работы в журналистике. Кстати, с Новинским мы когда-то общались вместе с тогдашним послом России в Украине Виктором Черномырдиным. Я часто думаю о том, как бы весь этот кошмар воспринял Виктор Степанович. Мне почему-то кажется, что ему было бы от этого очень больно…

- И такой вопрос: "Красивая, умная женщина. Кто у нее на первом месте, семья или политика?".

- Семья.

- И как жизнь делится на эти две части? С большим трудом?

- Нет, это не делится. А зачем это делить? Это жизнь. Мы же не делим пальцы на нашей руке (улыбается. – Е.К.).

- Сколько лет вашим детям?

- Малышу – три года, средней скоро исполнится 7 лет. Старшей – 21.

- Понятно, что у детей не бывает такого возраста, про который можно сказать, что, вот, здесь мамино внимание нужно в меньшей степени. Но почему-то кажется, что именно в 3 и 7 лет этого внимания должно быть по максимуму.

- Они очень потешные. И раз уж мы говорим о личном, могу сказать вот что: не надо бояться рожать после 40. И вопрос тут не в нянях. Конечно, у меня есть человек, который помогает мне по хозяйству, и я ей очень благодарна. Но мне, кстати, мама больше всего помогает. А я ее подкалываю.

- В каком смысле?

- Когда-то я очень мечтала о брате или сестре. Но у меня их нет. И я маме сказала: "Ну, получи теперь вот, в зрелом возрасте. Воспитывай!"

Мама живет с нами и мне очень помогает.

- Ну, и вопрос на десерт: "Коли вона почне писати букву "ї" у своїх постах? І як вона може займати таку посаду, коли не знає, як на айфоні вискакує буква "ї"?


- Не знает, это правда. Я – технически абсолютно безнадежный человек, можете так и написать. У человека должны быть недостатки, и моя техническая безграмотность – один из них. К примеру, у меня самый простой телефон – кнопочная "Нокия", я ее обожаю. А когда мы еще работали на телевидении, и туда закупили новую технику, и журналисты должны были сами начать монтировать в цифровом формате. Более того – сказали, что будут штрафовать тех, кто не станет сам монтировать.

- Так, и что дальше?

- Но из этого правила было два исключения: я и Марина Остапенко. Потому что нам сказали наоборот: если мы будем сами монтировать, нас накажут и оштрафуют (смеется. – Е.К.). В силу нашей полной технической неприспособленности.

Поэтому что касается буквы "ї"…лучше тогда меня совсем не читать! Ну не собираюсь этим заморачиваться, искать ее в iPad! Зато я каждый год пишу диктант на украинском языке. Уже лет пять проверяю грамотность. Больше из народных депутатов туда практически никто не ходит. И вот там, пожалуйста, проверяйте мое знание языка - и ставьте оценки!

Евгений Кузьменко, "Цензор.НЕТ"
Фото: Наталия Шаромова, "Цензор.НЕТ"
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору