EN|RU|UK
 Політика України
  11913  82

 НАРДЕП ІЗ "БАТЬКІВЩИНИ" АЛЬОНА ШКРУМ: "ПОРОШЕНКО МІГ ДОДАТИ В СПИСОК СЕНЦОВА, ЛЯШКО - ІНШИХ ХЛОПЦІВ. ЦЕ ДОПОМОГЛО Б ЇМ ВИРВАТИСЯ. ДЕ ЗАРАЗ СЕНЦОВ, А ДЕ НАДЯ?!"

Чому "Батьківщина" не голосувала за бюджет на наступний рік? Що у фракції думають про процес його ухвалення? Як розійшлися з першим номером свого списку Надією Савченко? У яких стосунках із нею залишилися? На ці питання "Цензор.НЕТ" відповіла народний депутат Альона Шкрум.

Алена Шкрум – одна из представителей "молодого крыла" в Верховной Раде. Некоторые политологи называют таких "свежей кровью". У них за плечами – западное образование и практика работы за рубежом. Они умны, коммуникабельны и амбициозны. Причем не скрывают этого. В интервью "Цензор.НЕТ" Алена признается, что хотела бы поработать на посту министра. Правда, уточняет – в некоррумпированной Украине. Она производит впечатление открытого и честного человека. Текст на согласование не просит – понимает, что политик должен следить за своими словами и отдавать себе отчет в том, что он говорит.

шкрум

"ДЛЯ МЕНЯ ГРОЙСМАН – БОЛЬШОЕ РАЗОЧАРОВАНИЕ"

- Помнится, премьер Владимир Гройсман часто хвастался, что бюджетный процесс идет по графику, но парламент почему-то опять принимал бюджет ночью. Это притом, что во вторник было не последнее пленарное заседание, и голосование можно было перенести. Многие эксперты говорили о том, что так произошло из-за того, что шел дерибан. Это так?

- Да. Смотрите, Гройсман обещал, что бюджет будет принят раньше, чем в прошлом году. Тогда это произошло в 4:05 утра. Сейчас - в 4:53.

Мне бы не хотелось делать громких заявлений, но для меня Гройсман на сегодняшний день – большое разочарование. Я видела, как он работает на должности спикера. Лично мне он помогал проводить реформу госслужбы. Благодаря ему она, в принципе, состоялась. Поэтому я от него ожидала хоть каких-то изменений. В частности, в процедуре. Но получилось даже хуже, чем в прошлом году. Тогда нам хоть раздали бюджет с дополнениями. В этот раз мы получили четыре просто феноменальных листочка. Дополнения были на сайте Рады, но устаревшие – еще за ноябрь. Они раз восемь менялись. А для того, чтобы увидеть бюджет, нужно было быть приглашенным на рабочую группу в профильный комитет. У нашей фракции там никого нет. Оппозицию туда вообще не зовут. Единственный оппозиционный депутат, который получил бюджет, это была Войцицкая из "Самопомочи". Но даже если так, то один экземпляр на фракцию – это смешно. Хотя нам вообще проект не достался.

Проголосовали бюджет достаточно быстро. Я смотрю, что пишут в Фейсбуке люди, которые являются ботами, либо эксперты, которым заплатили, чтобы они писали темники Порошенко. Они даже не пытаются рассказать, что это было правильно. Пробуют аргументировать: "Так было всегда, мол, ничего страшного здесь нет, и Юлия Владимировна так делала (хотя это не так), и за границей точно так же. Подумаешь, поторговались за бюджет, дали пару миллиардов". А на самом деле, до сих пор непонятно, за что проголосовала так называемая коалиция. Я дала помощникам задание проанализировать текст и налоговую таблицу (Алена достает из сумки около 600 страниц А4 формата, скрепленные между собой. – О.М.). Нам ее раздали за полчаса до голосования…

- Ее за такое время нереально даже просто прочитать, не то, чтоб проанализировать.

- Вот именно. Вы видели процедуру. Но нам все равно удалось на налоговом комитете "сбить" коррупционные поправки, которые подавал, в основном, Крышин. Кстати, очень интересный депутат (из "Народного фронта". – О.М.) - раньше вообще ничего не вносил, а тут вдруг подал все правки, которые готовила Государственная фискальная служба. Так вот, когда депутаты вернулись в зал, Гройсман "дирижировал", как голосовать, поэтому все эти поправки вернули. Причем члены коалиции настолько были уставшими, что сначала не поняли, что премьер имел в виду. Поэтому две правки протормозили. Потом их опять включили. Далее Гройсман начал рассказывать: Голосуйте, как говорит правительство. А Парубий перед каждым голосованием уточнял – поддерживает Кабмин или нет. В общем, выглядело это, как Чечетов, что очень печально.

Расскажу примеры. Оставили пенсионный налог для работающих пенсионеров, в два раза подняли налоги для частного бизнеса, так как зарплата в 3200 увеличена только для него, а государство, как наибольший работодатель в стране, этого не сделало. При этом мы снижаем налоги на игорный бизнес и лотереи. Трижды появлялась поправка про снижение до двух процентов налогообложения сложных залежей нефти в ручном режиме. У нас было приблизительно 17-29, а они предлагали вот такой вариант. Слава Богу, мы это "сбили". Но правка появлялась снова. Поэтому мы до конца не знаем, осталась ли она. Знаете, на это можно было бы закрыть глаза, если бы все остальное было социально-ориентированным. Но позитива нет! Есть полноценная коррупция. Я уже молчу, что этот бюджет не сходится больше, чем предыдущий. Мы тогда страшно критиковали Яценюка (и было, за что), но у него он больше сходился, так как не были заложены миллиарды на спецконфискацию и "Приватбанк". Мне очень интересно, что они с этим собираются делать.

- С Гройсманом у "Батькивщины" вообще не очень приятная история получилась. После выступления Сергея Соболева он посоветовал вам учить матчасть и назвал вас бездарями…

- (Перебивает. – О.М.) Гройсман меня неприятно удивил. На самом деле, он так обычно не делает. В принципе, Гройсман – нормальный человек. Но в пять утра что-то он не то сказал. Ему нужно повысить свои знания. Видимо, в политике очень важным является высшее образование. Гройсману надо его немножко подтянуть. У него классные менеджерские навыки. Но вот свою матчасть он пусть как раз и подтянет.

Вообще прикольная история произошла (улыбается. – О.М.). Когда у нас выступал с трибуны Соболев, Гройсман попытался ответить так, чтобы не называть фамилии, дабы не было права на реплику. Пробовал рассказать о том, что министр экономики в каком-то бывшем правительстве до Майдана не знает, как подавать бюджет. Если премьер имел в виду Соболева, то он никогда не был на такой должности. Получается, повысил его – классно (улыбается. – О.М.). Но присутствующие посмеялись над этим всем. Потому что министром экономики в Кабмине до Майдана был Порошенко у Азарова. Может, он его имел в виду, но сам этого не понял (смеется. – О.М.).

- Просто некрасиво выглядит, когда во время обсуждения главного финансового документа страны премьер во время общения с депутатами опускается до базарного стиля общения.

- Ему это несвойственно. Все-таки Гройсман в этом плане – не Ляшко. Плюс, не забывайте, что как только растут рейтинги у "Батькивщины" - это становится общей историей для всех. Мы увидели результаты местных выборов: у нас – почти 30 процентов, далее "Блок Петра Порошенко", "Наш край", Радикальна партия очень далеко, а "Народного фронта" вообще нет. Теперь они будут кооперироваться против нас. Мы к этому привыкли. Я думаю, Юлии Владимировне не надо на это реагировать. Это не тот уровень.

Правда, обидно, что они покупают голоса, так как у коалиции их просто нет. Сейчас они вынуждены раздавать должности и огромные деньги на различные агентства. Было бы у них большинство, они б рассчитывались другими, более существенными для бюджета вещами – выделяли бы средства на округа. Мы бы хоть видели, что куда идет, и каковы результаты. А так только наблюдаем, как расплачиваются громадными суммами. Вот, к примеру, на пожарные машины заложили 600 миллионов. Это стандартная схема. Когда я еще только изучала политологию в университете, были эти пожарные машины. Но никогда не выделяли такие суммы! Ляшко нормально дорожает (улыбается. – О.М.). У нас в объединении еврооптимистов есть народный депутат Влад Голуб, который входит в коалицию. Так он был в ужасе – у него на округе в прошлом году не было ни одной "пожарки". А на машины выделяют с каждый годом все больше и больше средств. Просто позор!

шкрум

"МНЕ ХОЧЕТСЯ ВЕРИТЬ, ЧТО Я ОСТАЮСЬ В ХОРОШИХ ОТНОШЕНИЯХ С САВЧЕНКО"

- У вас во фракции – минус один "штык", так как вы исключили Надежду Савченко. Я помню, что вы лично летали на суды, переживали и поддерживали ее. Как восприняли ее нынешнее поведение?

- Знаете, мне хочется верить, что я остаюсь в хороших отношениях с Надеждой. Мне кажется, у всей фракции так. Когда ее исключали, она присутствовала на заседании. Все произошло достаточно спокойно. У нас, действительно, расходятся мнения в принципиальных вещах.

Я вам больше скажу: у нас было обсуждение, будем ли мы лишать ее мандата, если она сама выйдет из фракции. Решили, что нет. Это было бы неправильно. Мы ее поставили первым номером в списке, чтобы вытащить из тюрьмы. Если бы надо было это сделать еще раз, мы поступили бы точно так же. В этом плане у нас нет никаких разочарований. Но мне кажется, что ее используют несколько политических сил и проектов. Понимает она это или нет – не знаю. Она – достаточно умная барышня. Имеет собственное мнение и силу характера. Но, может, не осознает, как сильно ее используют.

- Кто именно?

- Как я вижу, ей навязывают какие-то месседжи от Медведчука, и те, кто близки к "Оппозиционному блоку". Но здесь тонкая грань: существуют определенные вещи, которые можно говорить, после того, как закончится война. Ко мне обращаются немало иностранных организаций по поводу того, чтобы провести медиацию, переговоры с людьми с другой стороны, сепаратистами, возможно, россиянами, которые там находятся. Но сейчас это невозможно. У нас идет война, гибнут люди. Какая медиация?! Да, мы вынуждены будем это сделать лет через пять-десять после окончания конфликта. Но, повторюсь, не сегодня. У Нади же другое мнение. Она считает, что надо сейчас проводить переговоры. Мы это категорически не поддерживаем. Поэтому были вынуждены ее исключать.

- Вы в Савченко не разочаровались?

- Как вам сказать (замолкает на несколько секунд. – О.М.). Есть два варианта. Либо она поймет, что ее используют, и остановится, либо нет. Я по натуре – оптимист, поэтому склоняюсь к первому варианту. Я достаточно много общалась с ее мамой (знаю, насколько она патриотична), с Верой, когда мы ездили в Россию. Но не забывайте, что идет большая политическая игра. Есть люди, гораздо опытнее, чем я, Надя и большинство из нас. Тот же Порошенко играет очень хорошо. И умеет это делать. Он ее тоже использует. Пока Надя была в "Батькивщине", из-за этого ее надо было добить. Сейчас она вышла, смотрите, скандал закончился. Я не удивлюсь, если Наде предложат какую-то должность. Дай Бог, чтобы она нашла себя в политике и почувствовала, что может сделать для страны что-то полезное.

- Какую должность?

- Не знаю, не знаю. Но посмотрите, пока она была в "Батькивщине", люди, которым платит Порошенко, ходили на эфиры и рассказывали, как все ужасно. Ира Геращенко (которую я уважаю, и с которой когда-то работала) позволила себе написать на Фейсбуке о том, что мы все помогли "Батькивщине" доставать Надю. При том, что раньше она рассказывала, что все делал Порошенко. Потом оказалось, что все-таки мы. Тогда "Батькивщина" была хорошей, а сейчас ничего не делает. То есть, риторика полностью изменилась. Посмотрим, что будет дальше.

- Как Тимошенко восприняла эту ситуацию?

- Достаточно спокойно. У нас во фракции была дискуссия о том, нужно ли ставить на голосование исключение Нади. Молодое "крыло" говорило, что надо (в том числе и я). Те, кто постарше, предлагали не спешить. Воспринимали все спокойнее. Мы – эмоциональнее. В итоге голосование все равно состоялось, и мы единогласно ее исключили.

- Станет ли это ударом по вашему рейтингу?

- Думаю, нет. Знаете, я изначально очень сильно не ассоциировала Надю с нашей фракцией. Она всегда была немного отдельно от нас. Мало ходила в парламент, больше ездила в международные поездки. На фракциях бывала редко. Может, конечно, люди ассоциировали ее с "Батькивщиной"…

- Конечно, ведь она была первым номером списка.

- Хорошо, что теперь не будут ассоциировать ее высказывания с нашей позицией, которая по Минску, Донбассу и переговорам является противоположной Надиной.

С другой стороны, вы же помните Гопко – тоже первый номер в списке. Насколько ее ассоциируют с "Самопомиччю" - не знаю. Считаю, что нет.

- Тут немного другая ситуация. За освобождение Савченко шла борьба на мировом уровне, в Украине многие ее воспринимали, как идола. А сейчас парламент даже исключил ее из ПАСЕ…

- Она в ПАСЕ была по квоте не "Батькивщины" (так как у нас маленькая фракция), а общепарламентской. Сейчас парламент решил ее убрать. Точно так же, если проголосует за исключение Нади из комитета, то это его решение.

Вспомните, Надю хотели взять в список несколько политических сил. Я считаю, что Порошенко точно так же мог включить Сенцова, Ляшко – других ребят. Это помогло бы им выбраться. Где сейчас Сенцов, а где Надя?! Я уже молчу о том, кто платил за адвокатов. Они – очень дорогие. Такие делают работу круче, чем те, которых назначили бы в России.

"Я НАШЛА ПО КОНКУРСУ БОЛЬШИНСТВО СВОИХ ПОМОЩНИКОВ. ХОТЯ МОГЛА ВЗЯТЬ СВОЕГО ДЯДЮ ИЛИ ДВОЮРОДНОГО БРАТА"

- Вы – один из лоббистов (в хорошем смысле этого слова) закона о госслужбе. Вы говорили: "Закон будем оценивать по госсекретарям". Давайте на примерах. Госсекретарей выбирают на конкурсах. Вот бывший нардеп и руководитель украинского Интерпола Кирилл Куликов участвовал в нескольких. Когда шел на госсекретаря Кабмина, рассказал: "Сдал тесты на знание закона – 95 процентов из 100. Через час ситуационные задания, где 100 процентов из 100 меня "не видят госсекретарем". Уже готовы два победителя - один первый замминистра КМУ, другой заместитель. Два замечательных тюленя-реформатора". Куликов говорил о Владимире Бондаренко и Владимире Федорчуке. Победил первый – человек Гройсмана. Так нужен ли был новый закон, если ситуация не меняется? Не проще опять назначать?

- Закон про госслужбу классный и европейский. Мог провести реальную реформу. Но он не исполняется. Там было три главных момента. Первое, открытые конкурсы. Я понимала, что они такими сразу не будут, так как политики хотят вмешиваться в процесс, и будут это делать, пока мы находимся на этапе недоверия ни к чему.

Второе, разделение политики и госслужбы. Оно вообще не состоялось! В законе черным по белому написано, что люди, которые находятся на должности высшей категории государственной службы (это госсекретари, главы ОГА, их заместители, руководители государственных агентств) не могут быть членами политической партии. Самое важное – не могут параллельно работать в законодательной власти (то есть быть депутатом). Я посмотрела статистику. У нас 4-5 губернаторов являются одновременно членами коалиции или даже возглавляют ее в облсовете либо райраде. То есть, полный конфликт интересов законодательной и исполнительной власти. Приблизительно 120 глав районов тоже депутаты. На практике это означает, что я, как член исполнительной власти, готовлю проект бюджета, потом, как депутат, за него голосую (хотя должна внести правки), а потом еще и контролирую себя, чтобы правильно его исполняла. Так вот мы в законе прописали, что этого нельзя делать. Администрация Президента была в шоке, так как они каким-то образом этот момент пропустили. Теперь Национальное агентство по вопросам госслужбы делает разъяснение (которое, на самом деле, не имеет никакой силы закона) о том, что эта норма вступает в действие только после следующих местных выборов. У нас, в итоге, все остаются на своих депутатских местах.

Третье, повышение заработной платы. Оно практически было "убито". Слава Богу, в этом бюджете заложили дополнительно 300 миллионов. Возможно, теперь нормально повысят зарплату, так как это и надо было сделать. Закон вступил в силу с первого мая. Тогда должно было произойти повышение заработной платы не для высших чиновников, а для средних категорий в районах – там, где получают 2-4 тысячи гривен. Этого не произошло – Кабмин не выделил деньги…

- Чем аргументировали?

- Ничем. В итоге меня забросали письмами. По закону глава района не имеет права не платить повышенную зарплату (это уголовное дело), а денег нет. Они писали письма в облгосадминистрацию, на что им отвечали: "Вы не можете не платить, так как это установлено законом. Средств нет, но вы выплачивайте". И это на полном серьезе! Я цитировала этот ответ на комитете. В итоге мы собрали слушания, куда пришел не сам министр, а его заместитель. Нам пообещали в сентябре выделить деньги. В начала октября так и сделали. Но полгода до этого ничего не происходило. То есть, закон начал исполняться только после скандала.

шкрум

Относительно самих комиссий… Я когда-то была на конкурсе во Франции. Там практически точно такая же комиссия. Только у нас ее создают конкретные государственные органы, а там такого нет. Весь состав фактически назначает правительство, а президент подписывает. У нас есть гражданские активисты и представители научных учреждений, но при этом – где-то три человека, которых общество знает, и кому доверяет. А у них назначают людей с высокой репутацией – профессоров, бывших министров или нобелевских лауреатов. У них нет онлайн-трансляции (мы заставили ее сделать), а заседания комиссии – закрытые (мы же открыли). Но там доверие безоговорочное! Потому что невозможно представить, чтобы человек уровня, например, Бальцеровича взял деньги за какое-то назначение. Это невозможно! У нас, к сожалению, подобные вещи происходят. Людям пишут эсэмэски, как голосовать. Часто это делает министр. Такой переходной период. Мы все сделали правильно, но механизм не работает, потому что все боятся, что придет независимый человек. Если бы я была министром (дай Бог, когда-то буду, но ценностно немножко в другой стране, чем сейчас), то искала бы как раз профессиональных людей. Это самое важное в команде. Я, например, по конкурсу нашла большинство своих помощников. Хотя могла же взять своего дядю или двоюродного брата из Днепропетровска. Но мне хотелось, чтобы меня усилили. А у нас получается другая история: Президент и министры страшно боятся сильных и независимых людей. Вместо того, чтобы по конкурсу найти лучшего, ставят того, кому доверяют, и с кем можно будет вместе воровать. А еще лучше найти человека, на которого уже открыто уголовное дело. Тут мы возвращаемся к "классному" конкурсу МВС. Аваков и "Народный фронт" настояли на том, чтобы госсекретарем в министерстве стал Алексей Тахтай, который вместе с Чеботарем делил нелегально добытый песок. Даже в интернете есть это видео. То есть, на него точно можно завтра открывать уголовное дело. И это очень удобно. Зачем им новый независимый человек, который будет изобличать факты коррупции, если есть Тахтай, который абсолютно подконтрольный, и сам замешан в коррупционных схемах? Он "на крючке". Поэтому подписывает все, что говорит ему Аваков. Но есть и нормальные члены правительства. Например, Климпуш-Цинцадзе сейчас будет искать ребят по конкурсу в свой европейский центр.

- Как менять сложившуюся ситуацию?

- Только перевыборами и сменой правительства. Мы, например, изучали опыт Румынии – страны, которая находилась в состоянии, худшем в тысячу раз, чем у нас. Бедность была страшная, экономики не существовало. В общем, кошмар. Но за несколько лет они полностью подняли страну. Они пересажали всю элиту. Их единственный независимый антикоррупционный орган посадил брата президента, бывшего премьер-министра, нескольких министров и депутатов. У них теперь боятся идти на госслужбу, потому что воровать нельзя, а бросить в тюрьму могут легко. Возможно, они с этим даже перегнули палку. Но я смотрела статистику: доверие к этому Национальному антикоррупционному управлению выше, чем к церкви. Это нереальный показатель! У нас оно сейчас есть только к церкви и волонтерам, а у политических институтов – где-то три процента. То есть, это пример того, что ситуацию можно поменять за два года. Было бы желание.

Вот в чем проблема Порошенко? Он же тоже обещал посадить трех друзей, врагов или хоть кого-то, а также продать бизнес. Но, обратите внимание, как только он "трогает" Новинского или "дотрагивается" до Онищенко, сразу же всплывает, что он участвовал в коррупционных схемах со всеми этими людьми. Они имеют на него массу компромата. Поверьте, то, что сейчас Онищенко "слил" - это "цветочки" из того, что у него есть. Порошенко страшно этого боится. Поэтому схемы продолжают работать. Вот и все.

- Мы с вами встречаемся перед Новым годом. Расскажите, как будете праздновать? У вас еще 2 января день рождения. Планируете куда-то поехать?

- Вообще вышла интересная штука: официально день рождения у меня 2 января, а родилась я 29 декабря. Просто так записали (улыбается. – О.М.).

Я не уезжаю. Буду здесь до 3 января. Еще ничего не планировали. Мой муж сейчас в Одессе. Вернется – будем думать.

- А разве он не уволился?

- Президент его до сих пор не уволил, хотя заявление он подал еще в начале сентября. Поэтому вынужден работать.

- Почему так?

- Он победил в конкурсе на первого заместителя губернатора, когда там был Саакашвили. Теперь по закону, поскольку он выиграл, назначается на первого зама автоматически. Я думаю, Президент просто ждет, когда начнет работу новый губернатор. Дай Бог, чтобы до первого января это произошло. Я на это очень надеюсь (улыбается. – О.М.).


Ольга Москалюк, "Цензор.НЕТ"


Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору