EN|RU|UK
 Політика України
  33758  86

 ДЕТИ ЛЕЙТЕНАНТА ПУТИНА

Президент России Владимир Путин сообщил народу, что его, похоже, крестил сам отец патриарха Кирилла, а может, не только крестил, но и все что угодно.

Владимир Путин, президент России, фильм "Патриарх", "Россия-1":

"Мы как-то несколько лет назад с патриархом разговаривали, и я его спросил, как он в церковь пришел вообще. Он рассказал, что его отец был священником. Когда меня крестили - это было в конце 1952 года, мне мама рассказывала, как это было, - крестили меня втайне от отца, он был член КПСС. Не знаю, насколько была эта тайна действительно серьезной, но так, во всяком случае, мне говорили, когда я уже подрос. Так вот, меня крестили в Ленинграде, сегодня в Петербурге, в Преображенском соборе, и батюшка, который тогда там служил, он предложил назвать ее сына, то есть меня, Михаилом. Он говорит, сегодня день Михаила, день ангела, и я, говорит, Михаил, меня Михаилом зовут. Ну, мама извинилась: батюшка, извините, мы уже назвали, в честь отца, он говорит: ну, ладно (такой добрый, спокойный, добрый батюшка), показал иконку там где-то в соборе. Ну так вот, я когда спросил патриарха, вот несколько лет назад, несколько лет назад, как он в церковь пришел, он говорит: отец был священником. Я говорю: да? а где он служил? Он говорит: в Ленинграде. Я говорю: а в какие годы? Он называет промежуток времени, там, не помню, пятидесятого года, пятьдесят шестой, пятьдесят седьмой. Я говорю: мм, а в каком соборе он служил, в какой церкви? Он говорит: в Преображенском соборе. Я так уже насторожился, говорю: а как звали вашего отца? Он говорит: Михаил. Я говорю: а вы можете мне сказать, в это время там другие Михаилы служили? Он говорит: нет, отец был один Михаил. Я ему говорю: знаете что, похоже, ваш отец меня крестил!".

Наверняка в этот момент патриарх Кирилл вздохнул с большим облегчением, согнал с колен голую игуменью Евлампию и смахнул березовым веником выступивший на лбу холодный пот, хотя в парной было жарко, как в геене огненной: внезапный допрос, с которым к нему пристал, словно банный лист, Владимир Владимирович Путин, не сулил ничего хорошего с самой первой фразы: "Как ты в церковь пришел вообще?!". Ну, как пришел, папа пристроил, стеснительно признался патриарх. Владимир Владимирович насторожился, но поначалу виду не подал. Маленький мальчик на его руках нервно заерзал, устраиваясь поудобнее, и это обстоятельство не ускользнуло от внимательного взгляда пастыря. Простодушная неосведомленность Путина, который, как оказалось, до сих пор не знал о своем многолетнем духовном партнере даже того, что его отец был священником, не вязалась с хитрым лицом Владимира Владимировича, разрумянившимся то ли от пара, то ли от веника, то ли от того, что он постоянно бросал перед мальчиком скользкое мыло и всякий раз лично помогал постреленку его поднять.

У самого Путина отец работал коммунистом и, разумеется, громко ругал бога при каждом удобном случае, а завидев на улице батюшку, норовил дать ему в морду сапогом, чтобы не баламутил народ поповскими сказками, иначе отца бы выгнали из партии, а батюшку - из КГБ, время было такое. Однако в душе Владимир Спиридонович Путин был глубоко верующим человеком, тайно ставил себе свечки и даже выписывал "Сторожевую башню" (на вымышленное имя, разумеется), а однажды, застукав Вову за курением желудей, строго наказал его вилами в задницу со словами "в бога душу мать", в последний момент, впрочем, пожалев сорванца и перевернув вилы обратной стороной.

К тому времени Вова был уже крещённый. Опасаясь пролетарского гнева коммунистического мужа, мать снесла его к хищно потиравшему руки батюшке Михаилу в обстановке глубокой секретности - в авоське, выдавая за небольшой кусок ливерной колбасы, предусмотрительно завернутый в газету "Правда". В свои несколько месяцев Владимир Владимирович Путин был особенно маленький, и нехитрый замысел Марии Ивановны полностью удался, а сам Владимир Владимирович с тех пор приобрел особый вкус к тайным операциям, стал разведчиком и потом неоднократно повторил свой младенческий подвиг в разных капиталистических странах, куда его нелегально засылали почтовой бандеролью.

Однако стало ли крещение будущего спасителя Руси такой уж серьезной тайной для коммуниста Владимира Спиридоновича Путина, особенно учитывая его партийную закалку и легендарную богобоязненность? Этот непростой вопрос вызывает на лице президента России лукавую улыбку: разумеется, старый большевик сразу же обо всем догадался, потому что, по слухам, с порога выписал жене в торец, но потом втихомолку похвалил ее от всего сердца, и Мария еще долго вся светилась поставленными ей фонарями...

Куда более серьезные сомнения вызывает поведение самого батюшки Михаила. Во-первых, как понимать фразу Путина "показал иконку там где-то в соборе"? Куда ушлый поп девал все остальные? По всему получается, что либо выменял у спекулянтов на дефицит, либо, что еще хуже, продал за валюту иностранцам, а одна завалялась "там где-то в соборе", ну батюшка и давай ее на радостях маленькому Путину в лицо тыкать: вот, мол, смотри, какой я честный, непьющий священник, у меня даже икона есть. Кроме того, совершенно непонятно, зачем батюшка Михаил с такой настойчивостью пытался впарить маленькому Владимиру свое собственное имя. День ангела - это, конечно, хорошо, но неубедительно, потому что в Ленинграде, сегодня в Петербурге, каждая собака знает, что в семействе Путиных существует строгая традиция называть детей в честь отцов - вот как, например, Владимира Спиридоновича Путина; говорят даже, что среди предков Владимира Владимировича была одна женщина по имени Иван, но, возможно, это семейная легенда.

Таким образом, нетрудно предположить, что непристойное предложение батюшки Михаила могло означать только одно - что он-то и был настоящим отцом нынешнего президента России, иначе с чего бы в рабоче-крестьянской семье Путиных вырос такой верующий работник компетентных органов? В свою очередь, это значит, что Владимир Путин и Кирилл Гундяев являются родными братьями - отсюда, надо полагать, вся эта их бескорыстная любовь к дворцам, яхтам, швейцарским часам и прочим предметам культа. С другой стороны, весьма интересным в этом свете является тот факт, что Кирилл - не первое имя патриарха: до пострига Кирилла звали Владимир, и если предположить, что его тоже нарекли в честь родного отца, то получается, что Путины и Гундяевы на самом деле дружили семьями, причем, настолько тесно, что с какого-то момента было уже не разобрать, кто где.

В этой связи модные теории о детской травме Владимира Путина приобретают новое прочтение, и неудивительно, почему патриарх Кирилл так нервничал на дознании у российского президента, методично загонявшего собеседника в угол сауны все более каверзными вопросами. К счастью, Владимир Владимирович пока то ли не докопался до сути этого запутанного генеалогического дела, то ли решил не пугать новоявленного родственника до поры до времени, то ли просто устал разбираться со всем этим индийским кино.

Если Трамп со своими рюриковскими предками обошел Путина стороной (во всяком случае, пока), то старший брат Виктор, по официальной версии, скончавшийся от дифтерии еще до рождения Владимира, вызывает закономерные вопросы. Например, однажды в питерской подворотне к тогда еще совсем юному Володе подошел какой-то мордоворот и сказал: "Слышь, братишка, семки есть?" - а потом сорвал с него шапку-петушок, дал в морду и свалил в деревню Януки, после чего, по слухам, долго отсиживался в Енакиево и, кажется, между отсидками заведовал гаражом, - так вот, звали его Виктором, и почему-то казался он Путину таким родным, что в конце концов Владимир Владимирович зачем-то вывез его в Ростов, накормил и спрятал.

А еще рассказывают, что Владимир Спиридонович Путин некоторое время ездил на работу на коне и очень этого коня любил, пока тот не съел кусок мяса, так вот у того коня родился такой умный сын, что закончил МГИМО и стал министром иностранных дел. А певец Кобзон неспроста вырос лысым, но упорно носит волосатый парик: ходят слухи, что парик тот ему выдали под роспись в ФСБ, потому что если он его снимет, то будет так похож на Путина, что это трудно будет объяснить простым совпадением. Что же касается упорных сплетен о многочисленных двойниках Владимира Владимировича, неустанно бороздящих просторы России и дальнего зарубежья в то время, как настоящий Путин сидит дома и мрачно бросает матрешки в амфору, мечтая о власти над миром, то тут и вовсе спорить не о чем. Россия - это Путин, и проходу от него нет нигде.

Василий РЫБНИКОВ, "Цензор.НЕТ"
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору