EN|RU|UK
 Суспільство
  3329  11

 "БАГАТО БІЙЦІВ, ЯКІ ЗАЛИШИЛИСЯ БЕЗ НОГИ АБО НАВІТЬ ОБОХ, ПІСЛЯ ЛІКУВАННЯ І РЕАБІЛІТАЦІЇ ЗАЙНЯЛИСЯ Б СПОРТОМ, АЛЕ В УКРАЇНІ ЗОВСІМ НЕ РОЗВИНЕНЕ СПОРТИВНЕ ПРОТЕЗУВАННЯ", - ФЕЛЬДШЕР ВАДИМ СВИРИДЕНКО

Четверо українських військовослужбовців, які були поранені під час російської агресії на сході України, полетіли в США для участі в марафоні ветеранів.

Вадим Свириденко, лишившийся кистей и стоп, Вадим Мазниченко без руки и ноги, Дмитрий Фесенко и Павел  Степанов с повреждениями позвоночника 30 октября пробегут в Вашингтоне десять километров.


"Ты сдал свою беговую ногу в багаж, она у тебя в сумке?" – спрашивает Вадим Свириденко своего тезку на стойке регистрации в аэропорту "Борисполь". Услышав утвердительный ответ, объясняет мне: "Мои "ноги" тоже в багаже. Но я взял еще и "умные" руки. Они могут там понадобиться. А лечу я на обычных протезах ног и с механическими руками". 43-летний Вадим Свириденко служил фельдшером в 128-й бригаде.

ветеран
Вадим Свириденко

– В феврале 2015 года наша бригада находилась в районе Дебальцево, – рассказывает Вадим Свириденко. – Мы понимали, что находимся в котле, когда меня отправили к соседнему блокпосту. Наш БМП по дороге расстрелял вражеский танк. Я был ранен в правое предплечье и бедро. В землянке, где был развернут медпункт, мне зашил раны ужгородский врач Александр Данилюк. Меня вместе с другими ранеными решили отправить в Артемовск. БМП, в которой я находился, отстала от колонны и подорвалась на мине. Раненых перегрузили в кузов "Урала", который ехал следом за нами. Как только после погрузки тяжелая машина начала сдавать назад, прозвучал второй взрыв. Там все было заминировано… Я повредил спину, был контужен. Выехать мы уже никуда не могли. Мне сложно сказать, сколько нас было. Восемь – десять раненых. В "Урале" нашли одеяла. Раздали их ребятам, ведь был сильный мороз… Я ночевал в кабине без единого стекла. Очнувшись утром, понял, что не слышу ни одного стона. Все замерзли... Я попытался идти. Отошел от машины метра три-четыре. И упал. Сильная боль в спине заставила меня вернуться в кабину. Много времени провел без сознания. Когда приходил в себя, пытался дозвониться ребятам из медицинской роты, благо, батарейка телефона была полной. Попытался объяснить, где нахожусь. Чтобы не замерзнуть, укрывался одеялом с головой и дышал, согревая воздух. Если хотелось есть или пить, жевал снег. Когда дремал или терял сознание, перед глазами всплывала книга "Повесть о настоящем человеке". Я знал, что, как Мересьев, должен вернуться к родным. Ведь уже тогда знал, что жена беременная...

На четвертые сутки полуживого Вадима нашли "дээнэровцы". Они отправили его в донецкую больницу.

– Я пробыл на той стороне не больше двенадцати часов, – продолжает Вадим. – За мной прислали реанимобиль, который отвез меня в Днепропетровск. К тому времени, как меня туда привезли, жена и мой друг уже приехали из Киева. Когда врачи сказали, что спасти руки и ноги невозможно, я был в ужасе. Вернуть смысл жизни мне помогали родные. Они приходили ко мне в реанимацию с улыбкой на лице. А друг стал моими руками: поднимал меня, поворачивал. Когда мне предложили поехать в Америку на реабилитационную базу Пентагона, согласился сразу. Понимал, что их методики, возможности помогут мне быстрее стать самостоятельным. Для меня это было важно. Я не имел права стать обузой, еще одним младенцем для жены. Да, супруга рожала сама, когда я был за океаном. Увидел я нашу малышку, когда ей исполнилось полгода. Зато я уже сам ходил, работал протезами рук. В общем, мог помогать жене. Я хожу на достаточно простых протезах, но у меня есть еще две пары "ног" – для бега и плавания. Такие же изготовили и для Вадима Мазниченко, с которым мы вместе проходили реабилитацию в Штатах и который тоже участвует в марафоне.
ветеран
Вадим Мазниченко постоянно пользуется "умной рукой"

ветеран

ветеран

Мне пришла повестка весной 2014 года, – рассказывает о себе Вадим. – Срочную службу я прошел в 79-й бригаде, был гранатометчиком. Стал им и в 14-м добровольческом черкасском батальоне. Ранения я получил 29 сентября 2014 года. Село Старогнатовка, где мы находились, обстреляли из миномета. Один из снарядов взорвался в десяти метрах от меня. И хотя я сидел в укрытии, оно меня не защитило. Меня ранило в правую ногу и левую руку. Вернее, их отсекло, остальные конечности тоже были повреждены. Я пополз к своим и кричал, что мне нужна помощь. Когда глянул на правую ладонь, понял, что и она разорвана. Ее полностью сшили.

ветеран

Так выглядит правая ладонь Вадима Мазниченко. Ее удалось спасти

На оторванные части не смотрел – понимал, что это навсегда впечатается в память. А я этого не хотел. После того, как мне оказали первую помощь, я на пять дней впал в кому из-за большой кровопотери. Пришел в себя в одесском госпитале. Когда мне вытащили трубку из горла – я был подключен к аппарату искусственной вентиляции легких – позвонил жене Яне, сказал, что со мной уже все в порядке. Я уже тогда, в реанимации, хотел протезы. И вскоре их мне сделали. Я сразу начал ходить, хотя были проблемы. Культе нужно было привыкнуть к нагрузке, коже загрубеть… В Америке мне сделали протез с "умным" коленом, которое сгибается при ходьбе. И руку изготовили тоже.

Тогда же нашим бойцам предложили участвовать в ветеранском марафоне. И оба Вадима согласились. Это будет 41-й марафон морской пехоты США. На него съезжаются раненые военные со всего мира. Украинцы выступят впервые.

ветеран

Оба Вадима вместе проходили реабилитацию в США, вместе они выступят и в марафоне

– Последние два месяца я активно тренировался – бегал на стадионе школы, которая находится недалеко от моего дома в Киеве, по вечерам, – говорит Вадим Свириденко. – Тренировался не каждый день, а через день, чтобы не перегружать культи. Минимальной нагрузкой для меня было пять километров. Уверен, что марафон осилю.

ветеран

Отбор на марафон

Вадим, почему на твои искусственные кисти наклеен лейкопластырь?

– Недавно порвалась перчатка на левом протезе. Видишь, заклеил "ранки" лейкопластырем. Когда кто-то интересуется, в чем дело, отшучиваюсь, что неудачно брился и порезал пальцы....

Вадима невозможно представить без улыбки. Он постоянно шутит, рассказывает веселые истории. Стоя у стойки регистрации, начал демонстрировать, как "силой мысли" заставляет кисти обеих рук проворачиваться вокруг оси.

А я бегал вдоль автотрассы – больше негде было, – добавляет Вадим Мазниченко. – Листья жгут – нечем дышать, ямы бесконечные… Водители некоторых машин, видимо, обращая внимание на мои беговые протезы, сигналили, махали, приободряя. Это приятно. Но тренироваться таким, как мы, людям, негде. В Вашингтоне можно выехать на инвалидной коляске из гостиницы при госпитале и объехать всю страну. А я на инвалидной коляске не смог бы выйти из подъезда из-за крутых ступеней. Последний раз инвалидам автомобили выделяли аж в 2003 году! Их получили афганцы. Чтоб быть самостоятельным, я купил себе "Жигули" и теперь могу спокойно передвигаться. Иначе было бы сложно.

Вернувшись из Америки, я занялся помощью раненым бойцам, – добавляет Вадим Свириденко. – И вижу, как много у нас проблем с возвращением ребят к нормальной жизни. Многие пострадавшие ребята занялись бы спортом, но в Украине совсем не развито спортивное протезирование. Искусственные ноги для бега есть всего у троих украинцев! А заниматься на обычных, предназначенных для ходьбы, опасно. Они могут поломаться и тогда ремонт придется оплачивать из своего кармана, а не за счет государственного финансирования. Но, допустим, появились у ребят с ампутированными ногами специальные беговые протезы, где им заниматься? Я вот сейчас с ужасом представляю свои тренировки зимой, когда асфальт школьного стадиона обледенеет, когда появятся сугробы. Владельцы некоторых больших сетей тренажерных залов предлагают бойцам заниматься у них. Но я знаю по себе – комфортнее тренироваться рядом с такими же, как сам. Когда возле тебя выполняет упражнения такой же, как и ты, человек без ноги или руки, то и ты его не стесняешься. А в зале, где занимаются обычные люди, невольно все взгляды прикованы к инвалиду... И это нехорошо. Слышали бы вы, какими мы обменивались шутками в тренажерном зале Америки, где реабилитируют ветеранов войны, подкалывали друг друга. И это тоже был момент психологической разгрузки, адаптации. Знаешь, я с удивлением узнал, что в Киеве есть две специальные беговые дорожки для людей с ампутациями, чтобы можно было тренироваться бегать на протезах. Но никто не знает, где они находятся! А ведь в Америке именно на них и занимался. Там на раненого надевают специальные штаны, к которым крепится купол. Он поднимается и за счет наполняющего его воздуха держит бегуна. Когда культи и мышцы привыкают к нагрузкам, воздух начинают выпускать. Отличная штука. Ребятам бы здесь пригодилась. Но мы не можем найти эти тренажеры...

ветеран
Дмитрий Фесенко


– Идея стать участником марафона буквально вернула меня к жизни, – говорит 33-летний полтавчанин Дмитрий Фесенко, боец батальона "Донбасс". – Меня ранило осколками 6 июня этого года в районе Новотроицкого. Пострадали грудная клетка и голень правой ноги. Из нее был вырван огромный кусок тканей. В госпитале я провел два месяца, когда увидел анкету, которую нужно было заполнить для отборочного этапа участия в марафоне. Я ее заполнил. И прямо загорелся этой идеей. Когда меня пригласили пробежать два километра, удрал из госпиталя. Там уже волком хотелось выть. Пробежал дистанцию, несмотря на то, что рана еще была открытой. Но я был счастлив! И когда мне сказали, что я полечу в Вашингтон… Это лучшая психологическая реабилитация.

А для меня эта поездка – первый выезд за границу, – добавляет еще один участник марафона 26-летний Павел Степанов. – Я – кадровый военный, служил в Национальной гвардии. Пострадал уже выйдя из зоны АТО. Во время учений на полигоне меня переехал БТР. Был раздроблен таз, множество других повреждений. Четыре месяца я провел в гипсе. Затем всему учился заново: стоять, ходить, сидеть. Каждое движение для меня было достижением. А вскоре я начал устанавливать рекорды: поднялся на верховину в Карпатах, расположенную на высоте 900 метров, спустился по горной реке на рафте. Участвуя в отборе на марафон, впервые после ранения побежал. Уже этим гордился. А меня еще и отобрали! Я стал тренироваться. И месяц назад во время пробежки сломал плохо слушающуюся меня правую ногу. Пришлось ходить в гипсе. Его сняли всего три дня назад, поэтому я еще хожу с костылем.

ветеран
Павел Степанов

Как же вы побежите в марафоне?

Я готов "бежать" на инвалидной коляске. Могу и пешком пройти дистанцию. Главное, доказать, что я способен это сделать!

То, что мы летим в Америку на марафон, сбылось, благодаря участию многих людей, – говорит пресс-секретарь общественной организации "Украинская ассоциация инвалидов АТО" Екатерина Машко. – Министерство обороны выдало парадную форму. Организация "Петиция Украины" пошила спортивные костюмы. Обувь, футболки, рюкзаки, кепки специально для нашей маленькой компании изготовила волонтерская организация "Украинские химики". Так что экипированы мы отлично. Дело осталось за малым – выступить достойно.

ветеран
Наши бегуны слева направо: Вадим Мазниченко (крайний слева), Вадим Свириденко (третий слева), Павел Степанов (пятый слева), рядом с ним Дмитрий Фесенко

Украинская диаспора в Штатах и посольство Украины в США уже несколько дней рассылает всем информацию о марафоне, приглашая украинцев, которые живут в Вашингтоне или будут в этот день находиться там, поддержать маленькую команду украинских ветеранов. Старт марафона начнется в 9.15 утра 30 октября возле Пентагона (карта маршрута http://www.mcmlocator.com/10k ). Финиш – около Мемориала морской пехоты США неподалеку от Арлингтонского кладбища.

Напоследок ребята заверили провожающих, что и мир посмотрят, и себя покажут с лучшей стороны. И попросили встречать их с тортом "Наполеон". Придется выполнить пожелание победителей. Ведь, на самом деле, все они уже победили в этой жизни в самом главном марафоне – каждый из четырех выиграл партию у самой смерти. Что для них теперь десять километров?

Виолетта Киртока, "Цензор.НЕТ"
Фото: Наталия Шаромова, "Цензор.НЕТ"
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору