EN|RU|UK
 Суспільство
  15462  14
Матеріали за темою:

 Волонтер Галина Алмазова: "Ми за добу могли евакуювати 15-20 людей! Іноді по три дні не спали. Головою подушки торкаєшся -""Вєтєрок", на виїзд!""

В.Кіртока

Киянка Галина Алмазова, яка організувала евакуаційну команду на передовій, один день попрацювала таксистом у Києві, щоб допомогти волонтерській організації "Повернись живим" зібрати кошти на купівлю машини для військових.


алмазова

В акции согласились участвовать несколько известных волонтеров. Это и демобилизованный десантник Жора Турчак, и разведчик Андрей Рымарук, и создатель мощной волонтерской организации "Повернись живим" Виталий Дейнега, и его коллеги по "Народному тылу" Роман Синицын и Павел Кащук. Каждый из них "натаксовал" приличные суммы. Но больше всех заработала Галина Алмазова – 33 тысячи 110 гривен! Успешный топ-менеджер, коммерческий директор большой компании, профессиональная гонщица, во время войны она занялась спасением раненых на передовой. Ее работу очень хорошо знают на линии огня. А на территории мирной Украины эта тоненькая улыбчивая женщина стала настоящей легендой. В этом я убедилась, поездив в такси, за рулем которого была Галина и послушав ее общение с пассажирами.

"ЛУГАНСКИЕ И ДОНЕЦКИЕ ДОРОГИ Я ЗНАЮ ЛУЧШЕ, ЧЕМСТОЛИЧНЫЕ"

– Для меня удивителен опыт – поработать в качестве водителя, – улыбается Галина. – Хотя две недели назад я сама искала, как и с кем доехать в Киев. Это было очень непривычно, ведь обычно я за рулем и сама могу кого-то подвезти. В зону АТО я приехала на карете скорой, поэтому после двухнедельной ротации возвращалась в Киев своим ходом. Хорошо, подвез боец.

- Сколько машин с вашим позывным "Ветерок" дежурит сейчас на передовой?

- Две. И две в ремонте. "Ветерок" - такое прозвище мне дали задолго до войны, на ралли, в которых я участвовала. Одну машину для эвакуации в зоне АТО нам подарил благотворительный фонд города Долина Ивано-Франковской области, вторую – они же совместно с испанцами, а третью – хмельницкий благотворительный фонд "Патриоты Украины" и мукачевский бизнесмен. Четвертая машина появилась совсем недавно, помог "Шпиталь Майдану". Самая первая машина теперь практически постоянно находится в ремонте. Она уже стала легендарной, ее и "Градами" под Дебальцево били, и под минометный обстрел она попадала. Боевая машина. Мы договорились, что она вскоре уедет в музей.

алмазова

- Галина, как женщины становятся гонщицами?

- Когда я жила в Днепропетровске, у меня была спортивная "Мазда". Редкая машина с поднимающимися фарами. Меня даже гаишники останавливали, чтобы рассмотреть ее. Как-то на СТО, где я меняла масло, ко мне подошел мужчина и предложил выступить на любительском ралли и пообещал научить правильно ездить. Ближайшие соревнования были "Шок-старт". Там нужно было проехать 402 метра. Я понимала, что на такой маленькой дистанции самое важное – набрать скорость и переключать передачи без сброса скорости. Мне показали, как это делать. Из 48 экипажей я была единственной женщиной. В 2000 году еще мало представительниц слабого пола ездили за рулем. Перед началом заезда все выстроились на набережной, было много телевизионных камер. Но меня никто не замечал. В заезде выступали по две машины. Со мной ехал какой-то восьмикратный чемпион... Помню, еду и удивляюсь: как он так быстро пролетел, что я его не вижу. Оказалось, это я быстро прошла дистанцию... Когда объявляли награжденных, мое имя называли раза три. Я просто не могла поверить, что победила. И вот уже после этого все журналисты пришли ко мне. В общем, один любительский заезд, второй, и мне предложили выступить на профессиональном ралли. Мы быстро нашли спонсоров, ведь женских экипажей не было... Так, совершенно случайно, я оказалась среди гонщиков.

алмазова

Известна история, когда вы в Крыму буквально на краю пропасти остановили неуправляемую машину, в которой спали дети...

– В тот день я очень спешила забрать друзей с турбазы и отвезти их в аэропорт. А тут наперерез мне по дороге едет машина. Водительское окошко было опущено, и я видела, что за рулем никого нет. Я остановилась и просто отогнала ее в безопасное место. Детей внутри я даже не заметила. Они спали на заднем сиденье. Уже позже водитель автомобиля вывесил пост в фейсбуке и на всех автомобильных форумах. Он искал водителя машины, на бампере которой была наклейка женского автоклуба. Моя подруга прочла это обращение и перезвонила мне с вопросами, никого ли я не обидела на дороге, не подрезала, потому что по описанию явно искали меня. Я попросила ее перезвонить автору поста и все уточнить. Честно говоря, не думала, что эта история будет иметь такую огласку. Я бы о ней даже не вспомнила, если бы не подняли такой шум. Оказалось, семья возвращалась с экскурсии. Остановились по банальной причине: водителю нужно было в кустики. А его жена вышла сфотографировать красивый вид. Машину же на ручник не поставили. Они приехали из Харькова, города с ровной местностью, не привыкли ставить машину на ручник. Вот она под уклоном и покатилась...

Узнав, что Галина будет ездить по Киеву за рулем такси, ее знакомые постарались сделать заказ. Всем поездить с Алмазовой не удалось, но вот Сергею повезло. Он познакомился с Галей в марте 2013 года, когда Киев накрыл мощнейший снежный буран. Помните, жизнь в столице остановилась, а на проспекте Победы оказались заблокированными сотни машин более чем на сутки. Чтобы раскопать бедолаг, попавших в беду, пожалуй, впервые на улицы города выехали БТРы и другая тяжелая военная техника. Помогать бросились и волонтеры, создавшие в фейсбуке группу. Галина была в ней координатором, а Сергей ездил на джипе и выдергивал застрявшие легковушки, откапывал потерявшиеся машины.

– Сережа, пристегивайся, – первое, о чем попросила Галина друга, севшего в такси. – Я всегда езжу пристегнутая. Хотя в зоне АТО и на передовой никто не ездит с ремнями безопасности. Там действуют другие правила. А в условиях большого города и трасс я всегда на этом настаиваю. Я же еще и инструктор контраварийного вождения. Когда-то дежурила с Магнолия-ТВ, мы вместе делали репортажи с жутких ДТП, я своими глазами видела, что бывает с непристегнутыми. Вылетевший через окно ребенок. Женщина, которая своей спиной сломала дерево... Садясь сзади, тоже нужно пристегиваться. Потому что при лобовом столкновении задний пассажир может пробить голову переднему.

Вы меня простите, что езжу по Киеву с навигатором. Но сейчас луганские и донецкие дороги я знаю лучше, чем столичные. Я люблю ездить за рулем сама, но в последнее время стала кого-то брать с собой. Слишком уж большие расстояния приходится преодолевать. Недавно взяла своего кума-стоматолога. Он бывший афганец, был ранен осколками в сердце. Мы с ним поехали по большому маршруту. Начали с Мариуполя и закончили в Попасной. И он удивлялся: откуда ты знаешь каждый поворот этих дорог? А как их не знать, когда находишься на передовой два с половиной года... Без этого – как объехать, куда можно поворачивать, а куда ни в коем случае нельзя – невозможно... Но, признаюсь, за два года от руля устала. И натерла на ладошках мозоли, как профессиональный водитель.

"ВЗОНЕ АТО НАС НЕТ – МЫ НЕ ОФОРМЛЕНЫ, НЕ ПОЛУЧАЕМ УБД"

У Галины звонит телефон. Поговорив, она пересказывает: "Знакомая меня увидела за рулем такси только что. Удивилась и обрадовалась".

Галина, а вы давно дружите с волонтерской организацией "Повернись живим"?

– С первых дней войны. Сначала я перечисляла деньги, привозила необходимое. А затем эта организация стала помогать моим эвакуационным экипажам. Вот я раньше не знала, что и "Уклон-такси" участвовал в нашей судьбе. Последнее время я перестала выставлять посты с обращением помочь оплатить ремонт машин. Обыватели не понимают, почему у нас так часто ломаются кареты. Как объяснишь, что на фронте нет дорог, что из земли торчат осколки, что подвески убиваются очень быстро? Эти наши потребности и закрывают волонтерские организации, крупные меценаты. А как часто вражеские снайперы отстреливают нам фонарики на машинах и фары... Пугают таким образом... Колеса у нас вообще расходный материал.

Ваши экипажи оказывают только первую помощь или могут и зашить раны, сделать что-то посложнее?

– В нашем коллективе не только парамедики, но и врачи высокой квалификации. Дежурил с нами заведующий хирургическим отделением, с которым мы познакомились в 2013 году, когда раскапывали машину из-под снега в Киеве. Есть анестезиолог-реаниматолог. Регулярно приезжают акушеры, гинекологи. Врачи берут отпуска, накапливают дежурства, чтоб помочь нам на передовой. Очень тепло ребята вспоминают Викторию Крамаренко, медика из столичного ожогового центра. Даже я, несмотря на то, что выполняю работу водителя, участвую в оказании помощи. Особенно когда раненых несколько. Моя главная работа – вытащить носилки и выполнять команды медика: подавать физраствор, нужные медикаменты. Но бывало, что я в руках держала внутренние органы раненого, чтобы доктор мог зафиксировать рану.

Я стараюсь формировать команду так, чтобы в ней были мальчик и девочка. Хорошо, у меня есть опыт, и я могу поменять колесо в любую погоду, понимаю и в устройстве машины, могу ее отремонтировать. Но я понимаю: две девчонки – это опасно на дороге. Были случаи, когда кареты застревали на фронтовой дороге, потому что осколками порвало колеса. В той ситуации мы были вдвоем с девочкой-медиком. Повезло, остановился волонтер.

Сейчас к нам в экипажи часто просятся демобилизованные бойцы и медики. Дежурит регулярно с нами уволившийся медик 81-й бригады.

Наш разговор регулярно прерывался звонками и вызовами.

– Так приятно, когда заказывают, чтоб именно я приехала, – улыбается Галина. – Так, глядишь, мне и понравится. Заедем на улицу Жилянскую? Это наш следующий заказ.

В машину сел мужчина и попросил... провезти его вокруг квартала. За несколько минут он коротко рассказал о себе и поразил нас тем, что за предоставленную Галиной услугу заплатил... 30 тысяч гривен. Они аккуратно лежали в картонном подарочном пакете.

– Меня зовут Александр, мне 53 года. Я сам много лет прожил в Макеевке. Но в 2010-11-м годах, когда к власти пришли мои бывшие земляки, мне пришлось уехать в Германию... Я собственник сельхозпредприятия... Когда начался Майдан, начал поддерживать протестующих. Конечно же, помогаю теперь и армии. О вас, Галина, читаю регулярно, слежу за вашей деятельностью. И, узнав о проекте, что вы будете ездить за рулем такси, собирая деньги на покупку еще одного джипа, не смог остаться в стороне. Надеюсь, переданные мной деньги сохранят кому-то жизнь. Простите, что не могу сделать больше. Как бы уже хотелось, чтоб все закончилось, чтоб настал мир.

Меценат категорически отказался фотографироваться с Галиной и называть свою фамилию. "Добрые дела нужно делать и в воду бросать", – скромно сказал он и ушел в офис.

– Когда война только началась, помню кинула клич, что нужны деньги на покупку микроавтобуса, – вспоминает Галина. – Мне позвонили и при встрече парень дал конверт, в который я заглянула поздно вечером. А там 10 тысяч долларов! Звоню ему: "Вы не перепутали конверты? Сумма огромная!" Он отвечает: "Галя, вам же надо два буса! Купите их". С тех пор этот парень помогает нам постоянно. Благодаря такой системной помощи простых людей мы ни разу не покидали зону АТО.

Галина, вы и ваша служба в зоне АТО из разряда "нас там нет". Вы же не оформлены, не проходите по документам и приказам, не получаете удостоверения участника боевых действий...

– Да, так и есть. Нас там действительно нет. О защищенности людей я думаю постоянно. Когда люди просятся к нам подежурить, всегда несколько раз предупреждаю: у нас нет никакого статуса, нет зарплат. Мы не защищены никем и ничем, кроме тех ребят, на позициях которых находимся. Если эвакуация происходит без касок и бронежилетов, я сильно ругаюсь и даже отстраняю от работы. Люди должны сами осознавать: мы там – никто. Не раз мне предлагали помочь оформить УБД. Но по отношению к моей команде это некорректно и неправильно. Иногда ребята рискуют больше, чем я.

"МОЖНОПРИВЫКНУТЬ К БОЛИ, КРОВИ, НО К ГОРЮ РОДИТЕЛЕЙ, КОТОРЫЕ ПОТЕРЯЛИ ЕДИНСТВЕННОГОСЫНА,   НИКОГДА"

Не отмечена Галина Алмазова, в отличие от других известных волонтеров, и государственными наградами. Единственный орден, который у нее есть – негосударственный "Народный герой Украины" из серебра, которое присылают люди со всего мира.

алмазова

В феврале Галина Алмазова получила орден "Народный герой Украины" из рук известного танкиста, Героя Украины Евгения Межевикина, позывной Адам, и не менее известного волонтера Ивана Звягина, который постоянно помогает службе "Ветерок", передавая им дорогие кровоостанавливающие препараты, жгуты и все остальное, что помогает спасать жизнь нашим бойцам

– Получая эту награду, которую я ценю превыше всего, чувствовала себя неловко – я же без своей команды ничего не могу, – смущается Галина. – Лично для меня настоящим героем является Коля Жаренков, позывной Док. Сейчас он работает в госпитале в Попасной, и мы доставляем ему раненых. А год он отработал с нами. И я видела, как он вытаскивает людей с того света. Не раз ему говорила: "Сколько бы ты ни нагрешил в этой жизни, тебе все уже списалось". Помню, год назад поступает нам информация из-под Горловки от 54-ки, что у них раненые: у одного прострелена грудь, а у второго колено. Мы приезжаем туда с Колей. У парня давление ноль, он без сознания, практически не дышит. Коля его вернул к жизни. Ехали тогда в больницу, как никогда. Я из машины выжала все, что могла. Боец выжил и вернулся на службу.

Много у нас было трагических случаев. Никогда не забуду первого раненого 90-го батальона. 28 ноября 2014 года подразделение зашло в Пески. В тот же день отмечали 24-летие одного бойца. И тут падает мина. У нас сразу трое раненых. Везем их в красноармейскую больницу. По дороге у парня с перебитыми ногами происходит остановка сердца. Дважды его возвращали с того света, но на третий раз, когда его уже доставили в операционную, он погиб. В свой день рождения... До сих пор мучаюсь, что, может, недостаточно быстро довезла... Может, спасли бы его, если бы тогда ездили в больницу поближе – в Селидово, например... Дима Ильницкий. Так зовут погибшего тогда парня. Я ездила в Житомир, когда у него на могиле устанавливали памятник, общалась с родителями. Можно привыкнуть к боли, крови, но к горю родителей, которые потеряли единственного сына, – никогда. У них в семье живо старшее поколение, а молодого нет. Дима не успел создать семью, не оставил после себя детей...

Как-то листала журнал, в который записывали вывезенных раненых и поражалась. Мы за сутки могли эвакуировать по 15-20 человек! Иногда по три дня не спали. Головой к подушке прикасаешься - ""Ветерок" – на выезд!"

Многому учились на ходу. Почему мы всегда раздеваем ребят и осматриваем все тело? Этому нас научил боец из терминала Донецкого аэропорта. У него были осколочные ранения ног. При этом состояние тяжелое. Захлебывается, задыхается. Только раздев его и осмотрев под мышкой, нашли два бескровных входа – осколки пробили легкие. Слава Богу, парень остался жив, но только благодаря тому, что мы заметили входные отверстия.

Не раз с нами случались и смешные истории. Приехали как-то на базу в Артемовск из-под аэропорта после тяжелого дежурства. И тут нас снова вызывают: "Срочно на блокпост "Балу". Много раненых, нужна помощь". Там постоянно воевали. А я уже готовилась спать, надела пижамку. Переодеваться времени не было. Сверху набрасываю куртку и чуть ли не в домашних тапочках прыгаю в машину. Едем с Татьяной, медиком. На блокпосту все взрывается, трассирующие пули прошивают темноту. Таня говорит: "Галя, надо выйти из машины". "Я не пойду", – отвечаю. "Почему?" - "Я в пижаме". – "Ты хочешь, чтоб тебя в пижаме и похоронили?" – "Там мальчики. Не пойду в пижаме..." – Галина смеется, вспоминая ту картину. А затем продолжает. – Для меня все наши машины – живые существа. Я с ними разговариваю, прошу потерпеть. И они слышат. Несколько раз наши автомобили были обстрелены, разбиты, но они нас увозили из опасного места. И, доставив, умирали, больше ехать не хотели...

Ваши экипажи раньше дежурили по несколько месяцев, а теперь – по две недели. Почему?

– Так легче для психики. Нам всем нужны передышки. Не все выдерживают нагрузку. Был у нас случай, когда после одного выезда человек вернулся домой. Не смог... Всем тяжело. И меня накрывает. Два месяца назад я отвозила погибшего парня в Житомир из Днепропетровского морга. Мать буквально расцарапала крышку гроба, жена кидалась под нашу скорую. А в Днепре пришлось выдержать схватку с чиновниками. Двери морга закрыли прямо перед нами со словами: "Сегодня суббота. Ничего вы не получите". У них войны нет. У них – выходной! После всего этого я приехала домой и разрыдалась. Сын ходил вокруг: "Мама, чем помочь?" А меня накрыло, наверное, первый раз за последние два года.

"НЕЛЬЗЯОТНОСИТЬСЯ К ВЕРНУВШИМСЯ С ВОЙНЫ КАК К БОЛЬНЫМ ЛЮДЯМ"

Где находите силы для того, что встать и работать дальше?

– Звонят бойцы: "Галя, ты нам нужна! Приезжай с экипажем, кроме вас у нас никого нет!" И становится легче. Не так давно в Краматорске отмечали день рождения 90-го батальона. Многие подходили со словами: "Ты нам жизнь спасла". Это лучшая награда! Я вижу серьезные проблемы, с которыми сталкиваются демобилизованные бойцы. Они возвращаются домой, а семьи рушатся. Их не понимают. Нужно работать не с теми, кто воевал, а с их окружением. Родные у нас оказались не готовы к испытаниям, связанным с возвращением бойцов домой. Нельзя относиться к вернувшимся с войны, как к больным людям. Надо брать в охапку любимого человека и ехать с ним куда-то, чтобы мозг отдохнул от войны, а не нагружать проблемами и скандалами. Лучшая реабилитация – активный отдых. Я мечтаю о долгом путешествии после войны.

алмазова

Этот замечательный портрет – работу киевского фотохудожника Романа Николаева – увидели и в Америке. Он вышел в газете "Вашингтон пост" среди других портретов украинских бойцов, волонтеров, капелланов и врачей, которые защищают Украину

– Как ваш сын относится к тому, чем сейчас занята мама?

– Год назад я его взяла с собой. Мы были в Песках и Водяном у ребят из 95-й бригады – Медведя, Купола... Сын рвался подписать контракт с Вооруженными силами. Мне стыдно об этом говорить, но я категорически сказала "нет". Достаточно мамы на этой войне. Я очень хорошо помню, сколько мы вывезли погибших 18-, 19-летних ребят, у которых просто отсутствовало чувство самосохранения, которые из-за этого и лезли в самое пекло. Сын провел со мной на передовой две недели. Увидел все своими глазами, лучше понял, что к чему. И мы договорились: придет повестка – пойдет. Я понимаю, что детей нужно от себя отпускать. Но я пока не могу это сделать.

Чем сын занимается?

– Еще во время учебы в школе он организовывал видеоконференции, видеоуроки в школе Алекса Яновского. Три года проработал, на заработанные деньги купил дорогущую гитару, телефон. Сейчас думает, что делать дальше.

Вы изменились за эти два года войны?

– Раньше меня раздражало, если что-то шло не по моему заранее составленному плану. А теперь я совершенно спокойно к этому отношусь. Потому что знаю: через минуту ситуация может измениться в корне. Теперь живу сегодняшним днем. Кроме того, я стала по-другому относиться к своим близким. Жизнь настолько короткая! Нужно говорить родным, что ты их любишь, чаще звонить маме и папе.

Недавно у Галины скоропостижно умерла мама. Мы приносим свои соболезнования волонтеру...

Информация к сведению: неделя под девизом “Хочешь помочь армии – вызови такси”, которая прошла в Киеве, была очень успешной. Камуфлированный джип, на котором по столице возили пассажиров, уже отправился в 30-ую отдельную механизированную бригаду.

В общей сложности за неделю было собрано 55 тысяч 391 грн. Пассажиры, понимая, что средства пойдут на потребности армии, платили не по счетчику, а гораздо больше. Известными волонтерами и бойцами было выполнено 320 заказов. На заработанные деньги решено купить еще один джип для 30-й бригады. Если он окажется дороже, уже есть организации, согласившиеся доплатить разницу.

Следующая акция #WarTaxi пройдет 18-20 октября во Львове. Она, так же как и в Киеве, состоится при поддержке сервиса Уклон, который с начала войны помог разным волонтерским группам более чем на пять миллионов гривен. Во Львове в качестве водителей тоже выступят известные львовские волонтеры и ветераны АТО.


Виолетта Киртока, "Цензор.НЕТ"


Источник: https://ua.censor.net.ua/r409971
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору