EN|RU|UK
 Політика України
  37471  30

 ГААГА ДЛЯ ПУТІНА І НЕ ТІЛЬКИ: ЧИМ І КОМУ ЗАГРОЖУЄ МІЖНАРОДНИЙ ТРИБУНАЛ У СПРАВІ "ГІБРИДНОЇ ВІЙНИ"

16 листопада Володимир Путін видав розпорядження про відмову Росії ратифікувати Римський статут Міжнародного кримінального суду. В Україні багато хто сприйняв це як ознаку страху перед переслідуванням за військові злочини на Донбасі. Тим часом, сама Україна також досі не ратифікувала цей документ.

Как выяснил "Цензор.НЕТ", на самом деле решение Путина никак не спасает возможных российских преступников от суда в Гааге – но, с другой стороны, достаться может и украинцам.

Так называемый Римский статут, вступивший в силу с 1 июля 2002 года, стал юридической основой существования Международного уголовного суда (МУС) в Гааге, Нидерланды. Под юрисдикцию этого органа, более известного как Гаагский трибунал, подпадают четыре вида преступлений: геноцид, военные преступления, преступления против человечности и так называемые "преступления агрессии". Ряд государств изначально раскритиковали идею создания подобного органа и голосовали против во время соответствующей конференции, созванной Генассамблеей ООН в Риме еще в 1998 году; среди таких стран называют, в частности, США, Китай, Иран, Израиль.

Существенно больше – несколько десятков – государств-членов ООН либо просто не подписали Статут, либо подписали, но так и не ратифицировали его. К последним относятся и Украина с Россией. Таким образом, решение Путина является лишь официальным утверждением, что РФ и не собирается этого делать.

Есть ли здесь связь с агрессией России в Крыму и на Донбассе, и, самое главное, означает ли отказ Кремля от ратификации Статута избавление от угрозы преследования в Гааге? Как минимум по второму вопросу опрошенные "Цензор.НЕТ" украинские эксперты однозначно уверены: нет. "Не существует никаких препятствий к привлечению России к ответственности в Гааге, если будут доказаны факты военных преступлений или преступлений против человечности с ее стороны", - говорит директор Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров.

В данный момент МУС уже проводит сбор информации о фактах возможных военных преступлений и преступлений против человечности, совершенных на территории Украины. По странному "совпадению", решение Путина об окончательном отказе от ратификации Римского статута увидело свет буквально через день после того, как офис прокурора МУС Фату Бенсуда опубликовал ежегодный отчет, в котором аннексия Крыма Россией признана  "равнозначной международному вооруженному конфликту".

Дело в том, что МУС имеет право самостоятельно инициировать сбор информации и расследование по тем преступлениям, которые отнесены к его юрисдикции Римским статутом, даже если речь идет о странах, не ратифицировавших или вовсе не подписавших этот документ. В случае с Украиной Трибунал рассматривает одновременно две темы: Евромайдан и российскую агрессию. Как разъяснил "Цензор.НЕТ" доцент кафедры международного права Института международных отношений Киевского университета им. Т. Г. Шевченко Антон Кореневич, в рамках первой темы речь идет о событиях в Киеве, ограниченных временными рамками с 21 ноября 2013 года по 22 февраля 2014 года. В рамках второй – с 20 февраля 2014 года, без финальной даты.

Хотя сбор информации инициировал сам Гаагский трибунал, упомянутые выше рамки установила Украина. В феврале 2015 года Верховная Рада приняла соответствующее обращение к МУС, тем самым признав его юрисдикцию в указанных рамках. "Такая процедура прописана в п. 3 ст. 12 Римского статута", - уточняет г-н Кореневич. Как подчеркнул эксперт, возможное расследование по фактам преступлений "гибридной войны" касается всей территории Украины, включая Крым и временно оккупированные районы Донбасса.

Пока, правда, МУС находится на этапе предварительного изучения ситуации. "На этой стадии Трибунал не анализирует доказательства. Он анализирует информацию из разных источников: СМИ, Интернет, сообщения органов власти и правозащитных организаций. На этом этапе информацию в офис прокурора МУС может направлять каждый, включая физических лиц", - рассказал г-н Кореневич. Если же в Гааге найдут достаточно оснований считать, что на территории Украины с 20 февраля совершались преступления, подпадающие под юрисдикцию МУС, будет возбуждено официальное дело, и в Украину направят следователей.

Евгений Захаров полагает, что государство могло бы активнее сотрудничать с Гаагским трибуналом по этому вопросу. По его словам, долгое время главную роль играли правозащитные организации, хотя сейчас к процессу подключилась Главная военная прокуратура. "Они передали нам список из трех тысяч пленных – как военных, так и гражданских – которые могли подвергаться пыткам. Мы нашли еще порядка тридцати человек, которые в список не попали", - сообщил он.

Также правозащитники подготовили доклад на основе 165-ти интервью бывших украинских заложников, подвергавшихся пыткам и негуманному обращению со стороны боевиков "ДНР" и "ЛНР". Этот доклад уже был презентован в европейских столицах и, по словам г-на Захарова, имел резонанс в западной прессе. "Помимо прочего, там названы имена 64-х российских военнослужащих, в том числе офицеров ФСБ и ГРУ, причастных к пыткам и убийствам пленных", - подчеркнул собеседник "Цензор.НЕТ".

Что же до признания/непризнания юрисдикции Гаагского трибунала Москвой, то, как считает Антон Кореневич, это не имеет значения потому, что Украина признала эту юрисдикцию для любых преступлений "гибридной войны", совершенных на ее территории, и гражданство преступников никакой роли здесь не играет. Более того, МУС мог бы расследовать подобные преступления даже без такого мандата. Как напоминает Евгений Захаров, 21 июля 2008 г. МУС выдал ордер на арест президента Судана Омара аль-Башира по обвинению в этнических чистках в Дарфуре (Южный Судан); это был первый случай, когда международный орган юстиции официально выдвинул обвинение против действующего главы государства.

Несмотря на то, что в 2015 аль-Башир переизбрался, получив 94 % голосов, в случае приезда в любую из стран, ратифицировавших Римский статут, ему грозит немедленный арест. И если для суданского президента это не такая большая проблема, то высокопоставленным лицам РФ подобная перспектива вряд ли придется по вкусу.

Правда, медаль имеет и обратную сторону. Как уверены оба эксперта, будучи непредубежденным органом, МУС обратит пристальное внимание и на возможные факты военных преступлений со стороны украинских силовиков, а также "добробатов". Евгений Захаров предупреждает, что Россия уже сейчас делает все, чтобы скрыть собственные злодеяния, возложив всю вину на украинскую сторону.

"Об этом пока немногие знают, но россияне вложили огромные деньги в восстановление того, что разрушено ими же на временно оккупированных территориях Донбасса", - говорит он. – "Вместе с тем, есть, например, дома, разрушенные украинской артиллерией, потому что боевики ставили свои орудия возле этих домов, и им прилетала "ответка". Вот эти дома россияне не восстанавливают, чтобы иметь возможность впоследствии говорить о "преступлениях" исключительно украинской стороны".

Впрочем, все находится в руках официальных украинских властей. Как указывает координатор общественной инициативы "Евромайдан SOS " Александра Матвийчук, МУС обычно не вмешивается, если виновными в тех же военных преступлениях в достаточной мере занимается национальная правоохранительная система. И только если государство не может либо не хочет преследовать своих преступников самостоятельно, за дело берутся следователи из Гааги. Точно так же, как и тогда, когда преступники попросту недосягаемы для национального правосудия (и это уже как раз случай донбасских боевиков и "отпускников" из России).

Таким образом, отказ Путина от ратификации Римского статута ни в коей мере не спасает Россию от возможного преследования за совершенное в Крыму и на Донбассе, точно так же, как и упорное нежелание украинской верхушки ратифицировать Римский статут, в общем-то, никак не мешает проведению расследования против любых военных преступников "гибридной войны", с какой бы стороны они ни выступали. Единственный нюанс, подчеркивают эксперты – если официальное расследование МУС наконец-то начнется, оно будет очень долгим. Пока неясно даже, когда может закончиться нынешний "предварительный этап"; весь же процесс, до момента вынесения тех или иных решений, наверняка займет годы, а по оценке Евгения Захарова, возможно, и "десятилетие".

Александр Михельсон, для "Цензор.НЕТ"
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору