EN|RU|UK
 Політика України
  16296  32

 НАРДЕП ВЛАДИСЛАВ ГОЛУБ: "Я ЙДУ З БПП"

Сьогодні народний депутат із БПП Владислав Голуб передав спікеру Андрію Парубію заяву про вихід із фракції. Журналіст "Цензор.НЕТ" став першим, кому він розповів про причини такого вчинку й можливі наслідки.

Мы встретились с нардепом Владиславом Голубом в субботу, 1 апреля. Несмотря на то, что в этот день принято отмечать День смеха, нам было не до шуток – тема для разговора была серьезной. Причиной послужило решение Владислава выйти из фракции "Блок Петра Порошенко", в которой он пробыл два с половиной года. Почему он больше не видит себя в БПП, что стало "последней каплей" и какие планы на будущее – в интервью "Цензор.НЕТ".

Нардеп Владислав Голуб: Я йду з БПП 01

"МОЙ УХОД – ЭТО НЕ ЭМОЦИИ"

- Какова причина твоего ухода из БПП?

- Сразу скажу, что мой уход - это не эмоции. Для меня такое решение не является легким. Оно сложное в силу своей многогранности по ряду причин. Одной из "последних капель" стало то, что мы наблюдали на прошлой пленарной неделе. В частности, во вторник и четверг. Тогда была очередная попытка проголосовать за независимого аудитора НАБУ и принять изменения в Закон "О предотвращении коррупции" - под классную инициативу о том, чтобы военнослужащие не заполняли е-декларации (тут есть логика, и когда Президент вносил этот законопроект, он был ровно на полстраницы), но правками этот документ довели до абсурда...

- Умышленно?

- Не без этого. Благо, мы хоть смогли спасти журналистов. Но я не понимаю: неужели у нас общественные деятели (которых все-таки обязали подавать декларации) – это самое большое зло, или они больше всех соприкасаются с коррупцией?! Давайте мы тогда честно ответим, что такое коррупционные действия, и где они чаще всего проявляются. В основном, речь идет о работе с публичными финансами, что как раз общественники и контролируют. Когда власть пытается установить над ними контроль – это неправильно и не тот путь, каким должно развиваться демократическое государство, ради чего в конце 2013 - в начале 2014 года выходили на Майдан.

Знаешь, после четверга, когда в сессионном зале рассматривался этот вопрос, у меня возникло такое дежавю, что я начал думать, где я уже это видел. Потом вспомнил – принятие Уголовно-процессуального кодекса имени Портнова, когда ныне покойный Михаил Чечетов ставил каждую поправку на подтверждение. Хотя на уровне комитета документ был уже в совершенно другой редакции, но он специально ставил поправки на голосование, чтобы вернуть редакцию первого чтения, которую вносила Администрация Президента. Тогда я осознал: вот эта точка, которая соединяет эти два дня – вторник и четверг. Потому я решил, что ухожу из БПП. Да, решение взвешенное, но, как я уже сказал, тяжелое. Так как я провел определенный отрезок времени в этой фракции. Там есть хорошие ребята – мои коллеги, которые, действительно, пришли в парламент для того, чтобы заниматься лоббизмом не приватных, а государственных интересов.

С другой стороны, если проанализировать все мои голосования за два с половиной года моего депутатства, я не хочу этим кичиться, но я не всегда голосовал так, как фракция. Так поступал не по принципу: "Баба Яга против!" Всегда пытался мотивировать свое решение и донести свою позицию коллегам, чтобы они услышали альтернативную точку зрения. Я же не претендую на то, что она правильная! Но это альтернатива и "пища для размышлений". Однако, скажем так, не всегда мне предоставлялась такая возможность. Потому с моей стороны дальнейшее пребывание во фракции было бы нечестным. Смотри, политика по своей природе – штука грязная. Я не скажу, что на Западе она – кристально чистая либо стерильная. Бесспорно, этого нет. Но такой нечестной и брутальной, как в Украине, я нигде не встречал. От этого не становится легче и приятнее. Но нужно стремиться к тому, чтобы очищать политику от таких вещей. Это тот комплекс, который меня постепенно подводил к такому решению.

Есть еще один важный момент, который поспособствовал моему уходу. Я – депутат, избранный на мажоритарном округе (№197 Черкасской области. – О.М.). Понятно, что происходящее на верхах находится на обозрении. Но, поверь, тот уровень коррупции, который есть на местах, намного больше гипертрофирован, чем в центре. Потому что в какой-то момент там люди при власти начали путать децентрализацию с российской федерализацией. Мол, область или район – это их собственность, поэтому публичными финансами можно распоряжаться так, как душа пожелает. Но самое страшное даже не это. Они не чувствуют, что понесут хоть какую-то ответственность и наказание за свои нечестные действия! Опять-таки, эта позиция противоположна тому, из-за чего люди выходили на Майдан в конце 2013-начале 2014 года. И это совсем не то, ради чего мы приходили к власти. Ведь мы планировали изменить это государство в лучшую сторону, а не наоборот.

Я достаточно часто провожу время на округе. Знаешь, когда пытаешься донести людям какие-то позитивные вещи, они не верят. Потому что они уже борются не за лучшее качество жизни, а просто выживают. На фоне тех смертей, которые были на Майдане, и которые сейчас есть на Донбассе, это страшно в десятикратном размере.

- Расскажи, что конкретно происходит на местах.

- Например, на моем округе есть райцентр, где на создании хорошего инфраструктурного проекта происходят интересные вещи - местная власть позволяет себе покупать материалы даже не в два раза дороже. И не в десять, а в тридцать раз! В частности, такое происходит во время закупки песка.

Знаешь, когда семья губернатора по какой-то счастливой случайности (иронически улыбается. – О.М.) становится одним из самых крупных латифундистов, то возникает вопрос: Разве ради этого мы строим наше государство?! Вот таких вещей я не могу понять. Комплекс этой проблематики, как общегосударственного масштаба, так и локального, привело меня к принятию решения. Меня не покидает ощущение того, что в стране что-то идет не так.

- Я знаю, что и эту неделю ты провел на округе. Говорил избирателям о том, что планируешь выйти из фракции?

- Буду откровенен – нет. Я не думаю, что для людей сейчас важны политические моменты. Когда социально-экономическая ситуация в стране не просто оставляет желать лучшего, а критическая, с моей стороны было бы неправильно говорить им о политических аспектах…

- Но ты баллотировался от БПП, о чем знали избиратели.

- Безусловно. Как я сказал в начале нашего разговора, это сложный вопрос. Но, с другой стороны, надо быть честным до конца: если ты не согласен с позицией, то должен ее доносить. Я с первого дня так и делал. Возможно, это утопия и романтизм (улыбается. – О.М.), но я верил в то, что смогу что-то изменить изнутри. Может быть, у меня не было достаточно аргументации. Но не исключено, что не было цели услышать. А я бы хотел, чтобы в нашей стране менялась не только социально-экономическая ситуация, но и политика.

Вернусь к тому, о чем мы уже говорили. Вот смотри, кто такой губернатор? Неформально – представитель Президента в области. Он (Юрий Ткаченко. – О.М.) – первый номер списка БПП (в облсовет. – О.М.). О’кей. Мэр в этом райцентре – тоже представитель "Блока Петра Порошенко", от которого и баллотировался. В этой компании кто-то уже был лишним. Так же не бывает в жизни, что в случае, когда ты начинаешь доносить информацию об их коррупционных действиях, но при этом ничего не происходит. Значит, что-то не так! Если БПП не слышит члена своей фракции, и не реагирует на очевидные вещи, в такой ситуации я свой шаг считаю правильным.

Нардеп Владислав Голуб: Я йду з БПП 02

"Я НЕ ГОВОРИЛ С ПРЕЗИДЕНТОМ О СВОЕМ УХОДЕ"

- Ты обсуждал вопрос своего выхода из фракции с ее руководством? С Игорем Грынивым, у которого, кстати, ты был помощником в свое время.

- Да, я был помощником Игоря Алексеевича. Безусловно, я обсуждал и ситуацию, которая складывается у меня на округе, и свое решение. И вся фракция знала. Ни для кого не секрет, что у нас есть общий чат. Я всегда занимал публичную позицию. Не люблю делать что-то исподтишка. Поэтому проговаривал то, что происходит. А лично Игорь Алексеевич знал мою позицию. Не скрою, что ощущал его поддержку.

- Есть еще два лидера фракции – Игорь Кононенко и Сергей Березенко. С ними говорил?

- О самом выходе?

- Да.

- Скажу больше, не только с ними, но с остальными членами фракции. Моя позиция была публичной. На одном из заседаний фракции после очередного возвращения с округа я сказал: "Давайте что-то менять, как на общенациональном уровне, так и локально".

- И что тебе ответили?

- Ничего. Последствия тебе уже известны.

- Тебя не просили остаться?

- Знаешь, два с половиной года – это достаточный срок для того, чтобы понять, каким является человек по своей сути. Все знают, что я в своих действиях руководствуюсь теми принципами, по которым живу, своими навыками, знаниями и опытом. Как руководство фракции, так и простые ее члены, меня уже хорошо изучили. Поэтому знают: если что-то противоречит моим принципам (что четко видно и по моим голосованиям), я буду нести ответственность за свои решения и отстаивать ту позицию, которую считаю правильной.

- А попытки шантажа или давления были?

- Нет, ничего такого не было.

Ты знаешь, что к фракции БПП относятся по-разному, в том числе и критично. Но я признаю, что у нас были достаточно демократичные процессы – дискуссия всегда присутствовала. Другой вопрос, были ли они услышаны.

- Фракция президентская. С Порошенко был разговор?

- Нет, с Президентом Украины я по этому поводу не говорил.

- Я спрашиваю, потому что на выборах тебе же помогали...

- Вот что такое помогали?! Да, я был выдвинут "Блоком Петра Порошенко". Безусловно, в 2014 году это мне давало хороший старт. Но дальше, используя свои знания и опыт, я пытался помочь реализовывать ту политику, которая должна была быть внедрена. Если ты проанализируешь последние президентские и парламентские выборы, то те месседжи, с которыми шла команда нынешнего Президента, были абсолютно правильные. Вопрос в другом – в имплементации. У нас это вечная проблема. Например, парламент принял достаточно много законов, которые по своей сути являются классными и несут структурные реформы. Но вот с их реализацией – постоянные трудности.

- Знаешь, кто-то твой шаг назовет предательством.

- Безусловно. Везде есть свои позитивные стороны и риски. Но я считаю такой шаг честным.

"ЗА ГЛАЗА УЖЕ ГОВОРЯТ О ТОМ, ЧТО В ПАРЛАМЕНТЕ СОЗДАНА НОВАЯ КОАЛИЦИЯ "РОТТЕРДАМ+"

- Ты становишься внефракционным депутатом. Думал о том, с кем будешь координировать свои дальнейшие действия?

- Я даже не задумывался над этим вопросом. И не буду. По одной простой причине: как я уже сказал, я сознательно принимаю все решения, руководствуясь своими принципами.

- Но ты же понимаешь, что тебе придется искать поддержку среди коллег, ведь законодательная деятельность не прекращается.

- Сто процентов. Я не собираюсь ее останавливать. Если посмотреть, любой мой законопроект не носит никакого лоббистского характера, а направлен на реформирование страны.

Если говорить о какой-то координации, как ты сказала, то самые близкие мне ребята, которые находятся в сессионном зале, это внефракционное объединение "Еврооптимисты". Там те депутаты, которые избраны впервые, но пришли сюда с целью что-то изменить в этом государстве в лучшую сторону. Это молодые умные люди, с которыми комфортно вести разговор, и с которыми (использую уже заюзанную фразу) мы смотрим не друг на друга, а в одном направлении.

- Есть еще и другие, так сказать, "группы по интересам".

- Смотри, для меня есть вещи, которые неприемлемы – я не вижу себя в координации с Оппоблоком. Я сразу вспоминаю конец 2013 года, поэтому никакого сотрудничества…

- А фракция БПП достаточно часто голосует с Оппозиционным блоком.

- К сожалению. За глаза уже говорят о том, что в парламенте создана новая коалиция "Роттердам+" - БПП, Народный фронт, Оппозиционный блок и Радикальная партия. Последняя сессионная неделя была ярким примером того, что она в действии. Кстати, заметь, с БПП голосует часть Оппоблока, которая подконтрольна Ахметову.

Как известно, все тайное становится явным. Так вот рано или поздно так и происходит. Я думаю, что та сессионная неделя это четко показала.

- Официально они могут оформиться? Или Президент никогда не пойдет на коалицию с Оппозиционным блоком?

- Смотри, у нас же в праве есть масса пробелов. В Украине нет ни одного нормативно-правового документа, который бы регулировал деятельность коалиции. Вот просто его не существует! В свое время исключили целый раздел в законе "О регламенте Верховной Рады", который регламентировал работу парламентского большинства. Когда после революции возвращали прежнюю редакцию Конституции, то просто забыли опять его внести.

- Специально?

- Не знаю. Давай вспомним, каким было начало 2014 года. Думаю, тогда никто даже не задумывался об этом, так как мы теряли Крым, на Донбассе начинались боевые действия. То есть, было просто не до этого. Что мешает сейчас заняться этим вопросом? В частности, политический аспект. Зачем регламентировать то, чего не существует?!

- Это не мешает им рассказывать о том, что коалиция "на двоих" существует и успешно работает.

- Ответ тут очень простой: берем любое голосование и смотрим, хватает ли у них 226 голосов для принятия решения. Я думаю, ты не найдешь ни одного такого, который подтвердит эту сентенцию.

Нардеп Владислав Голуб: Я йду з БПП 03

- Ты, кстати, был членом коалиции…

- Да, мы тогда все подписывались. Но, опять-таки, давай разберемся: вот я – член коалиции. А в какой способ регламентируется мое наличие или отсутствие в ней? Что мне сейчас нужно сделать, чтобы из нее выйти? Отозвать подпись, публично на сессии Верховной Рады заявить о своем выходе? Может, это надо сделать при понятых? (улыбается. – О.М.). Или вызвать министра внутренних дел, чтобы он зафиксировал факт выхода из коалиции? Вот такова абсурдность ситуации. К сожалению, у нас политическая доминанта становится важнее юридической и правовой. Мне, как юристу, от этого становится очень больно.

Вообще, если мы хотим, чтобы наше государство развивалось целостно, то у нас должно быть четкое понимание, что оппозиция – это механизм контроля над властью и предложение альтернативного мнения. Посмотри на Британию: там есть премьер-министр и теневой премьер...

- У нас были попытки внедрить такую практику.

- Вопрос в другом – деятельность, права и обязанности оппозиции должны быть регламентированы. У нас этого нет. Это не совсем правильно с точки зрения координат, в которых мы сейчас находимся.

- Принять закон об оппозиции, как и о временных следственных комиссиях, пытаются более десяти лет. А "воз и ныне там".

- Разве это хорошо?! Я считаю, что мы не найдем ни одного нормативно-правового акта, который так часто нарушается, как закон О регламенте Верховной Рады. Какая разница, какой закон нарушать – этот или Уголовный кодекс? Мы должны четко понимать: законодательство нужно соблюдать целиком, как это действует, например, в Штатах. Там не более или менее важных правил. Ты нарушил закон – несешь ответственность. Поэтому нам нужно целостно менять всю картинку в государстве.

У нас же никто даже не знает, какая стратегия развития государства. Да, мы можем говорить о том, что Соглашение про ассоциацию с ЕС может, в какой-то степени, ее заменить. Но это не совсем правильно! Мы должны вести четкий диалог с обществом: а как будет развиваться наше государство? Какая у нас будет социально-экономическая модель? Мы не можем развивать абсолютно все отрасли экономики. В мире нет ни одной страны, которая успешна во всех. Поэтому нам надо определить, к примеру, Украина сильна в аграрном секторе. Тогда мы должны всецело способствовать его развитию. Далее – IT- сектор. У нас много молодых ребят, которые могут привлекать невероятные ресурсы в страну...

- Но они предпочитают сейчас выезжать за границу.

- Да, к сожалению, есть такое. Второй момент, валютно-финансовое законодательство. Вот как мы можем говорить о привлечении инвестиций, когда оно у нас архаическое?! Любой инвестор в такой ситуации десять раз подумает прежде, чем вложить хотя бы один доллар в Украину. Потому что у нас налоговые ставки меняются с регулярностью раз в бюджетную ночь, хотя это запрещено законом. Валютное законодательство настолько регулированное, что непонятно: вот человек проинвестировал, а что дальше? А позиция вообще Нацбанка не способствует привлечению инвестиций. Вот этот вопрос стратегии развития государства. А у нас им, к сожалению, не занимаются. Потому что сиюмоментная политическая ситуация важнее стратегических вопросов. А я бы хотел, чтобы политика строилась на стратегии.

Нардеп Владислав Голуб: Я йду з БПП 04

"Я НЕ БОЮСЬ ДОСРОЧНЫХ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ"

- Сейчас много говорят о досрочных парламентских выборах. В случае их проведения, ты будешь баллотироваться?

- Я слышу про досрочные парламентские выборы с того дня, как была избрана Верховная Рада VIII созыва (улыбается. – О.М.). Мы два с половиной года живем в этих разговорах. Но, опять-таки, мы должны исходить из стратегии развития государства – насколько это необходимо стране в той или иной ситуации. Лично я не боюсь выборов. Считаю, что это нужный процесс, который необходим в каждом демократическом государстве. Но намного важнее, чтобы мы обсуждали очень важную тему - по какой избирательной системе они будут проходить. Потому что, если по сегодняшней, следующий созыв парламента будет не лучше, а, скорее, хуже нынешнего. Потому что на фоне обнищания людей (что четко прослеживается), мажоритарку выиграет тот, кто больше заплатит. Разве мы такой парламентаризм хотим построить?! Нет.

Поэтому перед тем, как будут проходить досрочные либо очередные парламентские выборы, мы должны принять закон о выборах. Это ответственность парламента. Каждая политическая сила демократического лагеря, которая шла на выборы 2014 года (как и Президент на президентских), обещали изменение избирательной системы на пропорциональную с открытыми списками. Мы может дискутировать, какой именно должна быть модель (потому что их много). Но то, что ее нужно изменять, у меня нет никаких сомнений.

- Так в парламенте есть рабочая группа, которая занимается наработкой избирательного законодательства…

- Есть четыре законопроекта, которые уже зарегистрированы. Ничего не мешает открыть эту дискуссию, принять любой из них в первом чтении, продолжить работу и выйти на решение. За эти два с половиной года в парламенте я понял: если ты хочешь заговорить проблему, создавай рабочую группу.

Нардеп Владислав Голуб: Я йду з БПП 05

- То есть, тут перспективы нет?

- Я хотел бы, чтобы все мои коллеги вернулись к своим обещаниям, данным на выборах, и проголосовали за изменение избирательной системы.

- У тебя вообще не возникало желания сложить мандат?

- Я считаю, что это было бы очень легко с моей стороны. А мы не ищем легких путей.


Ольга Москалюк, "Цензор.НЕТ"

Фото: Наталия Шаромова, "Цензор.НЕТ"
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору