EN|RU|UK
 Суспільство, Політика України
  17215  31
Матеріали за темою:

 ЗА ДВА КРОКИ ВІД КЛІТКИ З ЄФРЕМОВИМ. РЕПОРТАЖ ЗІ СТАРОБІЛЬСЬКОГО СУДУ

Він твердить, що його обмовили; спілкується з дружиною в присутності співробітника Старобільського СІЗО і навідріз відмовляється сказати, де зараз його син. Репортаж із маленького містечка на Луганщині, де за звинуваченням у державній зраді і підтримці "ЛНР" судять Олександра Єфремова.

***

- Так вы к нам, в Старобельск, на суд по Ефремову приехали? Шо, его еще в Киеве помнят?

Вопрос таксиста остается без ответа. Водитель некоторое время молчит, потом хмыкает и провозглашает:

- Вот потому у нас на Луганщине и жизнь такая рабская. Потому что такие, как Ефремов, всю жизнь тут правят, а мы у них вроде холопов. И дороги потому такие – неожиданно добавляет он.

Дороги и в самом деле жутковатые: трясет, как при бомбежке. Впрочем и в Сватово, откуда я добирался в Старобельск – не особо лучше. Интересуюсь:

- И много здесь таких вольнодумцев, как вы?

- А тут думать некогда, абы только выжить. Какой, вы сказали, номер?

Подвозя меня по темной улице к сельскому дому, водитель резюмирует:

- Ни Путина нам не надо, ни "ЛНР", ни Порошенко. Оставьте нас в покое! Деньги только платите, пенсии – и забудьте про нас!

НА СУД К ЕФРЕМОВУ – ДОРОГОЙ ОСТАПА БЕНДЕРА

…Вообще-то в Старобельск корреспондент "Цензор.НЕТ" приехал еще днем. Но обе гостиницы оказались забитыми, причем постояльцы в них попадались сплошь угрюмые и немолодые. Ситуацию на колоритном местном суржике разъяснила продавщица одного из местных магазинчиков:

- Люди с оккупированных территорий приезжают переоформлять украинскую пенсию, - сообщила она. - Дали им такое указание: кто не переоформит до 3 апреля пенсию – не будет пенсии! И от за 2 недели нахлынули, хтозна шо делается! В 4 часа ночи возле Сбербанка – очереди! А от я не понимаю, за шо им такая радость: и от "ЛНР" пенсия, и от Порошенко…А мы тіки одну имеем. Так и нам дайте ще одну пенсию!

Это было днем, а с местом для ночлега мне помогла коллега из местной газеты. Устроился у пенсионерки Нины Николаевны в окрестном селе Чмыровка. Той самой Чмаровке, со стороны которой в самом начале "Двенадцати стульев" приходит в Старгород (он же Старобельск) Остап Бендер.

За два кроки від клітки з Єфремовим. Репортаж зі Старобільського суду 01

Заведя меня в свою небогатую горницу, хозяйка принялась расспрашивать, о чем гость из Киева будет писать. Услышав ответ, тут же всплеснула руками: оказывается, от Ефремова она без ума. Рассказала такое:

- Ефремов мне поміг дуже у 2011 году. Вже і Янукович був президент. У меня тяжелейшая операция була в Луганске, в реанимации лежала. На операцию позанимали 20 тысяч. Я не можу выкарабкаться, температура, муж парализованный лежит тут: инсульт, инфаркт – при пенсии тогдашней 850…И кинулася я всем писать – нихто ничего не отвітив! Отвечає один Єфремов: по вашему вопросу я обратился к главе администрации Пристюку об оказании вам помощи. И возьму ваш вопрос на контроль. И присылають мне 3 тысячи гривен! По тому времени – большие деньги! Я з тих пор за него Богу молюся!..

…Наутро в 10 я уже в здании Старобельского районного суда. Подсудимого сюда привозят строго по расписанию.

За два кроки від клітки з Єфремовим. Репортаж зі Старобільського суду 02

Ефремов внешне выглядит неплохо. Правда, усевшись в стеклянной "клетке" здания суда, делает круговые движения головой, разминая шею. Пользуясь возможностью, подхожу к "клетке". Экс-глава парламентской фракции Партии регионов, узнав меня, улыбается: во-первых, помнит по Верховной Раде; во-вторых, из журналистов на заседании я один. Надобно радоваться тому, что имеешь.

- Как здоровье, Александр Сергеевич? – спрашиваю.

- Судя по тому, что я вижу в телевизоре, многие руководители государства сегодня менее здоровы, чем я здесь, - желчно отвечает подсудимый.

- А что шею разминаете? Проблемы?

- Ну, есть определенные проблемы: все-таки возраст.

- Какие-то упражнения в камере делаете?

Ефремов кисло улыбается.

- У меня в камере невозможно ничего делать, потому что она очень маленькая, - говорит он. - К тому же, погода в последнее время не позволяла в прогулочном дворике вообще что-то делать.

- Бывшие соратники по партии, уехавшие за рубеж, какие-то слова поддержки передают? Или отзываются только те, кто остался здесь?

- С теми, кто уехал за рубеж, я – в силу различных причин - не контактирую после того, как они уехали. А те ребята, кто остался здесь, стараются выйти на связь. Но дело в том, что попасть ко мне в СИЗО – это нужно иметь родственные связи. Поэтому не все это могут сделать.

- "Экономическая" часть обвинения по вашему делу, судя по вердикту Апелляционного суда Киева, потихоньку разваливается?

Лицо Александра Сергеевича, и без того не бледное, багровеет.

- Да не потихоньку – поскольку два с половиной года расследования не дали никакого результата! – с напором говорит он. - И дать не могли – потому что все надумано. Как, в принципе, и все дело, которое против меня сфабриковано. Если люди, которые два года занимались этим делом, четко говорили прокуратуре, что нет никаких фактов, то нужно было найти пару человек из ныне действующих. Их повысили в должности, а они подписали эти документы и представили суду кучу макулатуры. В которой нет ни одного факта нарушения с моей стороны чего-либо.

- Помимо предложения Генпрокурора – мол, пускай Ефремов пойдет на сделку со следствием – еще какие-то предложения вам передавали?

- Нет, кроме публичных предложений со стороны Луценко и публичного ответа с моей стороны – ничего не было.

За два кроки від клітки з Єфремовим. Репортаж зі Старобільського суду 03

- Сейчас набирает популярность конспирологическая версия, объясняющая то, что вы остались в стране. Согласной этой версии, по делу Ефремова существует сговор между вами и властью: дескать, действующий режим 2-3 года пиарится на вашем деле – а затем дело разваливается – и вы выходите на свободу чистым и с ореолом мученика.

- Людям, которые придумали эту новую легенду, я бы советовал хотя бы недельку побыть в одиночной камере следственного изолятора, - хмуро отвечает Ефремов. - Тогда бы они такие версии не придумывали.

Здесь в зал заходит трио судей. Корреспондент "Цензор.НЕТ" усаживается в зал, а подсудимого выпускают из клетки, и он садится рядом с адвокатами.

КАК ЕФРЕМОВ ПРОКУРОРАМ НОБЕЛЕВСКУЮ ПРЕМИЮ ВРУЧАЛ

Здесь, в Старобельске, суд изучает "политическую" часть обвинений, предъявленных Ефремову. Ему инкриминируют подозрение в посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины, поддержку самопровозглашенной "ЛНР". Статьи эти тянут на пожизненное заключение.

В деле 17 томов, и на минувшей неделе суд только-только добрался до второго.

За два кроки від клітки з Єфремовим. Репортаж зі Старобільського суду 04

Первый том содержит процессуальные документы, связанные с началом расследования. Но и вокруг этих материалов в суде разыгралась жаркая схватка.

Сторону защиты в зале представляют четверо адвокатов: Александр Мельников, Евгений Солодко, Андрей Смирнов и Александр Лысак (недавно отметился участием в защите Романа Насирова). Все четверо – опытные люди, прекрасно знающие "матчасть" и при том обладающие широким арсеналом риторической "пиротехники". Всего за один день корреспондент "Цензор.НЕТ" услышал о стороне обвинения и предоставленных ею материалах такие выражения: "вранье", "лживые уши", "фальсификация", "преступный подлог", "жулики", "наперсточники", "ковыряя в носу, выковыривает вот это дело".

И это далеко не полный список.

Впрочем, вся эта сопроводительная какофония – с надменными ухмылками, презрительными смешками и гневным бросанием очков на стол – не более, чем гарнир к основному блюду. И даже дилетанту заметно, что защита тщательно подготовилась к судебной стадии. Каждый аргумент обвинения изучен вдоль и поперек, как сам по себе, так и в контексте других документов. Сверены все даты и подписи, придирчиво осмотрена каждая запятая. У каждого защитника – свои направления работы, при том, что и "общие вопросы" все знают хорошо. На сторону обвинения оказывается серьезное давление; время покажет, выдержит ли прокуратура этот пресс.

За два кроки від клітки з Єфремовим. Репортаж зі Старобільського суду 05

А пока адвокат Мельников (на фото стоит рядом с подсудимым) возмущается, обращаясь к судье:

- Это то, о чем я вам говорил, ваша честь: на листе дела 54-55 от 6 июня "создана следственная группа", а на листе 56-57 уже появляется "постановление об изменении группы прокуроров". Которые на самом деле не были определены! То есть, вопреки требованиям статьи 37, группа прокуроров вообще не определялась! И присутствующие здесь прокуроры, их группа на самом деле не создана! Это уже постановление об изменении! Кстати, в связи с чем? "В соответствии с кадровыми изменениями". Ну, это их дело, пускай они там хоть по 10 раз на дню изменяют. Закон не содержит такого понимания, какое позволяет себе заместитель Генерального прокурора!

"Несозданная группа прокуроров" сидит напротив. Практически всегда от нее выступает прокурор Генпрокуратуры Павел Кожуховский. Ведет себя невозмутимо, но несколько вяло, на гневные реплики адвокатов и подсудимого никак не реагирует, поэтому у стороннего наблюдателя складывается впечатление, что инициатива в процессе – на стороне защиты. Остальные члены группы обвинения высказываются редко и прессу отсылают к Кожуховскому.

За два кроки від клітки з Єфремовим. Репортаж зі Старобільського суду 06
  Сторона обвинения. Выступает Павел Кожуховский

В течение нескольких часов защита атакует и ход досудебного расследования, и трактовку внесения статей в единый реестр досудебного расследования. Объединение материалов уголовного производства, перестановки и пертурбации в прокурорской группе, процессуальный ход – повсюду, по мнению адвокатов, прокуратура либо допустила безграмотность, либо совершила осознанный подлог. В связи с этим защита заявляет ходатайства, которые судья, посоветовавшись с коллегами либо удовлетворяет, либо отклоняет, а чаще всего – откладывает принятие решения "на потом".

Время от времени масла в огонь подливает подсудимый. В своих выступлениях он либо отчаянно возмущен, либо вычурно саркастичен – как, например, при обсуждении нюансов образования группы прокуроров. Иронически улыбаясь, Ефремов говорит:

- Если я не ошибаюсь, еще со времен Плутарха известна одна философская истина: ничто не возникает из ничего и не исчезает в никуда. Потом этот принцип был подтвержден всеми физическими законами, которые и по сей день действуют, и на их базе базируются основные научные открытия. Так вот, по всей видимости, создав формулу, когда можно что-то изменять, не создав оного, представители прокуратуры претендуют как минимум на Нобелевскую премию.

Судья дает слово обвинению. Встает прокурор Кожуховский и монотонным голосом отвечает:

- Выслушав доводы защиты, мы считаем, что никаких оснований для того, чтобы признать предыдущие 4 решения незаконными и недопустимыми доказательствами – нет. Да, были озвучены документы о том, что в группу следователей входил, помимо свидетелей, и прокурор. Каких-либо нарушений законодательства в данном случае нет, поскольку действующим криминально-процессуальным законом определено лишь создание группы следователей. Нет следственно-прокурорской группы, и так далее. Это название процессуального документа. Вместе с тем, статья 36 КПК предоставляет прокурору право проводить следственно-процессуальные действия. Поэтому руководитель органа прокуратуры вправе создавать группу, в которую могут входить как работники следственного подразделения, так и прокурор. Какого-либо нарушения законодательства тут нет…

Кожуховскому отвечает один адвокат, другой. Свои вопросы защите по заявленным ходатайствам задает судья. Затем он говорит:

- Суд, посоветовавшись на месте, заслушав вопрос по ходатайству защитника Мельникова, выслушав мнения защитников и прокуроров, считает, что ходатайства относительно группы прокуроров, которая осуществляла свои полномочия по уголовному производству №1516, является необоснованным. А ходатайство в части легитимности прокуроров, которые поддерживают обвинение по этому делу, является преждевременно заявленным. И суд решит этот вопрос после изучения других материалов, предоставленных прокурорами. А теперь переходим к листу дела №63…

Зовут судью, ведущего заседание, Александр Пелих, его коллеги – судьи Кудрявцева и Ткач. Люди тоже опытные, так что по их poker faces мало что можно понять.

За два кроки від клітки з Єфремовим. Репортаж зі Старобільського суду 07

Да и рано еще понимать: бои за победу в деле идут пока на дальних подступах.

ОТ СУДА ДО ТУАЛЕТА – И ОБРАТНО

На некоторое время выйдя из правового поля, корреспондент "Цензор.НЕТ" интересуется у работницы суда, где здесь туалет.

- А вон там, во дворе, выйдете – и налево – отвечает девушка.

Свой служебный туалет есть и в самом здании суда, но что поделаешь? Иду куда велено.

Дворовой туалет Старобельского районного суда выглядит колоритно. Ну, ничего, мы ко всему привычные.

За два кроки від клітки з Єфремовим. Репортаж зі Старобільського суду 08

За два кроки від клітки з Єфремовим. Репортаж зі Старобільського суду 09


А вот к чему трудно привыкнуть, так это к подручным, мягко говоря, материалам в этом туалете.

За два кроки від клітки з Єфремовим. Репортаж зі Старобільського суду 10

Может, по праздничным дням сюда выкладывают реальные документы?

Вернувшись в зал суда, слышу возмущенный голос подсудимого:

- Хочу отметить совершенно немаловажную для себя вещь. На странице 63 написано, что я уже с 20.02 создавал уже террористическую организацию "ЛНР". Ваша честь, у вас и прокурора есть все ведомости моего пребывания в это время. И 20-го, и 21-го, и 22-го я был в Киеве и принимал участие в заседании Верховной Рады Украины. Согласитесь, чтобы одновременно выступать в парламенте и создавать "ЛНР", нужно быть уникальным человеком. Я себя к таким не отношу!

Судья, выслушав все это, индифферентно продолжает:

- Лист дела №65. Постановление про изменение группы прокуроров…

Перерыв. Ефремов снова в клетке. Подхожу к нему, направляя диктофон в узкую щель. Голос подсудимого слышен не вполне, то и дело приходится наклоняться, чтобы разобрать слова. Поскольку в таком виде процесс общения сильно затруднен, принимаю решение не задавать вопросы с обилием имен и цифр.

- Ваши оппоненты говорят: почему, будучи влиятельным человеком с большими связями, он не смог (не захотел?) остановить оккупацию Донбасса?

- Потому что когда все процессы начали развиваться, мы уже не были у власти. К власти пришли совершенно другие люди, и на происходящие после 20-22 февраля процессы мы уже не влияли. Это надо понимать. Из страны уехали и Янукович, и весь Кабинет министров. И буквально через 2-3 дня началось формирование новой власти. И везде в регионах были расставлены новые люди. Прислали губернаторов, руководителей милиции, СБУ, прокуратуры. То есть бразды правления были не у нас.

- А ваши связи? В таком постсоветском мире, как наш, они традиционно играют важную роль. Разве вы не могли использовать их, чтобы остановить вторжение? Ведь на Луганщине вас знает каждая собака…

Ефремов хмыкает:

- Знает - и что из того? Это иллюзия – думать, что если ты выйдешь на площадь, что-то скажешь, и все за тобой пойдут. Люди, которые так думают, не понимают, как развиваются процессы.

Я тогда ставил вопрос перед руководством страны: мол, вы определите группу людей, которые бы могли эти вопросы решать.

За два кроки від клітки з Єфремовим. Репортаж зі Старобільського суду 11

- К кому конкретно вы обращались?

- Конкретно к Турчинову. Да и не только к нему, практически ко всем руководителям, которые сегодня у власти.

- А как насчет ваших связей с людьми вроде беглого Клинчаева? Людьми, которые однозначно были на стороне сепаратистов?

- Ну, смотрите, Клинчаева арестовали, когда все процессы развивались уже без него. Это все надуманные вещи. Возьмите дело того же Клинчаева: суд вернул это дело назад в прокуратуру в связи с тем, что оно не соответствует уголовно-процессуальному кодексу. Даже это не смогли доказать!

А процесс идет своим чередом. От первого тома суд переходит к рассмотрению второго: это, преимущественно, документы, полученные во время следственных действий, в ходе осмотров, а также уголовных производств, расследованных другими правоохранительными органами.

Защита продолжает торпедировать аргументы обвинения. Не вполне посвященному в тонкости дела наблюдателю нажим адвокатов кажется вполне убедительным – но судьи спокойны. Да и не владею я этими материалами в той мере, в какой их изучили месяцами занимающиеся делом Ефремова люди. Поэтому по окончании дня беседую с обеими сторонами. Сперва – с прокурором Павлом Кожуховским.


- В этом деле – 17 томов. У вас есть хотя бы приблизительное представление о том, когда все это закончится?

- Ну, здесь есть два момента. Первый: нужно исследовать документы. Второй: допросить заявленных свидетелей. И тут многое зависит от того, насколько они будут способны явиться в суд.

- Сколько свидетелей для допроса заявило обвинение?

- 73.

- Насколько я понимаю, главный ваш козырь, - это показания замкомбата батальона "Торнадо" Николая Цукура ?

- Он – важный свидетель, но не единственный такой.

- А кого еще вы можете назвать важными свидетелями?

- Я не могу сейчас об этом говорить, это может создать угрозу для их безопасности.

- Что думаете о тактике защиты на этом процессе?

- Защита профессионально выполняет свою работу. Делает все, что может сделать для того, чтобы улучшить положение своего клиента.

- Но защита обвиняет вас и в подлоге, и в неграмотности, и в загромождении дела разного рода "мусором". Согласны с этим мнением?

- Нет, абсолютно. Часто факты защитой просто перекручиваются, накладываются друг на друга.

- А для чего защита это делает?

- Ну, как для чего? Для того, чтобы создать определенную картину: дескать, все незаконно, нет доказательств. Но это совершенно не соответствует действительности. И нельзя делать выводы о всем деле на основании изучения одного документа. Ведь мы не изучили даже 1% доказательств по делу. Нельзя забегать вперед!

Пытаюсь поговорить с другими прокурорами, но они переводят стрелки на Кожуховского. Что ж, пообщаемся с адвокатами. Вот мнение Андрея Смирнова:

- Нам был представлен протокол осмотра, составленный прокурором. Стороной защиты перед судом было поставлено 3 вопроса. Первый – о процессуальных полномочиях прокурора Кожуховского на исследование материалов уголовных производств, которые он как лицо, не имеющее к этим производствам никакого процессуального отношения, - тем не менее, получил. Объяснений по этому поводу обвинение предоставить не сумело.

Второй момент: мы говорим о том, что все дополнения к протоколу, в нем же перечисленные, должны фиксироваться следующим образом: в протоколе в обязательном порядке должны быть указаны все лица, которые принимали участие в следственном действии. Потому что протокол осмотра, и сам осмотр – это самостоятельные следственные действия. А что мы видим здесь? Протокол подписан прокурором Кожуховским, а все дополнения к нему – прокурором Синельниковской городской прокуратуры Днепропетровской области неким Даньковым. При этом на самих же дополнениях нет ни подписи Кожуховского, ничего! Это прямо противоречит статьям 104-105 уголовно-процессуального законодательства. Потому что все дополнения должны быть подписаны лицом, которое принимало участие в следственном действии. Даньков же такого участия не принимал.

И третий момент. В списке дополнений к протоколу значатся оптические носители информации – компакт-диски. Плюс там прописано, что с материалов уголовных производств, которые исследовал прокурор Кожуховский, были сняты копии. И закон требует, чтобы все средства технической фиксации, в том числе записи на оптические носители, были четко отображены в протоколе. Этого сделано не было…

А вот точка зрения адвоката Александра Мельникова:

- Прокуратура грубейшим образом нарушает требования закона. Практически на каждом листе дела существуют такие нарушения, которые граничат с совершением преступления. О чем мы сегодня и говорим весь день. Потому что внесение заведомо неправдивых данных в официальный документ – это то правонарушение, которое квалифицируется по статье 366 Уголовного кодекса нашей страны.

И такие обстоятельства мы находим на каждом шагу, когда открываем тот или иной лист бумаги. Они не стыкуются между собой; они тенденциозно подобраны; они прячут очень многое, скрывают подлинные мотивы, основания и, собственно, начальную подоплеку этого дела.

- И какова, по-вашему, эта начальная подоплека?

- Александр Ефремов уже давно назначен виновным. Фигура удобная, медийная, узнаваемая; один из немногих оставшихся в Украине известных политиков при прошлой власти. Все прочие сбежали, а этот человек остался. Более того, на следующий день после бегства Януковича он от имени партии осудил отъезд этого человека.

Тем не менее, такая задача поставлена, и некоторые лица ее реализацией занимаются.

"ВАША ЧЕСТЬ, Я НЕ ПОНИМАЮ: ЭТО ОДИН Я СЕБЯ ИДИОТОМ ЧУВСТВУЮ?! Я НИКОГДА НЕ ВСТРЕЧАЛСЯ С БОЛОТОВЫМ!"

На следующий день заседание длится лишь до 15:00, поскольку и защитники, и прокуроры уезжают одним поездом Лисичанск-Киев. Сначала судья долго зачитывает приведенные прокуратурой данные из толковых словарей и энциклопедий:

- "Государственная власть" – это сформированная на основе Конституции и законов страны система органов, которая олицетворяет собой власть главы государства, законодательную, исполнительную и судебную власть, а также органов местного самоуправления и некоторых других независимых органов. "Публичные призывы" предусматривают хотя бы одно открытое обращение к неопределенному, но значительному кругу лиц, в котором высказываются идеи, взгляды или вывод. "Государственная граница" - это…

Унылое это чтение длится минут 40 – а затем в заседании происходит эмоциональный всплеск. Обвинение увязывает два события: выступления самопровозглашенного губернатора Луганщины Болотова - с речами Александра Ефремова и Сергея Горохова на круглом столе в Москве.

- Выступление Болотова 22 мая 2014 года является продолжением и расширением выступлений Ефремова и Горохова на этом круглом столе, - говорит прокурор. - По мнению обвинения, это выступление и видеозапись речи Болотова подтверждают уголовные правонарушения, предусмотренные статьями 110, 111, 258-пр3 (часть 1), 257 (часть 5), 341 Уголовного кодекса Украины…

Слушая выступление прокурора, Ефремов багровеет. С трудом дождавшись, пока выступят адвокаты, Александр Сергеевич говорит:

- Ваша честь, я не понимаю: это один я себя идиотом чувствую?! Вот, вы прочитали 8 листов очередного так называемого документа. В этих бумагах обо мне не сказано ни слова! И никоим образом здесь не то что не участвую, тут даже тени моей нет! На какие статьи влияют эти 8 листов, где меня вообще нет? Прокурор говорит: влияет на все статьи, даже на 341 – хотя, я позволю себе напомнить, 341 статья – это захват зданий. Который произошел за месяц-два до того, как Болотов там выступал! Ну, маразм же очевиден!

За два кроки від клітки з Єфремовим. Репортаж зі Старобільського суду 12

Ваша честь, я хочу в очередной раз заявить: может, этот субъект, который представляет здесь прокуратуру – вообще ничего не понимает?! Я никогда не встречался с Болотовым! Я никогда не разговаривал с ним даже по телефону! Я даже в астрале с ним никогда не общался! Я просто не знаю этого человека. Как и он не знает меня!

"И уже не узнает, - думает корреспондент "Цензора", - ведь в январе этого года Валерий Болотов внезапно скончался в возрасте 47 лет.

Ах, как жаль, что эта неделя рассмотрения подошла к концу. Ведь только-только началось самое интересное!

…Судья объявляет перерыв, и все расходятся на обед. Адвокаты уезжают куда-то на машине, прокуроры кушают чебуреки возле местного автовокзала, а подсудимого увозят на автозаке. Когда его снова заводят в клетку, пробираюсь поближе. Спрашиваю:

- Куда вас возили обедать? И довольны ли питанием?

Ефремов смеется.

- Меня возят в камеру СИЗО, другого места нет, - говорит он. - Это небольшая камера, которая находится под тремя печатями. И чтобы вскрыть мои печати, дежурный по этажу должен запросить разрешение дежурного по корпусу. Поэтому в дни суда пищу мне передают как обычно. Ну, плюс то, что мне привозят родственники.

 

- Чем обедали сегодня?

- Времени было очень мало, поэтому я заскочил, съел бутерброд, выпил чашку чая и уехал назад.

- А сколько вам каждый день дают гулять?

- С этим есть проблема. Зимой гулять было вообще невозможно: прогулочные дворики находятся под открытым небом, снег падает, все обледенело. И сейчас, когда идут дожди, гулять тоже невозможно. Два раза в неделю меня вообще не выводят, поэтому с движением возникают проблемы.

- Я обратил внимание на то, что, при всем различии Александра Ефремова и Юрия Луценко, как подсудимые вы ведете себя удивительно схожим образом – бросаете в адрес стороны обвинения язвительные реплики…

- Ну, так это вполне естественно: любого человека возмущает несправедливость. Когда тебе нагло, в лицо, врут, ответная реакция человека практически всегда одинакова!

Я слушаю Александра Сергеевича – и невольно вспоминаю его милые комментарии времен суда над Юлией Тимошенко и ее заключения.

За два кроки від клітки з Єфремовим. Репортаж зі Старобільського суду 13

За два кроки від клітки з Єфремовим. Репортаж зі Старобільського суду 14



За два кроки від клітки з Єфремовим. Репортаж зі Старобільського суду 15

Ефремов тем временем продолжает говорить:

- …А здесь получается так: прокуратура сама влетела в те силки, которые расставляла. Материалов, подтверждающих нарушение с моей стороны, нет. Поэтому прокурор просто врет. Ему адвокаты задают одни вопросы, а он отвечает на совершенно другие.

Похоже, мы начинаем повторяться, поэтому меняю тему.

- Скажите, а где сейчас ваш сын?

- В силу определенных обстоятельств я этого говорить не буду.

- Но хоть скажите, в Украине он или нет?

- Давайте мы пока этот вопрос оставим открытым.

За два кроки від клітки з Єфремовим. Репортаж зі Старобільського суду 16
Этот пост издание "Наш Киев" опубликовало в канун 2015 года

- Супруга к вам приезжает?

- Да, постоянно, раз в 2 недели.

- Сколько времени дают на свидание?

- Надо отдать должное: времени на свидание дают достаточно. Но она ограничена во времени, поскольку должна успеть назад на поезд.

- Свидание проходит в присутствии охраны?

- Да, обязательно в присутствии представителя СИЗО. По-другому не получается. Это не тот тип свидания, при котором вас оставляют одних в комнате.

- Еще один к вам вопрос…

- Вы понимаете, в чем главный вопрос? – перебивает Ефремов. И сам себе отвечает: в нашей стране и законодательстве, которое есть. Когда человек не осужден, его виновным еще не признали – а наказание он уже отбывает. Вот, я 8 месяцев в тюрьме. И рядом со мной сидят ребята, которые в тюрьме сидят уже по 2 года. Теперь с ними не знают, что делать. Доказательств их вины нет, а они уже 2 года отсидели. И возникает вопрос: за что человек страдал? Это что, в угоду вот таким представителям прокуратуры? Которые по политическим соображением побросали сюда людей, а теперь не знают, что с этим делать? Еще и судебный корпус пытаются подставить.

- Александр Сергеевич, я вчера разместил у себя в Фейсбуке вашу фотографию в "клетке" здания суда. К вашему сожалению, могу сказать, что отзывы, в основном, злорадные.

- Ну, это смотря где отзываются – досадливо машет рукой Ефремов.

- Это понятно, и все же: не больно видеть такое к себе отношение? Или Фейсбук вы не читаете и потому спокойны?

- Ну, во-первых, у меня на сегодняшний день нет доступа к этим вопросам. Во-вторых, меня информируют о том, что происходит. И если раньше было очень много негативных высказываний в мой адрес, то в последнее время ситуация значительно изменилась. И тон изменился, и многие высказывания стали положительными. Более того, у меня и страничка ведется в Фейсбуке, и сайт открыли. Этим занимаются мои помощники, а когда мне удается, то и я выхожу через адвокатов. И там у меня очень много друзей, которые заходили и давали пояснения. По 10, 12, 18 тысяч…

…Судья назначает следующее заседание суда на 12 апреля. К тому времени в Старобельске будет уже тепло, а к лету жарко станет и в зале суда. 73 свидетеля от одной только Генпрокуратуры. Да и защита наверняка приготовит сюрпризы. А сколько всего интересного мы услышим по ходу судебного разбирательства…

Вот только сидя в Киеве всего этого не увидишь. Так что – добро пожаловать в Старобельск!



Текст и фото: Евгений Кузьменко, "Цензор.НЕТ"

Киев- Старобельск- Киев
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору