EN|RU|UK
 Політика України
  12435  46
Матеріали за темою:

 МИКОЛА МАРТИНЕНКО: "ЗУСТРІЧАВСЯ З ОНИЩЕНКОМ, АЛЕ ПЛІВКИ НЕ СЛУХАВ І КОМЕНТУВАТИ НЕ БУДУ"

Обшуки, стеження, швейцарська і чеська прокуратури, Порошенко, Лещенко, Жванія, ядерний цикл і "випадкові" зустрічі з Онищенком, улюблена донька в Лондоні, улюблена дача в Глібівці і натовп міністрів-депутатів у Солом'янському суді. А також "грузинська мафія", що "нюхає кокс". "Цензор.НЕТ" поставив Миколі Мартиненку всі запитання, які не встигли поставити в НАБУ.

…Для интервью "Цензор.НЕТ" Николай Мартыненко приглашает журналистов в небольшой конференц-зал высотного здания в центре Киеве. "Народный фронт" арендует здесь под центральный офис два этажа. Чуть ниже располагается офис Радикальной партии - весьма символичное обстоятельство, учитывая сложившиеся между двумя партиями теплые партнерские отношения. Но здание на Кловском спуске интересно еще и тем, что именно сюда 20 апреля прибыли для задержания Мартыненко детективы НАБУ. Рассказывая о том дне, экс-депутат выглядит спокойным, то и дело иронически улыбается – и все же чувствуется, что эта тональность разговора дается ему нелегко. И на снимках, сделанных по ходу беседы нашим фотокором Натальей Шаромовой, Мартыненко вовсе не выглядит таким слегка надменным, застегнутым на все пуговицы, как его многие годы наблюдали парламентские репортеры. То тут, то там наружу прорываются разнообразнейшие эмоции. В голове проносится мысль: вот что делает с самыми сдержанными людьми многомесячное уголовное дело…

В самом начале интервью Мартыненко преподносит нам сюрприз. Вместе с ним в зал заходит хорошо одетая молодая женщина. "Это моя дочь, Анна, - представляет ее нам экс-депутат – она тоже изъявила желание с вами пообщаться". Как выяснилось – не столько пообщаться, сколько сделать заявление.


"НАБУ - ЭТО ПОЛИТИЧЕСКИЙ ФИЛИАЛ ГРУЗИНСКОЙ МАФИИ"

Анна Мартыненко: Я прилетела из Лондона, где работаю и проживаю, чтобы поддержать отца. Когда я узнала об интервью, я попросила его, чтоб он взял меня с собой. Извините, что немного волнуюсь, с прессой никогда не общалась. Я была шокирована обвинениями со стороны Национального антикоррупционного бюро. Там звучало и мое имя. Хочу публично обратиться к НАБУ и САП: если у вас есть ко мне какие-то вопросы, я готова прийти и дать показания, все объяснения. Но не надо меня привлекать и упоминать мое имя в этой грязной пиар-войне против моего отца. Я уже давно живу и работаю за рубежом, веду самостоятельную жизнь, сама себя обеспечиваю. Работала на солидный международный банк. Сейчас я работаю в известной американской консалтинговой компании, в их филиале в Лондоне.

Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 01

- Как называется компания?

- Имена компаний по понятными причинам я упоминать не хочу. Не хочу много говорить о своей работе в прессе, я не публичный человек. Я всего добивалась сама, прошла жесткий отбор. В нашу компанию приходит около 4 тысяч резюме в год, из которых набираются около 20 человек. И я была одной из них. Платеж на мое имя, который упоминает НАБУ, являлся оплатой за аренду моей квартиры на определенный срок. У меня тогда возникли финансовые трудности, и это был платеж в счет моего долга. Я его уже погасила, сама. Я не считаю преступлением, что кто-то меня кредитует. Все свои долги я возвращаю, и это мое личное дело.

- На суде упоминалось, что через фирму STEUERMANN оплачивались различные счета близких родственников. Эти обвинения вы имеете в виду?

- Я не знаю, какая фирма там упоминалась. Я смотрела суд по телевизору, там упоминалась какая-то фирма и платеж.

- Из НАБУ к вам кто-то обращался за объяснениями, для дачи каких-то показаний?

- Нет. Поэтому я и делаю это заявление. Я прошу их ко мне обратиться.

Николай Мартыненко подключается к разговору шуткой: "Ты не переживай, у меня там связи есть, я договорюсь".

- Николай Владимирович, Анна говорит сейчас о том моменте, когда звучали обвинения, что через STEUERMANN оплачивались личные счета, медицинские, аренда квартиры?

Николай Мартыненко: Выступление в суде по избранию меры пресечения было превращено в шоу. В этом шоу назывались имена членов моей семьи, моих близких, какие-то суммы денег с каких-то счетов... Проанализировать за двое суток в изоляторе, что это за документы, было невозможно. И я им вчера передал: я и все мои близкие готовы пойти на допросы и обсудить каждую копейку, каждую букву, доказать, что это абсолютно законные действия. У них принцип работы один: арестовать по 208-й статье (ст.208 УПК Украины "Задержание без решения суда уполномоченным служебным лицом", - ред.), которая, кстати, должна применяться только, если подозреваемого обнаружили на месте преступления, и когда есть явные признаки того, что человек убегает (но, извините, я езжу туда-сюда, сложив полномочия, и никуда не убегаю, преступления на месте никакого не совершал!). А после такого задержания - суд "а-ля Бобровник". Они арестовывают, унижают человека, кидают в СИЗО, рассказывают по телевизору, как они победили коррупцию, рисуют побольше залог и говорят много гадостей. А после этого рассказывают, какие они крутые и хорошие вместе со своей грузинской командой. Вот такой был план. Если вы проанализируете выступления прокурора, они абсолютно вкладываются в этот сценарий. Но я им не дам действовать таким образом в отношении себя.

- Анна, еще вопрос. Ваше пребывание сейчас в Украине отличается от предыдущих? Есть ли за вами слежка? Если бы мое имя упоминалось на таком серьезном процессе, я бы нервничал.

Анна Мартыненко: Нет. Я сюда абсолютно нормально добиралась на метро, на меня никто не смотрит, никто за мной не следит. Я даже не знаю, как узнать, следят за мной или нет.

Спасибо вам большое за внимание.

Анна выходит.

- В НАБУ заявляли, что 6 часов вы находились в офисе нардепа Дзендзерского, велись переговоры и потом лишь вас задержали. Хотелось бы услышать описание процесса задержания из ваших уст.

Николай Мартыненко: Все происходило в этом партийном офисе. Здесь уже давно два этажа арендует "Народный фронт". А у меня давно здесь рабочее место. Никто от них не прятался. У нас единственная задержка была – мы уточнили в НАБУ и САП, подписано подозрение или нет. Мы убедились, попросили их подняться, они зачитали в коридорчике на 11 этаже подозрение и уехали в НАБУ.

- В НАБУ утверждают, что вы дома не ночевали, что отключили телефоны...

- Они звонили на номер, которым я не пользуюсь больше месяца! Есть другой телефон, и они его прекрасно знали. Они в тот день звонили с неизвестных подставных номеров, чтобы узнать мое местоположение, хоть я никуда не прятался, я здесь был, в офисе. В полдевятого я позавтракал в ресторане здесь недалеко и пришел на работу.

- А ночевали где? Ведь именно отсутствием вас по месту жительства и отключенным телефоном они объясняют задержание.

- Я могу ночевать где угодно. Я всегда ночевал дома. Единственное, что могу подтвердить: ребенок ночевал не дома, потому что я опасался обысков. Я не хотел, чтобы ребенок, которому 10 лет, получил психологическую травму, чтоб он видел "маски-шоу", как в дом завалит куча дядек непонятного вида. Я отправил ребенка ночевать к родственникам. А сам остался.

- Сколько времени прошло с того времени, как они пришли к офису и до того момента, когда зачитали вам подозрение?

- Я не знаю, не считал. Их увидели случайно, они не представились. Ребята спросили, чего они хотят. "Мы пришли к Мартыненко", - говорят. Мы вызвали адвокатов. В этом здании столько выходов и входов, можно запросто убежать! Но никто не собирался. Мы выяснили, что у пришедших бумажки не в порядке, потребовали выполнить процедуру. С задержанием по 208-й статье УПК мы не согласны, будем судиться, но, тем ни менее, чтобы не было шума, именно по этой статье мы вышли из этого здания.

- Вы ожидали задержания именно в этот день?

- Меня столько раз публично обещали задержать, что я уже свыкся с этой мыслью. Я не собирался никуда уезжать и спокойно работал. Накануне, кстати, приехал из Соединенных Штатов Америки, мы делали конференцию Центра Разумкова (Украинский центр экономических и политических исследований им. А.Разумкова, - ред.) совместно с Atlantic Council. НАБУ, правда, ставило меня на контроле в Борисполе. Это, видимо, для раздражения, потому что так вы проходите границу не за 5 минут, а за 25-30.

Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 02

- Как это происходит?

- Берут паспорт, и пограничник начинает нервно бегать по клетке, куда-то звонить. А вы стоите и на этот цирк смотрите. Но я-то знаю, почему это происходит.

- Почему?

- Везде пытались создать зону дискомфорта – в публичной сфере, на границе.

- А цель?

- НАБУ - это политизированный филиал грузинской мафии, которая работает по тем методам, по которым они работали в Грузии. Они с коррупцией не борются. Кто такой Гизо Углава (первый заместитель главы Национального антикоррупционного бюро, бывший заместитель главного прокурора Грузии при президенте Михеиле Саакашвили, - ред.)? Кто возглавлял все эти пытки, бросание людей в тюрьмы? Посмотрите отчеты рабочей группы ООН за период их власти в Грузии - 99% людей шли на сделку со следствием, когда были пытки в тюрьмах. Мы этого хотим? Я считаю реальным руководителем НАБУ не Сытника, а Углаву. Он командует всем. Может, Сытнику пообещали место в партии Саакашвили. Они пытаются сильно подняться политически и понимают, что времени нет. Я же еще немножко и социологией занимаюсь и вижу тенденции Саакашвили. Им нужны громкие фигуры. Сначала Насиров был, затем Мартыненко, сейчас у них Ляшко возник. Еще раз подчеркиваю, что по всем уголовным делам, в которых меня обвиняют, за полтора года ничего не нашли, и не найдут. И я юридически докажу свою правоту по всем эпизодам.

- Что-то я не помню, чтобы об этой практике пыток, как вы выражаетесь, "грузинской мафии", вы говорили раньше. Сейчас говорите с такой убежденностью…

- Меня жизнь заставила этим интересоваться.

- Вы говорите, что в их методику входит создание ощущения нервозности…

- Приведу пример! Везде звучало, что директор "ВостГОКа" Сорокин, убежал. В воскресенье читаю в СМИ: он прилетел и добровольно пошел в НАБУ. И теперь его судят третий день для того, чтобы избрать мерой пресечения арест (интервью записывали 26 апреля, ночью Сорокина отпустили под домашний арест, - ред.). В первый день суд не состоялся потому, что прокурор не пришел.

- Тогда прокурор заявлял, что двое фигурантов по вашему делу сбежали - Сорокин, о котором мы говорим, и замдиректора госконцерна "Ядерное топливо" Богданец. Последний тоже вернулся?

- Я не знаю. Я комментирую только то, что я знаю.

- Возвращаясь к вопросу об ощущении нервозности. В какой мере им удалось его в вас посеять?

- Ноль.

- Вы же сами говорите, что жили в ожидании...

- У них есть сценарий, который они используют для каждого. А я в их рамки не вложился. Но они продолжают рассказывать, что прятался. Это малолетнее несчастье Гриценко вякало, извините за грубое слово, на "Украинской правде", что я там чего-то испугался (член общественного совета НАБУ сообщал журналистам о ходе задержания, - ред.). Ребята! Я не испугался пойти в оппозицию при Кучме, не испугался пойти в оппозицию при Януковиче. И с первого до последнего дня два Майдана отстоял. Я буду этих Сытника с Углавой бояться и их мальчиков, которые работают на них бездумно?

Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 03

- После задержания две ночи провели в Изоляторе временного содержания. Как условия?

- Очень маленькая камера, постоянно горит дневной, едкий свет, и это раздражает, очень низкие лежанки, очень тонкий матрац, белье чистое, одеяло тонкое, стекла матовые с решеткой. Есть умывальник. Душа нет, горячей воды нет, только холодная.

- В камере вы были один?

- Один. Некомфортно, неуютно, но ничего смертельного нет.

"ИХ ЦЕЛЬ - ДОСРОЧНЫЕ ВЫБОРЫ"

- Вас подозревают в создании организованной преступной группировки, через которую госпредприятие "Восточный горно-обогатительный комбинат" покупал урановый концентрат по завышенным ценам. Через фирму-прокладку STEUERMANN. Вы и сейчас отрицаете, что имеете к ней отношение?

- 2013 год. Я нахожусь в оппозиции. И, оказывается, имею колоссальное влияние для того, чтобы начать контракт с госпредприятием при Януковиче? Ха-ха-ха. Я внимательно прочитал материалы дела. Мне вменяют статью 255 УК, это "организация преступной группировки". Да в 2013 году мы готовились к тому, чтобы был Майдан! Далее прокуроры пишут: Матыненко контролировал STEUERMANN. Почему? Потому что дал показания Жвания (Давид Жвания - экс-нардеп, бизнесмен, в прошлом бизнес-партнер Мартыненко, - ред.). Повторяю то, что сказал на суде: Жвания – неадекватен, он желает, чтобы мои дети носили мне передачи в тюрьму. Я с ним сейчас не общаюсь и к его показаниям отношусь соответственно. Я к STEUERMANN не имею никакого отношения и никогда там не работал. Дальше написаны вообще уникальные вещи: Мартыненко решил скрыть деятельность этой преступной группы, ушел в подполье. Это вообще фантасмагория! Потом они пишут, что Мартыненко держит на госдолжностях каких-то людей! Да уж, особенно это было актуально в 2013-м, когда я был в оппозиции.

- Там есть показания не только Жвании, но и бывшего главы правления "Диамантбанка", которым вы владеете, Александра Рыбалкина.

- О Рыбалкине вообще не хочу говорить. Человек, который находится под уголовным преследованием за то, что украл деньги. Он пытается меня оговорить. Ведь он обращался ко мне, чтоб я его спасал, выручал.

- 80-летний австриец Вольфганг Айбергер является официальным владельцем фирмы STEUERMANN. Какие у вас с ним отношения?

- Были хорошие. В последнее время общаемся очень мало и редко. В том числе эта ситуация испортила отношения. Потому что моя фамилия принесла ему дискомфорт. Хотя, на самом деле Айбергера и Машу Лапиньш (сотрудница STEUERMANN, - ред.) я знаю давно. И я пользовался их услугами во время приезда в Вену - заказать гостиницу, какие-то медицинские услуги и т.п. Маша хорошо знает русский язык.

- Давид Жвания в своем интервью "Украинской правде" 2015 года…

- Прошу не ссылаться на Жванию и "Украинскую правду".

- Как не ссылаться? Любой, кто знаком с историей бизнеса в Украине, знает, что с начала 90-х годов вы со Жванией были "не разлей вода"...

- В созданном кем-то образе мы были не разлей вода. Готов подтвердить, что знаком со Жванией с 90-х. Готов подтвердить, что у нас были совместные бизнес-интересы. Когда я стал депутатом, наши интересы начали расходиться. Дошли до того, что он оказался в Партии регионов, я в совершенно другом политическом лагере. Сегодня у нас нет ни одного подписанного совместно документа. Нет совместной собственности или какого-то контракта. Поэтому то, о чем вы говорите, это - мифы.

- Тем не менее, к НАБУ вы иск готовите, а к Жвании, который, по вашим же словам, оговорил вас, нет. Хотя это было бы логичным.

- Не хочу этим заниматься, время на это тратить. Кроме того, я не люблю рассуждать о своих отношениях с людьми, когда они не присутствуют.

- Вы сейчас говорите также как он. "Не люблю обсуждать личные отношения", - сказал Жвания в том же интервью.

- Может быть. Я его не читал.

- Вот его цитата: " Мы партнеры, прожили 25 лет вместе, и это очень много. Для меня очень больно и тяжело говорить на эту тему..". Из этих слов выходит, что это история о людях, которые были очень близки и расстались. Почему вы со Жванией разошлись?

- Я прокомментировал состояние этих отношений. Во время этого интервью мы не разберем по косточкам их развитие.

- "Причина - Яценюк?", - спрашивают у Жвании в этом же интервью. "Причина - Яценюк", - отвечает он.

- Ни в коей мере. Причем здесь Яценюк? Я всегда выбирал, с кем дружить, с кем работать. Я всегда был в этом плане свободен.

Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 04

- Давайте вернемся к вашим связям с австрийцем Айбергером. Фирма, которой он руководит, входит в наблюдательный совет "Запорожского абразивного комбината"...

- Я не знаю.

- Ну как не знаете. Вы что, не имеете отношения к этому предприятию?

- Нет.

- А как давно? Жвания опять-таки говорил, что это была совместная собственность...

- Я никогда не имел отношения к "Запорожскому абразивному комбинату". Я знаю очень хорошо и давно менеджмент предприятия. Он ко мне обращался за консультациями постоянно, тоже подтверждаю. С Толей Березой (Анатолий Береза - председатель правления ПАО "Запорожский абразивный комбинат", - ред.) мы знакомы с середины восьмидесятых годов. Это мой очень старый товарищ.

- Скажите тогда, какой у вас есть бизнес?

- Я комментирую только то, что у меня есть в декларации, не более того. По декларации у меня есть 14 % агентства недвижимости "Вортекс". И все.

Ах да, и 2,5% "Диамантбанка", к сожалению, которые сейчас ничего не стоят.

- Причастность ко всем остальным фирмам, которые называют детективы, которые называет Жвания, вы отрицаете?

- Меня там нет.

- Хорошо. Расскажите свою версию банкротства "Диамантбанка". Почему туда ввели временную администрацию?

- Было две составляющие. Банк публично связывали со мной, хотя я там был миноритарным акционером. И сразу после моего ареста начался хаос вокруг банка, вкладчики стали проявлять активность. Это во-первых. Во-вторых, в банке нормально шел процесс докапитализации, нужно было несколько дней подождать докапитализации и не было бы проблем. Зачем Нацбанк ввел временную администрацию, я не понимаю. Это политическое решение. В понедельник, 24 апреля, я написал письмо, суть его заключается в следующем: "Уважаемое правление Национального банка, из-за ряда действий, в том числе и политических, другие банки затормозили на некоторое время перечисление денег на докапитализацию "Диамантбанка". Мы с этим разберемся обязательно и в ближайшее время закончим"...

- Не поверили?

- Не знаю. Правление проходило без нас.

- Перелома, Журило, Щуриков - имена этих людей связывают с вами, причем довольно близко. И они по ходу вашей карьеры кочевали из одной госкомпании в другую. Со стороны это выглядит, что это ваши люди, которые, по утверждению НАБУ, с помощью финпрокладок вымывали деньги из государства. Поэтому "грузинская мафия" как вы говорите, называет это вашей мафией. Что вы скажете?

- Я подтверждаю, что НАБУ – это филиал грузинской мафии. Советовал бы Сытнику отправить своего Углаву в Грузию, чтобы он там ответил перед законом (я же не боюсь отвечать на своей родине перед законом, никуда не убегаю, правда?). Они провели реформу, и по ним есть уголовные дела на родине. А почему они не едут в свою реформированную страну? Там у них и безвизовый режим, Грузию сейчас уважают в Европе и в цивилизованном мире. Почему они не едут? Какое имеет право Углава у нас работать? Какое моральное право имеет Саакашвили об этом говорить? Пойди отчитайся перед своим народом и приезжай.

Теперь дальше. Я иногда не буду соглашаться с формулировкой ваших вопросов. Скажите мне, что украл Перелома? Что вымывал, какие деньги? Дайте мне доказательства!

Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 05

- В деле о нанесении убытков "Одесскому припортовому заводу" Перелома является обвиняемым, дело находится в суде.

- Я знаю цену дела, которое передали в суд. Там дело по Переломе и Щурикову. Я прогнозирую оправдательный приговор. Поскольку дело фейковое. Будет то же самое и по Журило.

Теперь дальше. Лейбла "человек Мартыненко", или чей-то другой человек, я вообще не воспринимаю. Перелому, как и Журило, я считаю, одними из самых квалифицированных менеджеров в этой стране. Поэтому лейблы эти прилеплены некоторыми людьми, которые зарабатывают на антикоррупции, и зарабатывают на этом почему-то элитную недвижимость. Модно сейчас это. Лещенки, шабунины, залищуки и так далее... Того же Лещенко, извините, что я скажу грубо, я считаю моральным уродом. Потому что он берет под столом деньги и кричит о каких-то праведных вещах.

- Деньги у кого берет под столом?

– Он? А я говорил у кого, у русских! Он же со мной судился и дважды проиграл суд. Я публично говорил, что за компанию по моей дискредитации он получает 67 тысяч долларов в месяц, плюс бонусы.

- А можно фамилии?

- Дойдем и до фамилий, все раскроем, ничего прятать не будем!

- А сейчас?

- Сейчас не хочу.

- Вы говорите о том, что к вам применяют какие-то лейблы постоянно, но термин "грузинская мафия" употребляете вы. Между тем есть Николай Гордиенко, который в свое время очень громкие в отношении вас обвинения выдвинул (бывший начальник Госфининспекции Николай Гордиенко назвал Мартыненко "надзирателем" компании "Энергоатом", мешающим проводить ревизии в компании, - ред). По вам работают правоохранительные органы Швейцарии и Чехии. Их как-то тяжело причислить к "грузинской мафии". Как-то очень уж широкий фронт против вас.

– Отвечаю. Николай Гордиенко – это элемент борьбы против тогдашнего премьера Арсения Яценюка. И я туда попал в эти жернова. Что из того, что заявил Николай Гордиенко, соответствует действительности? Да там все касается правительства Азарова! По его заявлениям даже ни одного уголовного дела не сделали. Далее. В Чехии меня нет в деле! В швейцарском деле моя фамилия упоминается. Мне так охота сейчас некоторые вещи рассказать, но я, к сожалению, абсолютно связан обязательствами. Идет следствие, кстати, юридическое, а не политическое. Но, поверьте, все хорошо у меня.

- То есть вы общались со швейцарскими правоохранителями в последнее время?

- Ездил на допросы, я доказывал свою правоту, опровергал те обвинения, которые пытались мне приписать, в том числе и со стороны.

- А процессуальный статус у вас какой там? Подозреваемый, свидетель?

- Он не коррелируется с нашим законодательством, это долго объяснять.

- Вернемся еще раз к Переломе. При обысках изъяты компьютеры, на которых обнаружено доказательство того, что Перелома получал копию договора между "ВостГОК" и STEUERMANN. Это и является в том числе доказательством вашей причастности к этому договору.

- Мы не можем говорить по поводу отдельных звуков, которые издавали прокуроры. Эти факты надо исследовать. И если являются они доказательством, то нужно передавать в суд, опровергать или подтверждать. Это процессуальные действия. Я этот договор не видел.

- Вы фигурируете в трех делах, как минимум. Первое - дело "ВостокГОКа", второе - дело "Объединенной горнохимической компании", третье - "Энергоатом".

- Изначально меня пытались обвинять в четырех делах - еще по "Одесскому припортовому заводу". Но они уже заявили сами, что Мартыненко там нет, дело передали в суд.

- Как идет дело по "Объединенной горно-химической компании"?

- Как-то идет расследование. Суть в том, что опять кто-то продал, кто-то купил не по такой цене, которая понравилась НАБУ. Может, им все госпредприятия в управление передать? После действий НАБУ люди вообще отказываются подписывать любые документы, платежки, просто увольняются и уходят.

Вручить подозрение мне решили по делу о "ВостокГОКе" потому, что хотели бросить в тюрьму с большим залогом, чтобы не спешил выходить. Потому что по делу "Энергоатома" такую сумму даже нарисовать было невозможно. Она не устраивала НАБУ в качестве залога. А главная причина - политическая, о которой я вам не сказал в начале нашего разговора. Они рассчитывали, что Мартыненко должен разнервничаться, разбалансировать часть депутатов от "Народного фронта", которые входят в большинство, и таким образом внести хаос в коалицию.

Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 06

- А цель?

- Досрочные выборы. Рассчитывали, что эти люди начнут кричать, что "власть мочит Мартыненко" и выйдут из коалиции.

"В ШВЕЙЦАРСКОМ ДЕЛЕ ЕСТЬ ДОНОСЫ, ПОДПИСАННЫЕ ФЕЙКОВЫМИ АНТИКОРРУПЦИОННЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ".

- Дело по "Энергоатому" тоже ведет НАБУ. Там речь идет о получении взяток на сумму 30 миллионов франков при закупке "Энергоатомом" оборудования у чешской компании "Skoda JS". Кто за ним стоит?

- Дело "Энергоатома" начиналось до создания НАБУ, просто его потом подхватили. Оно перекочевало на Украину фактически из Швейцарии. Сейчас есть по сути два идентичных дела - в Швейцарии, и в Украине. Здесь периодически выписывают проекты подозрений по материалам, с которыми Швейцария ничего сделать не может и не видит там состава преступления…

- Что значит "выписывают проекты подозрений"? Вы видели подобные бумаги?

- Были попытки выписать мне подозрение. Какие-то проекты документов. Я знаю про них.

- Как они попали к Вам?

- Киев - большое село, все всё знают...

- Как у вас вообще с источниками в НАБУ и, как вы сами выражаетесь, в "грузинской мафии"?

- Грузинская мафия меня не интересует, они должны уехать, откуда приехали. Мне не интересно, как они бухают по ночам и нюхают кокс, извините за то, что скажу вам это в лоб. То, что происходило в Одессе.

- Кто нюхает кокс? Есть доказательства?

- Грузинская мафия. Это их стиль отдыха. В стиле русской мафии. Вас интересует кокс как таковой (смеется, – ред.)? Я же не придумал, это ж пишут, значит, знают. Вы, если пишете, я вам верю. Пишут люди, я им тоже верю.

Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 07

Касательно дела по "Энергоатому". Оно находится в таком состоянии, что невозможно подтвердить ни один из фактов обвинения. Проект подозрения был в Интернете в начале этого года, где было написано, что Мартыненко встретился с директором "Шкоды", договорился и взял у него взятку. На самом деле на допросе директор "Шкоды" заявил, что он Мартыненко в глаза не видел и не знает, кто это такой. Есть протокол.

Теперь дальше. Что мы сделали? Мы вынуждены были проанализировать цены "Шкоды" на протяжении всего периода, исследуемого правоохранителями. Причем как до того, так и после. И оказалось, что цены "Шкоды" одинаковы! Они поставляли эту продукцию и в Венгрию, и в Финляндию, и в другие страны. И везде цены идентичны! Более того, исследуемый период сотрудничества со "Шкодой" был самый эффективный. Он не принес убытки, он принес "Энергоатому" около 20 миллионов долларов дохода.

- Тогда, как считаете, кто стоит за этим делом?

- (После паузы) Есть очень интересные бумаги. В Швейцарии нас допускают до всего кейса бумаг. Раз в три месяца они его обновляют - и ты видишь все, что происходит. Идет соревновательный процесс, так обеспечивают право на защиту. И там есть доносы с обвинениями в мой адрес, подписанные фейковыми антикоррупционными организациями. Например, "Международные антикоррупционные суды". Организация зарегистрирована в Украине; а люди, которые работали в этих структурах, были как из Украины, так и из России.

- Фамилии можете назвать?

- Мы эти документы сделаем публичными, мы их сейчас комплектуем. Идем дальше. На таких же бланках обвинения были посланы в Австрию - причем попали они там почему-то к депутатам фракции "Свобода" (ультраправая партия "австрийская партия Свободы", - ред.) . И в Австрии обвинения против меня пошли именно от этой фракции. С кем из России у этой фракции договор, вы знаете? Они сотрудничают с "Единой Россией". У них прямой договор, они партнеры.

И таких фактов много, я вам назвал только два. И мы их покажем. (Хотя некоторые из них пока не имеем права обнародовать).

Ну, и по этим "Антикоррупционным судам" я возмутился. И это потом выбросили из дела - потому что явный фейк!

- В публикациях вы еще фигурируете как бенефициар фирмы, зарегистрированной в Панаме, Bradcrest Inv.

- Можно я обращусь через ваше издание? Покажите мне, что я собственник акций фирмы "Брадкрест". Покажите мне бумаги, уважаемые работники НАБУ!

Ответ знаете, будет какой? Молчание!

Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 08

- То есть их нет, этих бумаг? Вы уверены в этом?

- Уверен. Я их никогда не видел. И я их никогда не подписывал.

"Я НЕ ЗАНИМАЛСЯ ТЕМ, СКОЛЬКО ДЕПУТАТОВ И МИНИСТРОВ БУДЕТ В ЗАЛЕ"

- Давайте поговорим о суде. Все были поражены тем, как четверо министров и восемнадцать депутатов от "Народного фронта" вышли с предложением взять Вас на поруки. Знаете, я хорошо помню: когда Вы слагали с себя полномочия народного депутата, то сказали: в первую очередь я это делаю для того, чтобы вывести из-под удара Арсения Яценюка и "Народный фронт". Но разве присутствие такой большой партийной делегации в суде не является таким же ударом по имиджу партии? Вы пытались сказать соратникам: "Ребята, не надо столько народу, двух депутатов достаточно"? Или наоборот, просили приходить всех?

- Знаете, у меня тут была одна проблема. Она заключалась в том, что у меня забрали телефоны; мне ограничили общение; меня заводили в зал – и тут же уводили. Поэтому я непосредственно не занимался тем, сколько депутатов и министров будет в зале. Я же специально не готовился к тому, что меня арестуют.

Как я к этому отношусь? Я к этому отношусь хорошо. Это было командное решение. Поскольку я считаю, и партия считает, что это дело политическое, они пришли заявить свою политическую позицию. Мы считаем это дело политическим, но мы дали правоохранителям шанс доказать свои обвинения. Если бы у них были материалы, они должны были уже быть в суде! И не надо было бы это шоу делать! Вдумайтесь: суд по мере пресечения; меня нужно было арестовать, чтобы дальше расследовать!

- Как принималось это решение?

- Я не знаю.

- И до сих пор не выяснили?

- (С улыбкой) Поскольку я пропустил несколько дней активной жизни, на меня навалилось много проблем, и я не выяснял. Это было партийное решение. Я не знаю, в каком формате оно принималось. Но я благодарен всем за такую поддержку. Пойти на такой непопулярный шаг – это большое мужество.

- А почему в суде не было Арсена Авакова?

- Не знаю. Я благодарен, например, Омеляну, который пришел поддержать, хоть я с ним знаком не близко. Если с Семераком, давно знаком, со Ждановым…

- Кстати, Омелян из-за этого от своих сторонников получил довольно серьезный имиджевый минус...

- Я не понимаю вашу оценку. А может, он плюс получил. Посмотрим чуть позже, хорошо? В жизни ведь все так быстро меняется…

- Ваши сторонники среди аргументов в вашу защиту упирают на то, что Вы якобы были одним из ключевых людей на Майдане. А в чем выражалась Ваша ключевая роль?

- Если вы обратили внимание, когда вы задаете мне вопрос по сути дела, я отвечаю по сути дела и не ссылаюсь на Майдан. Но раз вы меня спросили, отвечу. Я был на Майдане с первого до последнего дня. И в первый раз, и во второй раз. И принимал самое активное участие. Занимался конкретными функциями. Работал добросовестно. Радовался победам. Огорчался, когда были неудачи. Я там жил. Но никогда не старался публично об этом говорить.

- Нардеп Емец говорит, что даже "махались" с "Беркутом" на баррикадах…Что, были у вас и силовые столкновения?

- Всякие были. Я был не в Америке в это время, в отличие от одного известного "антикоррупционера".

Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 09

- Вагончик, который стоял на так называемом "партийном майдане" в первые дни – он вам принадлежал?

- Нет, мы у кого-то нанимали. У меня такого вагона нет. Мы все арендовали, в том числе, сцену. Сначала нам высокие цены поставили, потом сторговались подешевле…

- Другой типовой набор аргументов в вашу защиту – мол, Мартыненко ненавидят россияне за то, что он, дескать, боролся с их монопольным влиянием на атомную энергетику Украины после Майдана… Расскажите об этом подробнее.

- Ну, борьба с монополизмом в атомной энергетике велась не только в эти годы. Самое интересное в том, что она получала позитивную динамику, когда в "Энергоатом" приходил Недашковский, и негативную – когда он оттуда уходил. И мы с ним вместе работали на позитивную динамику. Это началось еще очень давно…

- Скорее так: вы, Недашковский и Жвания…

- Не путайте меня, я и так могу запутаться в ваших сложных вопросах (смеется). Я говорю то, что хочу сказать. И это не оскорбительно по отношению к Жвании - просто я был в комитете по ТЭК и занимался этими вопросами. За эти многие годы удалось квалифицировать топливо "Вестингхауза" - и по сути мы получили диверсификацию поставок ядерного топлива в Украину. И сейчас реально в один блок можно загружать кассеты и американские, и русские.

- И все же мы не можем на сегодня полностью отказаться от российского топлива…

- При желании сегодня - уже можем. У нас во время конфликта с Россией не было проблем с ядерным топливом. Потому что монополисту невозможно было спекулировать. Это я считаю очень большим достижением. Кстати, квалифицировать американское топливо пыталась не одна наша страна, где стоят русские блоки. Другим страны тоже пытались – но им не удалось. Украине – удалось. Теперь мы можем комплектоваться и покупать продукцию и составляющие элементы ядерного топливного цикла - в разных странах, искать более выгодные контракты. Во время моей работы главой комитета по ТЭК я занимался и другими темами по нашей энергонезависимости, неприятными для России. Не хочу, чтобы это выглядело сейчас как самореклама…

"У ПРЕЗИДЕНТА НАМНОГО БОЛЬШЕ ДЕЛ, ЧЕМ ИНТЕРЕСОВАТЬСЯ, КОГДА БУДЕТ ЗАДЕРЖАНИЕ МАРТЫНЕНКО"

- Возвращаясь к политической составляющей. Вы разговаривали, выйдя из суда, с Яценюком? Как он оценивает это дело?

- Разговаривал. Я приехал на работу сюда, в партийный офис. Мы с ним обменялись мнениями. У него были позитивные эмоции по суду. У меня, скажу, честно, - не очень.

- Почему? Вас же освободили на поруки.

- Вы видели, чтобы я радовался в зале, когда оглашали решение суда? Нет. Я считаю нелогичным то, что меня заставили сдать паспорта через год после того, как сам я публично заявил о готовности это сделать. Я же все равно никуда не собираюсь. Если бы даже я куда-то поехал, то вернулся бы обратно. Так было уже два десятка раз за эти полтора года. Мало того, когда я по решению суда пошел сдавать паспорта (включая внутренний), то в миграционной службе сказали, что я не совсем нормальный - вместе со своими прокурорами, судьями и т.д. Зачем оставлять человека без документа, который удостоверяет его личность?

Дальше мне ограничили передвижение только городом Киевом. С какой стати? У меня в Глебовке, Вышгородский район, находится дача. И я хочу поехать на дачу на выходных. Выходит, я не имею права это сделать?

А дальше написали перечень фирм, из которых я практически ни одной не знаю. И сказали не общаться с фирмами и людьми, которые представляют интересы этих фирм.

Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 10

Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 11

Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 12

 

А дальше со мной ездит наружка.

- И сейчас есть?

- Я перестал обращать на нее внимание. Я написал заявку детективу, чтобы мне разрешили выехать за Киев. Пока реакции нет.

- Это вы хотели уехать на майские праздники? Куда?

- На дачу, отдохнуть. Тем более, что в НАБУ и так знают эту дачу, они там обыски проводили. Хотели второй раз проводить… (Показывает документ) Да, и вот перечень фирм – наверное, штук 20.

- Что же вы говорите, что не знаете никого из них? Тут же и "STEUERMANN ", и Айбергер, и "Запорожский абразивный комбинат". Нельзя общаться с Переломой, Журило, Сорокиным…

- Фамилии – это еще понятно. Абразивный – понятно. Кто такой STEUERMANN, понятно хоть. А вот кто остальные – непонятно.

- Вернемся к Арсению Петровичу. Т.е. он остался доволен. А вы его спросили, почему он не пришел вас поддержать?

- Нет. Зачем? Я чувствовал поддержку каждый день, находясь в зале суда. Да, многие ребята не пришли. Не сессионная неделя. Кто-то где-то ездил. Кто-то чем-то занимался. Но это была и партийная позиция, и человеческая поддержка. Для меня это было важно.

- Эта партия находится в коалиции. Ни одного депутата БПП я там не заметил. Означает ли это позицию фракции, позицию Президента к процессу, в котором вы сейчас находитесь?

- Я президента после процесса не видел.

- Но вы обращались к нему публично. Получили вы какой-то обратный сигнал?

- Обратного сигнала не получил. По крайней мере, формализованного. Я знал, что у НАБУ поднимается крышка, кипят, им нужно очередное шоу. И я понимал, что выгоден для очередного шоу НАБУ. И я действительно писал обращение к президенту, к послам "семерки".

- Почему к послам семерки?

- Потому что они являлись донорами по разным направлениям для НАБУ. Либо в общественном направлении, либо поставляли им какую-то технику. Я хотел привлечь их внимание к тому, чем НАБУ занимается.

- Как думаете, президент знал о готовящемся вашем задержании?

- Думаю, что у президента намного больше дел, чем интересоваться, когда будет задержание Мартыненко.

- Но вы знакомы тысячу лет. Логично, если бы он проявлял заинтересованность в ходе процесса.

- Я бы не хотел, чтобы он проявлял заинтересованность в ходе процесса.

- Почему?

- Я же сказал, что я хочу юридически доказать свою невиновность. Зачем мне в этой конфигурации Президент? У меня есть адвокаты. Когда мы чувствуем политическое направление, у меня есть партия, которая меня поддержала с политической точки зрения. Партия же не сказала НАБУ: не расследуйте! Партия сказала НАБУ: вы нарушаете права человека, вы ничего не доказали, вы просто дали кучу бумажек. Если бумажки действительны – передавайте в суд. А этого ничего нет.

- Возвращаясь к фигуре Давида Жвании. Если сложится так, что НАБУ возбудит дело по каким-то махинациям Давида Важаевича, вы будете давать на него показания? Вы же очень много знаете об этом человеке…

- У меня не специализация "садить людей в тюрьмы". Для этого есть специально обученные люди и органы, которые должны этим заниматься. Жвания в тюрьме? Я ему этого не желаю. И каких-то фальсифицированных, умышленных показаний против него, как и против любого другого человека, я давать никогда не буду. Никогда. Даже если этот человек сделал мне что-то не очень хорошее.

Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 13

- Медийный скандал вокруг вашей особы тянется уже года два. Есть ли у вас ощущение того, что он поставил крест на вашей политической карьере?

- У меня на первом месте стоит не какая-то политическая карьера. К большому сожалению, я не могу свободно развиваться в других, неполитических, направлениях. Потому что надо мной постоянно довлеют эти дела, которые сфабрикованы в НАБУ. Почему я, например, официально нигде не работаю? Именно по этой причине. Я не могу пойти в какую-то "левую" фирму работать. Я хочу идти на какое-то серьезное направление, у меня квалификация позволяет. Но я не хочу, чтобы на меня повсюду косо смотрели, когда про меня гадости пишут каждый день.

Поэтому для меня сейчас ключевой вопрос - доказательство моей невиновности. К большому сожалению, мы дожились до презумпции виновности. Это очень плохо. Я удивляюсь нашим ребятам-"еврооптимистам", которые себе эту лейбл навешали и дальше, извините, ничего не соображают. Они хотят у нас в стране диктатуру. Чтобы все были виновны по первой же статье "Украинской правды", чтобы всех сразу бросали в тюрьму по мере пресечения, и чтобы они там сидели месяцами. Это не то, за что я боролся политически все эти годы. Но я пройду этот этап.

"ЛЯШКО МНЕ СКАЗАЛ: "ТИ МОЛОДЕЦЬ!""

- А что скажите насчет бывшего агента бывшего МГБ ГДР "Штази" Кристины Вилкенинг, которую осудили в Германии за подкуп правоохранителей в пользу Фирташа? Она заявила, что вы пытались через нее подкупить правоохранителей.

- Я не знаю, кто это. Я никого не подкупал. Но вам не кажется странным, что в одновременно и арест, и заявление этой женщины, и выбрасываются пленки Онищенко? Какие-то интересные совпадения происходят со мной.

- Ок, давайте о пленках Онищенко. Вы летали, как говорится в новом эпизоде пленок Онищенко, в Лондон, чтобы договориться от имени Администрации Президента о полюбовном разрешении конфликта?

- Я виделся с Онищенко, по крайней мере, два раза в этот период. Один раз встречался в Лондоне. Летал к своей дочери, не к Онищенко. И мы там встретились случайно.

А второй раз было удивительное совпадение. Мы с женой поехали в отель SHА, - это между Валенсией и Альканто. И встретили Онищенко. Он там находился на каких-то конных соревнованиях. Мы с ним даже пошли один раз вместе поужинали. Потом сходили чаю попить. О чем-то разговаривали. Я не знаю, записывал он тогда разговор, или не записывал. Я даю вам честное слово, я этих записей не читал и не слушал.

- А давайте почитаем вместе, готова вам процитировать!

- …и не буду читать и слушать!

Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 14

- А вы эти встречи считаете случайными? Или он на вас таким образом намеренно выходил?

- В Лондоне - может, и не случайно. Может, он как-то меня искал. Но в Испании он явно был удивлен меня увидеть. И у меня сложилось впечатление, что та встреча была случайной.

- Давайте все-таки пройдемся по опубликованному разговору.

- Я не хочу комментировать глупости.

- Но если не прокомментируете вы, то прокомментируют за вас.

- Мы о чем-то с ним разговаривали. Но я пытался ему донести мысль: "Саша, остановись, не болтай лишнего". Я не люблю, когда на мою страну говорят много гадостей. Вот, я в Америке был недавно – и все время слушал про коррупцию. А там выезжает Онищенко - и говорит про свои гадости. Ребята, давайте же о стране что-то хорошее говорить! Ну, я знаю Онищенко давным-давно. Знаю – и имел право сказать ему все, что хочу ему сказать. Но ни с какими заданиями не ездил, никакие миссии не выполнял.

- Тот фрагмент записи, который мы все порываемся вам зачитать, - соответствует действительности?

- Я не буду никакой фрагмент комментировать. Потому что я не хочу входить в эту дискуссию. Знаете почему? Потому что я никогда никого не "писал". И это не хочу слушать. И не хочу по этому поводу говорить.

- Какие у Вас отношения с Сергеем Лещенко? Пытались ли вы после разгоревшихся обвинений, перепалок, поговорить тет-а-тет?

- Он – аморальный человек. Он прекрасно понимает, что он фальсифицирует. Я с ним не пытался общаться. Он мне неинтересен. Он - инструмент в какой-то игре. Вот и все.

Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 15

- Поговорим о сложении вами депутатского мандата. Тогда звучало мнение, что вы стали такой себе сакральной жертвой Арсения Петровича. И что он лично попросил вас сложить мандат.

- Это неправда, что я жертва. Я - нормальный человек, который нормально живет, радуется жизни без политики (широко улыбается, – ред.). Это было сугубо мое решение. Я поставил всех перед фактом. Однопартийцы предлагали мне просто сложить полномочия главы комитета. Я категорически отказался. Сказал: нет, только депутатство. Более того, я сам убеждал своих коллег проголосовать.

- Правда ли, что вы являетесь кошельком Арсения Петровича? Т.е. оплачиваете многое, что есть в партии? Это утверждает не только Жвания.

- Я вас хочу попросить не говорить мне эти глупости. Извините…

- Это глупости, о которых говорят. Если не прокомментируете, будут говорить и дальше.

- Никогда эту функцию, которую вкладывают в этот термин, я не исполнял ни для Арсения Петровича, ни для каких-то других людей.

- Но вы оказывали спонсорскую поддержку партии?

- В силу своих возможностей – оказывал.

- О каких суммах идет речь?

- Не будем дискутировать по этому поводу. Но в силу своих возможностей – оказывал. И на Майдане оказывал, и в партии оказывал, и до этого оказывал - оппозиционному движению. Такой грех за мной был.

- С Олегом Ляшко как со своим товарищем по несчастью не общались?

- Вы знаете, не успел. Хочу пообщаться. Я вчера видел в НАБУ его фракцию, когда он был на допросе с 10 до 4-х, они его ждали.

- Вы обратили внимание, что фракция РПЛ, выражаясь сленгом, "вписалась за вас"? У ряда ее депутатов в Фейсбуке появились высказывания в вашу поддержку. Такое впечатление, что они – ваш засадный полк…

- Я расскажу об одном случае с Ляшко. Его офис находится в этом же здании. Месяца полтора назад я спускаюсь в ресторан, там сидит Олег, которого я давно не видел. Он вскакивает: "О, привіт, ти – молодець, що ти юридично борешся за те, щоб довести свою невинуватість, ми тебе підтримуємо в цьому. Правильно, що єдиний пішов з депутатів". Это было при большом количестве людей, когда он выразил мне свою поддержку.

- На отношение общества к вашему суду большой отпечаток наложил кейс Насирова. Учитывая историю ваших взаимоотношений с НАБУ, испытываете симпатию к Насирову?

- Я к Роману хорошо отношусь. Мало того, считаю, что он много полезных вещей сделал в налоговой. Он был на своем месте одним из лучших. Если вы посмотрите на динамику поступлений, она была довольно неплохая. Если посмотрите по бизнесу, поспрашиваете, я с многими людьми общаюсь, все отмечали, что за последний год упало давление налоговой. Поэтому я относился к нему положительно с точки зрения его работы.

- Скоро майские праздники. Будете дожидаться разрешения на выезд за пределы Киева?

- Если и не дождусь – трагедии не будет. Май, цветут каштаны, Ботанический сад, красота.

- И среди этих каштанов ходит наружка…

- (Иронически, – ред.) Да, и охрана есть! То есть можно не беспокоиться за свою безопасность.

- А собственная охрана у вас есть?

- Нет. Зато в суде НАБУ заявило, что у Мартыненко есть машина - Тойота 2010 года. Олигарха нашли…

Знаете, с какого года я в своей квартире живу? С 1998-го. Когда я стал депутатом.

  Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 16

- А за рубежом у вас какая-то недвижимость есть?

- Нет вообще. Суть даже не в том, можешь купить или не можешь. Зачем? Я собираюсь жить на Украине, не собираюсь уезжать. Если куда-то собрался ехать отдыхать, то поехал в одно место, другое, третье. Зачем тебе недвижимость?

Прощаясь, говорим Мартыненко:

- И все-таки процентов 40 острых вопросов по сути остались без ответа.

- Ну, не 40, не преувеличивайте, - смеется тот. - Ну, что, если я и правда не люблю, когда говорят о личных отношениях? Когда пишут друг друга?

- Тогда скажут и напишут за вас. И будут правы.

- Ну, и пускай делают! Не хочу в этой грязи принимать участия. Не хочу.

Микола Мартиненко: Зустрічався з Онищенком, але плівки не слухав і коментувати не буду 17
 
Евгений Кузьменко, "Цензор.НЕТ", Ирина Ромалийская, для "Цензор.НЕТ"

Фото: Наталия Шаромова , "Цензор.НЕТ"

Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору