EN|RU|UK
 Суспільство
  5277  3

 ВЕТЕРАНИ, ЯКІ ЗМІНЮЮТЬ СВІТ. ЮРІЙ РУДЕНКО: ЯК НА ВІЙНІ СТАТИ ПИСЬМЕННИКОМ

Юра Руденко був звичайним солдатом. У нас прийнято думати, що більшість хлопців в АТО беруть участь у боях, але це не зовсім так. Є безліч військових спеціальностей, які не передбачають дій "на передку". Багато хто в АТО чистить зброю на другій і третій лініях, стоїть на блокпостах, возить пальне і патрони, займається паперами. Юру розподілили в один із таких підрозділів.


Продолжение цикла материалов "Ветераны, которые меняют мир". Предыдущие статьи можно прочитать здесь и здесь.

Ветерани, які змінюють світ. Юрій Руденко: як на війні стати письменником 01

Он пошел по повестке и был готов ко всему. Но вместо линии соприкосновения его отправили охранять один из "штабов всея АТО", а точнее – воздушное пространство над ним. Юра наводил порядок и ухаживал за своей пушкой ЗУ-23-2. В тех обстоятельствах главными его задачами было не поехать крышей от постоянной боевой готовности и не давать коллегам злоупотреблять спиртным. Свободного времени оставалось много, и Юра начал писать книгу со слов своих друзей, которые прошли Иловайск и многие другие битвы этой войны.

Все это время дома Юру ждала жена. Таня – психолог по образованию, и ее советы могут помочь, если кто-то из ваших близких вернулся с фронта. Эта история об отношениях, о том, как их сохранить на расстоянии, и о творчестве, которое позволяет реализовать себя и поменять что-то в других.


- Юра, чем ты занимался до войны?

- Установкой спутниковых антенн. У меня была своя компания. Дела шли хорошо, мы были одними из крупнейших на рынке. И до мобилизации о смене сферы деятельности я даже не думал. Звезд с неба не хватал, но на хлеб с маслом и бензин хватало.

- А чем увлекался еще?

- Страйкболом, например. Потом на войне пригодилось. Многие мои друзья-страйкболисты были призваны на войну. Мы с ними тут играли в войнушку, а потом это пригодилось в АТО. Сначала они пошли на фронт, а я в какой-то степени занялся снабжением.

- А что ты делал во время Майдана?

- До 1 декабря мне все это было по барабану. Я не интересовался политикой, ассоциацией с ЕС. Но когда побили студентов… Я начал интересоваться тем, что творится у меня под домом. Спустя 7 дней я был уже на Майдане. Мы даже шутили, что за ту зиму были на Майдане чаще, чем за всю жизнь. Ну а когда уже отжали Крым, мы с друзьями начали серьезно готовиться встречать россиян здесь.

- Что делали?

- Первое время мы с афганцами занимались охраной правопорядка. До первого марта на улицах не было милиции. Это было забавно, поскольку тогда на улицы вышли люди, которые могли отжать кошельки. Но они вышли на охрану порядка. Милиции не было, город был пустым, но все было тихо и спокойно. На улицы вышли все, кто мог набедокурить, но не для того, чтобы отжимать кошельки, а чтобы защищать.

- Когда ты понял, что это война?

- Ну с началом крымских событий было ясно, что что-то происходит. Но мы уже устали паниковать и бояться. Нескольких моих друзей мобилизовали, кто-то пошел в "добробаты". Мы с женой первое время занимались обеспечением этих конкретных людей.

- А тебе повестка приходила?

- Первые две волны – нет. В 2014 году, когда как раз заворачивалось Иловайское сражение, а в новостях говорили, что все классно (я звонил ребятам, но связи зачастую не было), мне пришла повестка. Я позвонил своему компаньону, спросил так и так: "Ты примешь дела?". Он сказал: "Нема пытань, приму". Ну и мы с женой первый раз пошли в военкомат сдаваться.



- А расскажи, как это было.

- В военкомате нам сказали: "Спасибо, ваши услуги не требуются". Записали нас в территориальную оборону, и до 2015 года армия нас избегала (улыбается). А мы продолжили волонтерить. Я занимался машинами: кому-то нужен был карбюратор, кому-то еще что-то. Я за свои деньги это покупал и отправлял ребятам. Из нашей компании на фронт ушло человек 10, а группа поддержки составляла человек 50. Кто-то давал деньги, кто-то – вещи, кто-то – контакты. Поскольку мы были страйкболистами, то много полезных шмоток и гаджетов у нас было и так. Мы не создавали фондов, не просили денег на ФБ, мы просто сопровождали наших друзей персонально. Так было до апреля 2015 г.

- А что случилось потом?

- Позвонили из военкомата и спросили, не хочу ли я в армии послужить. Я сказал, что не вопрос. И через пару дней я с вещами был в военкомате.

Таня (жена Юры):

- В военкомат в 2015 г. я попала во второй раз. Первый раз была в феврале. Я провожала отца. Ему 60, но он решил пойти воевать. Но воспоминания про сам наш военкомат у меня только хорошие. Там отношение какое-то очень человеческое.

- А что ты чувствовала?

- Это двоякие чувства. Отправлять близкого человека в неизвестность – это сомнительное удовольствие. Это похоже на прыжок с парашютом. Когда провожаешь в первый раз, ты еще не знаешь, что это такое. Когда второй, неважно, кто это – муж, отец или друг, ты понимаешь, что была как за каменной стеной и тут остаешься одна. Становится страшно и появляется много разных чувств: ответственность, долг, страх. Ты понимаешь, что сейчас должна быть поддержкой и как-то это выдержать.

- Помнишь, как прощалась с Юрой?

- Когда мы уже провожали от военкомата, приехал автобус, были друзья наши, и я смотрела на женщин, которые провожали своих мужчин. Они все так плакали… А я стою и думаю: "А чего вы все так плачете?" Ну вот зачем с такими чувствами отпускать?

- Как это, когда твой муж уехал на войну?

- За год службы было разное. Но я понимала, что это его выбор, и моя задача этот выбор уважать и Юру поддерживать.

- Юра, какой была твоя война?

- Войны-то особо и не было. Мой "боевой" путь был таким: поезд – 30 часов, учебка – 1,5 месяца, слаживание – 20 дней, 10 месяцев на дежурстве в Краматорске и еще пару месяцев чуть ближе к передовой, в роли "глаз" штаба АТО.

- Пытался перевестись?

- Конечно. Я хотел пригодиться в разных местах. Сначала хотел попасть в зенитно-ракетный полк, но там не было нужды в моей специальности. Потом – в ремонтное подразделение (я умею ремонтировать технику). Все безуспешно. Когда мне предложили перевод в вертолетную бригаду, я уже пустил корни и не стал переводиться.

- Как ты узнал, что ты дембель?

- После подписания приказа через неделю командир сказал собираться домой. Прошла еще где-то неделька, и тут приезжает машина: "Собирай манатки, поехали".

- Таня, а ты что делала, пока Юра был в АТО?

- Что-то делала, думала, немного волонтерила. Это постепенно превратилось в зависимость. Раз в месяц-полтора мы виделись. Я жила от встречи к встрече.

- Что чувствовала?

- Я чувствовала обиду, растерянность, страх. Обижена была на всех и вся. Почему я, почему мы, почему меня бросили?! Я жила по инерции этот год. Как психолог я начала помогать военным с сентября 2014 года, потом с коллегами мы создали небольшой психологический проект. У нас тут была своя война.

- Юра, чем ты собирался заниматься на гражданке?

- К антеннам возвращаться я не хотел. Война большинство людей делает немного социопатами. Ничего такого особенного я не планировал, хотелось просто побыть дома в чистоте, порядке и спокойствии. Что касается профессиональной деятельности, то решил попробовать себя в медиа, издать книгу, снять по ней сериал, в общем, решил работать не руками, а головой. В любом случае, у меня есть два запасных варианта: вернуться к антеннам либо пойти в армию на контракт.

- Находясь в АТО, ты и начал писать свою книгу?

- Книжку я начал писать летом 2015… Хотелось описать свои воспоминания 2014-го. Несколько месяцев я писал, писал… Потом решил выложить это на Facebook, интересно было посмотреть на реакцию людей.

- Какой была реакция?

- Люди читали! И зимой 2015–2016 я снова набрал темп, выдавая по 2–3 главы в неделю. Писательских амбиций у меня не было, было просто интересно.

- О чем писал?

- О событиях, в которых сам принимал участие, и тех, о которых рассказали друзья. События были либо рассказаны за чаем непосредственными их участниками, либо сохранились в виде SMS-переписки и потом просто уточнены. То есть сам фактаж у меня в голове был еще до мобилизации. Просто в армии было время объединить эти истории в одну и сделать ее интересной для обычного человека. Некоторые эпизоды люди вспоминали уже по ходу, читая книгу в Facebook. Подкидывали материал или уточняли какие-то мелкие детали. Вся "философская" часть в книге – отсебятина, но она, как оказалось, нравится людям.

- Какие события описаны в книге?

- Моя книга ("Психи двух морей" ) – это повествование о событиях февраля-августа 2014 года, происходивших в Киеве и на востоке Украины. Завернутое в художественную обертку, это очень честное повествование, построенное на личном опыте, свидетельствах очевидцев и участников событий. В книге освещены многие эпизоды из фронтовой жизни 2-го резервного батальона НГУ (впоследствии батальон им. Кульчицкого), кроме того, описаны некоторые эпизоды действий 30-й, 72-й, 101-й бригад и других подразделений.

Также на уровне восприятия отдельного солдата сделаны некоторые сцены боев в секторе Д у госграницы, а также сопутствующие сражения: бои за Славянско-Краматорскую агломерацию, мероприятия по деблокаде подразделений у границы, проведение колонн в "серой зоне" и Иловайское сражение.

- Но во многих этих событиях ты лично не участвовал. Ты уверен, что описано все достоверно?

- Поскольку моя книга – это пересказ собственных переживаний, телефонных разговоров и переписок с "фронтами", достоверность описанных событий высокая. Как минимум, герои повествования видели события именно так, как описано. Все герои имеют прототипов (у многих сохранены реальные имена и позывные), все события, так или иначе, происходили в реальности.

В процессе работы над книгой было опрошено около 50 человек, часто это были уточнения тех или иных моментов или перепроверка данных. Случалось, что после публикации очередной части в Сети участники описываемых событий, вспоминая нюансы, вносили коррективы. В качестве консультантов выступали как прототипы героев, так и сторонние эксперты (в плане краеведения и национальных нюансов по Израилю, культуры радиопереговоров (эпизод с МН 17) и др.). Также помогли представители местного населения (ситуация в Славянске в период оккупации: работа транспорта, система допуска журналистов и многое другое). Все уточнялось.

- А зачем ты решил ее издать? У твоей книги есть цель?

- Я написал книгу, чтобы хоть немного прояснить тот бардак, который происходил в стране в начале 2014 г. И поменять отношение людей. У нас в 2014 году все видят "зраду" и "нас сливают". На самом же деле все было сложнее. Важнее всего было показать реальных, а не фейсбучных героев этой войны.

- А где ты взял деньги, чтобы ее издать?

- Для того чтобы отпечатать книгу, я продал по запчастям свой второй автомобиль – подготовленный к трофи-рейдам ЛУаЗ. В общей сложности в производство было вложено около 50 000 грн. Привлекать средства со стороны не пришлось. Плюс друзья помогли. Сначала был написан текст, его поправил знакомый редактор, сверстал знакомый дизайнер, она же нарисовала обложку и иллюстрации по предоставленным мной макетам. Так и вышла книга. Сейчас пишу продолжение.

- Книга приносит деньги?

- Немного приносит. Я продал уже около 700 книг. Планирую дальше развивать продажи. Армия в этом тоже помогла. После нее я перестал стесняться. Больше не боюсь попросить других о помощи.

- Ты общаешься с другими ветеранами?

- Конечно! Причем это всё те же мои друзья, что и до службы. Теперь мы стали ветеранами. J

- Как война изменила тебя?

- Я начал гораздо больше ценить своих близких, особенно жену. Понял, что для меня важно.

- Поменялась ли страна, пока ты служил?

- Ну цены меня, мягко говоря, удивили. Полиция появилась, мне это нравится. Социальные сети стали влиять на чиновников, они реально боятся, когда там о них плохо пишут. Порадовало отношение. В одной из коммунальных служб девочки поняли, что я ветеран, и сказали: "Давайте бумаги – мы за Вас все сами сделаем". Это очень приятно.

 
- А что бы ты хотел изменить?

- Вот я книгу написал. Она понемногу меняет людей и их отношение к войне. Потому что, вспоминая и описывая жизнь моих друзей, я прославляю нормальных украинских ребят. Описать тоже можно по-разному, надо показать то, что, хотя нам и не просто, но мы можем! Это своего рода реклама наших достижений. Потому что если отследить историю нашей литературы, то мы вечно бедные, несчастные и вызываем только жалость, а ведь это не так! Война – это плохо, но от нее мы уже никуда не денемся. Так давайте воспитывать в себе правильные принципы, а не наводить панику и ждать какого-то "царя", который решит все за нас.

- Таня, а как изменились отношения в семье?

- Стали более равными. До войны Юра постоянно был на работе. Сейчас же мы больше времени проводим вместе. Домашние дела делим практически пополам. Мы слышим друг друга.

Юра:

- Наверное, мы повзрослели. Жена перестала слишком много требовать от меня и от себя. Сейчас у нас все проще. Наша семья пережила определенный кризис, это было месяца три после демобилизации.

Таня:

- Я очень благодарна этому этапу. Мы 13 лет вместе, и сейчас у нас все по-другому, как будто заново. И мы хотим показать, что служба и армия могут стать колоссальным успехом для семей. При условии, что вы сможете пережить все это вместе, принять самостоятельность и новизну друг друга! Очень много пар разводятся, не сумев принять друг друга после войны. Наши отношения же война сделала только лучше. Важно просто говорить, принимать и слышать.

Николай Кобзарь-оператор

Николай Коваль - монтаж видео

Юлия Кочетова - фото

Александра Липченко- расшифровка аудио

Татьяна Попович - литературное редактирование

Виталий Дейнега-автор идеи

Ветерани, які змінюють світ. Юрій Руденко: як на війні стати письменником 02

Проект осуществляется при финансовой поддержке Правительства Канады  через Министерство иностранных дел Канады

Виталий Дейнега

Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору