EN|RU|UK
 Здоров'я, Суспільство
  36544  241

 ВОГНЕМ І МЕЧЕМ! ЩО СТОЇТЬ ЗА КОНФЛІКТОМ БОРИСА ТОДУРОВА І МОЗ?

Конфлікт, який почався з невеликого коментаря відомого кардіохірурга, директора Інституту Серця Бориса Тодурова на сторінці в.о. міністра охорони здоров'я Уляни Супрун, дуже швидко вийшов за рамки звичайної дискусії в соціальних мережах і набув, без перебільшення, національного масштабу.

Тодуров обвинил чиновников в срыве закупок, блокировании работы института и отказе в открытии филиалов в Луганской и Донецкой областях.

В свою очередь, руководство Минздрава обвинило Тодурова в непрозрачных закупках и в извращении фактов: мол, все необходимое для сердечно-сосудистой хирургии было закуплено, один из двух филиалов, открытие которых, по словам Тодурова, блокируется, работает, причем работает незаконно.

Параллельно началась настоящая травля в СМИ и соцсетях. Появилась новость о том, что Виктор Медведчук готов оказать ему юридическую поддержку. Всплыла фотография с рукопожатием с Сергеем Аксеновым, и Тодурова, который дважды в месяц в качестве волонтера ездит на восток страны, в том числе, и в зону АТО, обвинили в сепаратизме. Были обнародованы фотографии его загородного дома, начали обсуждать значимость его диссертации, личные качества и так далее.

Попробуем разобраться в ситуации.

КРИТИКА МИНЗДРАВА НАЧАЛАСЬ ПОСЛЕ НАЗНАЧЕНИЯ ДАТЫ ПРОВЕРКИ ИНСТИТУТА СЕРДЦА

К сожалению, лично комментировать ситуацию никто из чиновников ведомства не захотел, а пресс-служба заявила, что свою позицию Минздрав высказал в официальном сообщении на сайте ведомства.

супрун

Как говорится в тексте документа, Институт Сердца в прошлом году получал все запланированные для него расходные материалы: "В 2016-м Институт сердца получил 950 стентов, что составляет 100% от квоты для Института, а также дополнительно еще 413 стентов по перераспределению. Всего в течение 2016 Институт сердца получил 1363 стентов".

Также в период с декабря 2015 по ноябрь 2016, согласно заявкам, для Института сердца распределили и перераспределили медикаментов и медицинских изделий на общую сумму более 44 млн грн. По бюджету 2016 ССЗ для Института выделили средства в объеме 50 млн грн при общей сумме для всех регионов Украины – 357,2 млн грн.

Более того, в госбюджете на 2017 год для Института сердца предусмотрено 141,6 млн грн на медикаменты (в том числе 10 млн дополнительных целевых средств, выделенных бюджетным комитетом Верховной Рады Украины) и дополнительные 40 млн грн на приобретение оборудования (учитывая тот факт, что руководство Института в августе 2016 письмом к руководству Минздрава просило о дополнительных 16 млн).

(Речь идет о закупках еще 2015 года, в 2016 закупок не проводилось, и они были объявлены лишь в конце года. – Ред.)

Министерство не отказывало Институту сердца в программе механического сердца, о чем свидетельствуют письма от 01.09.2016 в Институт сердца и Кабинет министров Украины.

Что касается открытия филиалов в регионах, то, по сути, Минздрав в этом отказывает. Основание следующее: Институт сердца Минздрава Украины не может открывать филиалы в регионах в связи с тем, что специализированные медцентры подчиняются местным властям и финансируются из их бюджетов. А Институт сердца находится в подчинении Министерства здравоохранения Украины.

Однако, как говорится далее в сообщении, 26.12.2016 на официальном сайте Института сердца появилась новость об открытии филиала в Северодонецке, которую позже убрали с сайта. Если этот факт подтвердится - речь идет о прямом нарушении устава Института.

В случае проведения коронарографии и стентирования в этом "филиале" оплата за эти услуги перечисляется из местных бюджетов на счета в ООО "Альфа-медика" в размере более 49 тыс. гривен за одну процедуру. В то же время реальная стоимость данной услуги по "Формуле расчета затрат для обеспечения лечения 1-го больного" при закупках 2015 составляла от 10 до 17 000 гривен в зависимости от типа стента.

Частная клиника "Альфа медика" зарегистрирована по адресу Киев, ул. Братиславская 5-А. По этому же адресу находится Институт сердца МЗ Украины. Вышеуказанная информация будет передана в соответствующие правоохранительные органы для проведения проверки. (Надо отметить, что по скану договора Северодонецкого горсовета на оказание услуг "Альфа-медика" нельзя сказать, что эта компания имеет какое-либо отношение к Институту сердца. – Ред.)

Что же касается всех обвинений Бориса Тодурова в адрес Минздрава, то, как утверждают чиновники, они начались сразу после того, как Главная аккредитационная комиссия приняла решение о проведении проверки Института для получения им аккредитации.

Еще с одним обвинением – уже в коррупции – выступила, как утверждают в СМИ, близкая к Минздраву адвокат Евгения Закревская. Проведя анализ одной из закупок в системе ProZorro, она утверждает, что Институт сердца в течение ноября-декабря 2016 закупал лекарства по ценам, превышающим представленные в интернет-аптеках на 50%. По ее данным, Институт закупил "Цефопектам" производства Борщаговского фармзавода почти на 197 тыс. гривен 1821 флакон по 108,52 гривен у компании "Галафарм". Обычным покупателям эта же компания продает этот же препарат того же производителя по 68,52 гривен.

МЫ НИГДЕ НЕ НАРУШИЛИ УКРАИНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ГОТОВЫ К ЛЮБЫМ ПРОВЕРКАМ

тодуров

В комментарии Цензор.НЕТ Борис Тодуров опроверг всякую связь его критики чиновников министерства с проведением проверки. Более того, по его словам, Институт сам готовил эту проверку, подавал соответствующие документы, поскольку это плановое мероприятие. Что касается закупки по завышенным ценам, то на своей официальной странице в Facebook Тодуров пояснил, откуда взялась цифра 108, 52. Минздрав одним из своих приказов (№546) от 26.08.2015 установил оптово-отпускную цену на Цефопектам на уровне 92,20 грн. Если эту сумму умножить 1,07 (НДС), а затем на 1,1 (установленная граничная торговая наценка), то получаем 108,52 грн - цену закупки в системе ProZorro.

- Если МОЗ считает, что мы провели тендер не законно, то пусть обращается в компетентные органы, которые проведут проверку, - говорит Тодуров. - Наши экономисты готовы дать пояснения по всем закупкам прошлого года. В свою очередь, наш внутренний аудит, который мы провели с привлечением независимых экспертов, показал, что никакого нарушения законности нет. Мы нигде не нарушили украинское законодательство. А еще скажу, что совершенно не объективно сравнивать цены в аптеках с ценами закупок – могут быть разные сроки годности, разные партии, наполнение и дозировки.

- Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию с Институтом?

- Институт делает 5 тыс. операций в год. Большинство больных - это скоропомощные, они не могут ждать не то что месяц, но, иногда, и час. Например, привозит скорая дедушку, у него пульс 20, если ему в ближайшие полчаса не поставить стимулятор, он просто умрет. Мы готовы это делать бесплатно, но для этого мне нужен стимулятор, который стоит от 25 до 40 тыс. грн. Пациенты не в состоянии это покупать. Минздрав обязан был нас обеспечить, у него на счетах были эти деньги, и за пять месяцев, которые эта команда у власти, можно было провести тендеры. Но они этого не сделали. Причем, нам все равно, как они покупают. Эти фантазии, что нас убрали от закупок, не имеют под собой оснований.

Мы не участвовали в этих закупках, это всегда делало Министерство здравоохранения. В этом смысле ничего не поменялось. Но в прошлые годы все министры умудрялись нас обеспечивать, а в 2016 году нам вообще ничего не закупили. Я имею в виду не только Институт сердца, а все кардиологические центры Украины в 23 областях страны. Не было закуплено ни клапана, ни оксигинатора, ни стента, ни стимулятора, ни тромболитиков. Вообще ничего. Вот об этом я говорил, и именно этот вопрос я изначально задавал МОЗ. В ответ последовало обвинение в сепаратизме, коррупции, начали говорить, что у меня диссертация докторская не такая, начали обсуждать моих детей, снимать мой дом… Я даже не могу представить, сколько потрачено денег на такую кибератаку. Приписали мне Медведчука, других одиозных людей. Я, к слову, очень сомневаюсь, что сам Медведчук знает о том, что он меня поддержал.

По словам Бориса Тодурова, Минздрав не только не пытается обсудить ситуацию, наоборот, его физически не пускают в здание министерства:

- Я, директор ведущей кардиохирургической клиники, профессор, членкор, не мог попасть в здание министерства! На сегодня это закрытое учреждение, в котором работают дилетанты. Мы так и не увидели до сих пор диплом нашего уважаемого министра. Мы стали заложниками бездействия и дилетантского поведения. Более того, это поведение еще и агрессивно. Я прошу официальным письмом премьер-министра включить Институт сердца в список лечебных учреждений, которым разрешено делать операции по пересадке сердца. Притом, что мы сегодня являемся единственной командой, которая способна это делать, и не только пересадки, но имплантации механического сердца. А замминистра Александр Линчевский на запросе премьер-министру рисует смайлики зеленым фломастером и пишет "Не-а"

- А что с филиалом в Северодонецке? Он есть?

- В Северодонецке открыли ангиографическое отделение. Это не наш филиал. Журналисты местной газеты ошиблись, приняв его за наш филиал. Возможно, потому, что я приезжал на это открытие. Филиала Института сердца в Северодонецке нет, потому что мы так и не получили подпись Линчевского на нашем запросе. Сегодня вынуждены как волонтеры ездить и туда, и в Мариуполь, а также в Краматорск, Попасную, Авдеевку, Марьинку. Вот в понедельник как раз едем. Берем с собой кардиологов, УЗИ-аппараты. Обычно каждый раз осматриваем там от 100 до 200 взрослых и детей. В этот понедельник еще и военных на передовой осматривать.

Но мы ездим как волонтеры, а когда я попросил, чтобы разрешили открыть филиалы, и мы смогли бы туда ездить и использовать хорошую аппаратуру, всех нужных специалистов, то получил отказ. Это при том, что руководители этих областей написали официальный запрос, депутаты ВР также подготовили запрос. Сколько еще бумаг надо собрать? Это при том, что три филиала Института уже успешно работают в разных областях. При этом, мы не просим денег, дополнительных ставок, оборудования – нужно только разрешение. А в ответ сплошное издевательство.

В ОСНОВЕ ЛЮБЫХ РЕФОРМ – ЛЮДИ

На самом деле, ситуация намного глубже, чем локальный конфликт между врачом и чиновником. Именно по этой причине он не затух в самом начале, а с каждым днем разгорается все сильнее. "Это конфликт между Министерством здравоохранения и медицинским сообществом", - оценил ситуацию глава Украинской федерации работодателей здравоохранения Владимир Загородний. Манера поведения нынешних руководителей министерства, их закрытость, нежелание конструктивно общаться с профессионалами отрасли привела к открытому конфликту.

Сегодня Киевский городской профсоюз работников здравоохранения обратился с открытым письмом к Президенту Украины Петру Порошенко, в котором просит подвергнуть деятельность Министерства здравоохранения публичному финансовому, правовому и научному аудиту с привлечением ведущих украинских специалистов. Не исключено, что с понедельника появятся и другие обращения.

Мне бы очень не хотелось, чтобы реформы свернулись, так и не начавшись. Потому что медицина нуждается в этом, как никакая иная отрасль в нашей стране. И вопрос не только в передаче закупок иностранцам и смене системы финансирования – это, важные, но лишь технические моменты.

Главная проблема в том, что как бы мы ни перераспределяли скудные бюджетные копейки, пациентам, то есть всем нам, легче не станет. У нас редко встретишь среди участковых педиатров и терапевтов грамотных врачей, которые знакомы с европейскими стандартами лечения – большинство из них уехали из страны. Поэтому даже в специализированных клиниках приходится искать "знакомых" - без этого даже при наличии денег результат лечения не гарантирован. В большинстве клиник нет современного лечебного и диагностического оборудования, а анализы делают так, что сами врачи им не доверяют и заставляют больных постоянно их переделывать или обращаться в частные лаборатории.

Борис Тодуров в наших, "совковых" условиях сумел создать образцовый, можно сказать, европейский центр, которому может позавидовать большинство отечественных частных клиник. Не в каждой из них есть такой высококвалифицированный персонал от врачей до санитарок, оборудование, лаборатория, электронная система ведения больных и всей документации, чистота, наконец.

По-хорошему, такой опыт нужно активно перенимать и внедрять по всей стране, вместо этого Минздрав не пускает его на порог.

Чиновники должны понять, что не может быть реформы для реформы. В основе любых изменений стоят люди, которые эти новации способны не только спланировать, но и реализовать. В медицине главные – врачи. Несмотря ни на что, у нас еще остались светлые головы, врачи от Бога. И задача Минздрава не вынуждать их уехать из страны, а думать, как удержать, как создать условия, чтобы они передавали свой бесценный опыт, знания и умения своим коллегам. Как сделать так, чтобы врачи хотели здесь работать, повышать квалификацию, разрабатывать новые методики. Чтобы пациенты в любой районной поликлинике могли получить квалифицированную помощь.

И не стоит думать, что в Украине нет людей, которые знают, как это сделать. Но с ними нужно разговаривать, вести конструктивный диалог, а главное – уважать. Не исключено, что корни конфликта кроются именно в этом. Прояви новая команда чуть больше уважения к людям, которые сделали для украинской медицины многое и известным своими работами далеко за пределами страны, и никто бы не стал поднимать вопросы легитимности нынешнего и.о. министра, ее образования, аудита Минздрава и еще многие другие.

А внедрение нового "огнем и мечом" еще никогда ни к чему хорошему не приводило…

Татьяна Галковская, "Цензор.НЕТ"

Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
Сторінка 3 з 3
<<<1 2 3
Сторінка 3 з 3
<<<1 2 3
 
 
 
 
 
 вгору