EN|RU|UK
 Політика України
  16031  42

 "МИ СТАЛИ ДІТЬМИ ТЕРОРИСТІВ ТА ЕКСТРЕМІСТІВ". ГНАНИЙ НАРОД КРИМУ

Одного малюка після арешту батька ночами мучать кошмари, він боїться спати в тому ліжечку, в якому прокинувся вранці, коли невідомі в масках щось шукали в його шкільному портфелі.

Крымские татары на своей родине снова стали гонимым народом. За три года аннексии Крыма, по данным бывшего главы Меджлиса Мустафы Джемилева, с полуострова выехали около 20 тысяч крымских татар. Он уверен – Россия демонстративно преследует представителей коренного народа. Начиная с февраля 2014, шестеро крымских татар – убиты, несколько человек – до сих пор числятся без вести пропавшими, десятки находятся под уголовным преследованием, 44 человека – арестованы или уже осуждены. Цензор.Нет расскажет о типичных делах.

"БРОШУ ГОЛОДАТЬ, ЕСЛИ НЕ СМОГУ ЧИТАТЬ НАМАЗ". ХИЗБЫ

"Мои силы уже на исходе, но я тверд в своих убеждениях", - говорит Руслан Зейтуллаев в перерыве заседания Северо-Кавказского окружного военной суда в российском Ростове-на-Дону.

Разнорабочий Руслан жил в поселке Орлиное (это окраина Севастополя), воспитывал троих детей. Стал одним из первых крымских татар, которых оккупационные власти обвинили в участии в организации "Хизб ут-Тахрир" - это и международная политическая партия, и течение ислама. В Украине действует легально, в России же признана террористической. Соответственно после аннексии Крыма, всех, кто были причислен к "хизбам", ФСБ назвала террористами.

Ми стали дітьми терористів та екстремістів. Гнаний народ Криму 01
Руслан Зейтуллаев в Северо-Кавказском окружном военном суде, фото Антона Наумлюка

Журналист Антон Наумлюк увидел Руслана 21 апреля, на 17 день его протеста – Зейтуллаев объявил голодовку, требуя прекратить преследования крымских татар и себя лично.

"Выглядит изможденным, но держится крепко, - написал журналист на своей странице в Фейсбуке, - Адвокаты уговаривали бросить голодовку, но Руслан отказался до вынесения приговора. Эмиль Курбединов (адвокат Зейтуллаева, - авт.) напомнил о письме Сахарова Мустафе Джемилеву во время голодовки. "Брошу, если не смогу читать намаз, если будут обмороки, например. Но я ни одного ещё не пропустил", - ответил Руслан. Участвовать в прениях, которые начались сегодня, Руслан уже не может, не хватает сил, будет произносить последнее слово. Суд разрешил говорить сидя"


Руслан Зейтуллаев в Северо-Кавказском окружном военном суде, видео Антона Наумлюка

К тому моменту Зейтуллаев уже весит 55 килограмм. Каждый день в СИЗО его уговаривают бросить голодовку три раза в день, - рассказывает "Цензор.Нет" адвокат заключенного Эмиль Курбединов. Расценивает это, как психологическое давление. 

"Кроме того, в СИЗО у него на два месяца отбирали Коран. Думаю, для того, чтоб дух сломить – все-таки он читал его, и это его подпитывало", - рассказывает защитник.

26 апреля Зейтуллаеву вынесли приговор – 12 лет тюрьмы. 22-дневную голодовку он прекратил. Теперь адвокаты готовят апелляционную жалобу в Верховный суд России. А 11 депутатов Европарламента подписали "Заявление для прессы". Публично осудили решение российского суда, потребовали отправить Зейтуллаева на лечение, допустить украинских консулов и перевезти в Украину.

Ми стали дітьми терористів та екстремістів. Гнаний народ Криму 02

Заявление Европарламента для прессы. Документ


"Мы решительно осуждаем все неправомерные и незаконные репрессии российских оккупационных властей против крымских татар, которые преследуются под ложным предлогом борьбы с исламским радикализмом в рамках так называемого дела Хизб ут-Тахрир", - говорится в заявлении.

Таких преследуемых под "ложным предлогом борьбы с исламским радикализмом в рамках так называемого дела Хизб ут-Тахрир" в Крыму уже 19 человек.

"Дела Хизб ут- Тахрир" - это самая многочисленная категория среди удерживаемых по политическим мотивам граждан Украины - 19 из 44-х, почти половина. С одной стороны, эти дела представляются частью общероссийского тренда, где упомянутая организация была уже давно (и очень сомнительным образом) запрещена, а ее члены (а также люди, которым такое членство приписывается) преследуются давно и массово", - рассказывает "Цензор.Нет" правозащитница Мария Томак. По ее словам, этот вид репрессий уже давно был отработан нынешним главой ФСБ Крыма генерал-лейтенантом Виктором Палагиным в России.

"Как утверждают российские правозащитники, у него есть опыт "борьбы с Хизб ут-Тахрир" в Башкирии, и есть наработанные методы. Используют те же фабулы обвинения и доказательную базу в виде засекреченных свидетелей, найденной "запрещенной" литературы и прослушкой кухонных разговоров о смысле жизни. Но. Безусловно, если говорить именно и Крыме, то здесь дела крымских мусульман, как мне кажется, заточены, прежде всего, против крымских татар", - уверена Томак.

Почти во всех этих делах фигурируют аудио или видеозаписи, сделанные сотрудниками ФСБ. Адвокат Александр Попков рассказывает историю своего подзащитного – правозащитника Эмир-Усеина Куку, которого арестовали в 2015:

"Их пригласил некий человек (видимо, провокатор, сотрудничавший со спецслужбами) в какое-то помещение школы, и сам провоцировал разговоры на животрепещущие темы. Разговор был на широкий спектр тем. Начиная от глобальных политических проблем у мусульман, России, Украины, Турции и заканчивая обсуждением персоналий, включая, в том числе, Порошенко, Путина, Чубарова. В этих разговорах они ищут пути дальнейшего развития, рассуждают, что делать, чтобы распространять мусульманскую веру, как людей в нее вовлекать, как соблюдать какие-то каноны и так далее. Это "кухонная беседа" в чистейшем виде", - рассказывает Александр Попков.

Ми стали дітьми терористів та екстремістів. Гнаний народ Криму 03
Эмир-Усеин Куку, фото из Facebook

Технология задержания поставлена на поток. Рано утром в дома крымских татар силовики приходят с обысками. Обычно забирают сразу по несколько человек.

"Все происходило вот на этой улице Гордиенко", - рассказывает Дилявер Меметов. В феврале 2017 он проводит специфическую экскурсию журналисту "Цензор.Нет" - показывает дома в Бахчисарае, откуда 12 мая 2015 года сотрудники ФСБ забирали крымскотатарских мужчин. 

"Вот здесь забрали Энвера Мамутова, здесь – напротив Рустем Абильтаров, на улицу выше – там Апсеитова, а через дорогу – забрали моего отца Ремзи Меметова".

Ми стали дітьми терористів та екстремістів. Гнаний народ Криму 04
Дилявер Меметов, сын арестованного Ремзи Меметова.

Дилявер по образованию химик. Поступил в аспирантуру в Ставрополь, но не уехал – остался помогать матери, которая после ареста отца живет одна. "Люди сидят за свои убеждения, за свои мысли. Мы хотим, чтоб наш народ развивался в лоне ислама, чтоб не забывал традиции и свою культуру", - говорит парень. На прямой вопрос, был ли отец членом "Хизб ут-Тахрир", отвечает: "Я понимаю, если б у него или у других был изъят членский билет! Ну вот как есть членские билеты у "Партии Регионов" или "Единой России". А здесь же ничего такого нет! Выходит, если какой-то крымский татарин кому-то не понравится, его назначают членом "Хизб ут-Тахрир" и говорят: "Будешь сидеть, потому что тебе положено".

Доходим до дома Мамутовых. Главу семейства – Энвера – забрали тогда же, когда и отца Дилявера. "Это была пятница, 6 утра. Муж только вернулся с мечети, был на утреннем намазе, - рассказывает Алие, жена Энвера Мамутова. - Забежали человек, наверное, 15. Половина из них были в камуфляжной форме, в масках, с оружием, а половина – в гражданской".

"Я спал, меня папа разбудил, - вспоминает то утро 10-летний Сулейман. - Он мне сказал – не боятся".

Ми стали дітьми терористів та екстремістів. Гнаний народ Криму 05
Сулейман Мамутов, сын арестованного Энвера Мамутова

Пришедшие искали в доме Мамутовых оружие, наркотики, запрещенную литературу. Нашли несколько религиозных газет, которые и забрали с собой. Увели и Энвера. С тех пор женщина видит мужа только в судах по избранию и продлению меры пресечения - суд каждый раз решает оставить его под стражей.

Ми стали дітьми терористів та екстремістів. Гнаний народ Криму 06
Энвер Мамутов

У Энвера есть двое старших детей от первого брака – они живут со своей матерью. А в этом доме, который Мамутов построил сам, остались пятеро детей. Самой младшей – Самире – 19 марта исполнился годик. 30-летняя Алие занимается воспитанием детей, ее свекровь Зарема летом продает туристам сувениры. Живут две женщины и детвора – небогато, в доме едва ли найдется вся необходимая мебель.

Ми стали дітьми терористів та екстремістів. Гнаний народ Криму 07
Алие Мамутова с дочерью Самирой и Зарема Мамутова

Больше всего молодая мама переживает за детей. Одного малыша после ареста отца по ночам мучают кошмары, он боится спать в той кроватке, в которой проснулся утром, когда неизвестные в масках что-то искали в его школьном портфеле. Сын, - рассказывает Алие, - попросил сестру поменяться местами для сна. "Девчонок-то я еще как-то воспитаю. А вот как мальчишкам расти без отца – не знаю", - вздыхает женщина.

Энвер Мамутов до ареста был разнорабочим, летом помогал матери продавать сувениры. Глубоко верующий человек, - говорит о муже Алие. О политике дома разговоров никогда не было. Даже, когда Россия захватила украинский полуостров. "Кто-то рад был тому, что пришли русские, кто-то негативно относился, - рассказывает Алие Мамутова. - Для нас ничего особо не изменилось – ну пришли, и пришли. Что российская власть, что украинская – нам как-то все равно! Если б только не те обстоятельства, которые сейчас складываются…".

Мать арестованного мусульманина Зарема объяснения находит в Коране: "Почему преследования происходят? Всевышний к нам, людям, обращается: "Если вы хотите Рая, вы будете испытаны!". Всевышний просто испытывает нас". Для ее сына подобные испытания могут обернутся несколькими годами российской тюрьмы. Или даже десятилетиями. В статье 205.5 УК РФ, которую обычно следователи инкриминируют фигурантам т.н. "дел Хизб ут-Тахрир", речь идет о различных сроках: от "освобождения от уголовной ответственности" до пожизненного заключения.

Ми стали дітьми терористів та екстремістів. Гнаний народ Криму 08
Зарема Мамутова, мать арестованного Энвера Мамутова

С Дилявером Меметовым мы выходим из дома Мамутовых. Детвора наблюдает за нами изо всех окон. Старшему Дилявер пообещал принести вещи, которые стали маловаты. "Не годится парню в таких узких джинсах ходить", - тихо говорит напоследок.

Ми стали дітьми терористів та екстремістів. Гнаний народ Криму 09
Дети Энвера Мамутова

По дороге Меметов ищет параллели в истории своего народа. "В 1944 году на наш народ повесили ярлык "предатели советской власти", независимо от того, воевал ли кто-то или нет. Мы же оказались детьми и внуками предателей. Сегодня история повторяется. Сегодня мы стали "террористами" и "экстремистами". А дети, которых вы только что видели, стали "детьми террористов и экстремистов". Точно такой же необоснованное клеймо", - говорит молодой химик.

"В КРЫМУ ВОЗРОЖДАЕТСЯ КАРАТЕЛЬНАЯ МЕДИЦИНА". УМЕРОВ

Дилявер приводит нас к Ильми Умерову, заместителю главы Меджлиса крымскотатарского народа (это аналог органа самоуправления ). Его дом, построенный в стиле, напоминающий византийский, окружен добротным каменным забором. По первому образованию Умеров - доктор. Но его вполне можно назвать профессиональным депутатом и чиновником. В 90-х был депутатом Верховного Совета Крыма и вице-премьером Правительства АРК, потом – заместителем председателя ВС полуострова. С 2005 года – председатель Бахчисарайской районной государственной администрации. В 2014 году стал единственным главой района, который отказался организовать так называемый референдум. Но не уехал, хотя было очевидно, что ФСБ его без своего внимания не оставит. "Если каждый, кого ожидают преследования, будет покидать родину, то получится, что мы зря после депортации 44-го года десятилетиями боролись за возвращение", - говорит Ильми Умеров.

Ми стали дітьми терористів та екстремістів. Гнаний народ Криму 10
Ильми Умеров

"В 2016-м году очень хорошее решение приняла Генеральная Ассамблей ООН, согласно которой Россия теперь официально называется страной-агрессором, а…, - Ильми Умеров делает паузу, будто тщательно подбирает слова, - … Крым считается временно оккупированной территорией". За интервью, в котором Умеров утверждал, что Крым – украинский, его задержали в мае 2016. Слова Ильми следователи ФСБ квалифицировали как " Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации". Соответствующая статья 208.1 в российском уголовном кодексе появилась уже после аннексии Крыма. "Вводили специально для таких, как я", - улыбаясь говорит Ильми-ага. Ему грозит до 5 лет тюрьмы.

Летом 2016 Ильми Умерова отправили на принудительную экспертизу в психиатрическую клинику. Правозащитники заговорили о том, что в Крыму возрождают хорошо опробованную в СССР "карательную психиатрию".

"За весь период юрисдикции Украины в Крыму таких случаев (насильственного помещения в психиатрические клиники, - авт.) не было. Последние случаи были в советские времена. Поэтому мы стали говорить о том, что возрождается карательная медицина и карательная психиатрия. Но пока речь идет о принудительной психиатрической экспертизе, а не о принудительном лечении. Это – метод устрашения, метод пытки", - говорит Ильми Умеров.

Через такую процедуру в психбольнице прошли около десятка крымских татар, - утверждает Умеров. Самого его отпустили. Сейчас он находится на подписке о невыезде, ждет суда. "Здесь полный правовой беспредел, полный правовой нигилизм. Нет ни следствия нормального, ни судов, все выполняют политические заказы. Рулит всем в Крыму ФСБ", - заявляет замглавы Меджлиса.

Эти его слова я вспомню уже по пути на бахчисарайскую автостанцию, куда Умеров согласился подвезти. "Вот полюбуйтесь, - говорит его жена Майе, - здесь был сквер, теперь построили новехонькое здание ФСБ". Из окна автомобиля я успеваю его сфотографировать, на остановку нет времени – нужно торопиться в Симферополь, утром там заседание по делу Чийгоза.


Ми стали дітьми терористів та екстремістів. Гнаний народ Криму 11
Здание ФСБ

"ЭСКАЛАЦИЯ БЫЛА СПРОВОЦИРОВАНА ДЕЙСТВИЯМИ АКСЕНОВА". ЧИЙГОЗ

В Верховном суде Крыма в Симферополе судят Ахтема Чийгоза – он тоже заместитель главы Меджлиса. Он находится в СИЗО уже почти 2,5 года за события, произошедшие на митинге 26 февраля 2014 года.

Тогда под стенами Верховного совета Крыма Меджлис организовал митинг за единство страны. "Украина! Украина!", - скандировали участники акции. Над толпой были желто-синие государственные флаги и крымскотатарские - голубые с тамгой.

Ми стали дітьми терористів та екстремістів. Гнаний народ Криму 12
Митинг 26 февраля, Крым.Реалии

" Меджлис подал заявку на проведение митинга, который был назначен на 10 утра 26 февраля, - рассказывает "Цензор.Нет" защитник Чийгоза, известный российский адвокат Николай Полозов. – А оппоненты должны были прийти позже, они заявку подавали на 14:00. Но пришли раньше". Это и было началом провокаций, убежден адвокат. Он долго показывает многочасовые видеозаписи того дня, сделанные десятками журналистов. На утренних кадрах, - акцентирует Полозов, - хорошо видно, что пророссийские активисты пришли на митинг Меджлиса организовано, выполняют четко отданные приказы, явно провоцируют оппонентов. "Присутствовали провокаторы из числа пророссийских митингующих - это было "казачество", это были члены "народного ополчения". Э скалация была однозначно спровоцирована действиями Аксенова, как лидера партии "Русское единство ", - рассказывает Полозов позицию защиты.

Ми стали дітьми терористів та екстремістів. Гнаний народ Криму 13
Адвокат Николай Полозов

В тот день произошли столкновения, 2 человека погибли. Следствие назвало произошедшее "массовыми беспорядками", а Ахтема Чийгоза - их организатором. Адвокат уверяет, что никаким организатором Чийгоз не был, и у следствия нет никаких доказательств.

"Явно сфабрикованными" обвинения против Чийгоза называют и в международной правозащитной организации Amnesty International. "Во время акции были единичные случаи применения умеренного насилия, но не было никаких признаков массовых беспорядков. Ахтем Чийгоз был одним из тех, кто пытался помочь милиции содержать две толпы подальше друг от друга. Начав уголовное преследование по явно сфабрикованным обвинениям, местная власть перешла очередную границу. Арест Ахтема Чийгоза является убедительной попыткой заставить замолчать критиков оккупации Крыма и послать сигнал другим о последствиях проявлений инакомыслия в Крыму", - цитирует пресс-служба Татьяну Мазур, директора представительства Amnesty International в Украине.

Ми стали дітьми терористів та екстремістів. Гнаний народ Криму 14
Суд

"Цензор.Нет" попытались услышать позицию следствия. Но комментировать дело украинским журналистам прокурор не стала. "Снимать вы меня даже в коридоре не имеете права! Суд принял такое решение в целях моей безопасности! По всем вопросам обращайтесь в пресс-службу", - заявила обвинитель.

"Пойдемте мы вас лучше накормим", - обращается к журналистам мужчина, пришедший на суд поддержать Чийгоза.

Под зданием суда организована практически полевая кухня – стол, несколько стульев и большие кастрюли, из которых идет пар. "Борщ! Крымскотатарский, без свеклы!, - гордо рассказывает пожилая женщина, - Подходи, угощайся, я сама готовила!". Ее зовут Фера.

Ми стали дітьми терористів та екстремістів. Гнаний народ Криму 15
Крымскотатарские женщины угощают едой пришедших поддержать Чийгоза

С мужем, подругами и их мужьями, она приезжает под стены Верховного Суда каждый раз, когда слушается дело Ахтема Чийгоза. С собой – кастрюли с горячей едой, чаем и сладким на десерт. Кормят тех, кто пришел поддержать подсудимого.

Ахтему Чийгозу россияне могут дать от 4 до 10 лет тюрьмы.

По делу о "массовых беспорядках" 26 февраля 2014 есть и другие обвиняемые – их следствие называет обычными участниками (а не организаторами, как Чийгоза), некоторые уже осуждены.

"СКАЗАЛИ, ЧТО ЗНАЮТ, КТО ЭТО СДЕЛАЛ. НО ОН ВОЮЕТ НА ДОНБАССЕ". АМЕТОВ

В доме Аметовых в среду днем непривычно тихо - 8-летний сын в школе, а 5-летняя дочь – в детском саду. На руках у мамы – 3-летняя Кырымлы-Усние. Еще стесняется и с опаской смотрит на чужих в доме. Минут через 15 привыкает – начинает кокетничать и улыбаться.

Ми стали дітьми терористів та екстремістів. Гнаний народ Криму 16
Она еще не родилась, когда ее отец исчез. Инженер-строитель Решат Аметов – вышел на одиночный пикет, разрешенный российским законодательством. Что происходило дальше, видно на кадрах, облетевших весь мир.



Трое неизвестных уводят Решата, заталкивают его в машину, госномер которой можно различить, и увозят. Позже его изуродованное тело со следами пыток нашли возле крымскотатарского поселка. Близкие были уверены – это сделала так называемая "самооборона Крыма" - проще говоря боевики Аксенова. В СМИ Решата окрестили "первой жертвой оккупации". Сам же глава оккупационной администрации полуострова Сергей Аксенов пытался публично откреститься. " Я лично уверен, что самооборона к этому процессу не причастна. И мы сами заинтересованы в том, что б найти тех, кто это сделал с тем, чтоб снять сомнения в правильности действий, в том числе самообороны. Я заинтересован в том, чтоб это было раскрыто в кратчайшее время, мы все силы сейчас туда бросили на то, чтоб раскрыть это убийство", - говорил Аксенов.



Спустя три года можно констатировать – не раскрыли. "Тех, кто Решата уводил, нашли. Они пришли со своими адвокатами, их допросили – и отпустили", - рассказывает вдова Зарина Аметова. Ей следователи рассказали, что даже нашли предполагаемого убийцу. "Сказали, что знают, кто это сделал. Но он воюет. Воюет на Донбассе. Оттуда его не достать", - говорит Зарина.

Есть среди крымских татар и те, кто стал сотрудничать с Россией. Например, муфтий Эмирали. Но встречаться с украинскими журналистами он отказался. Еще один перебежчик – Заур Смирнов, который ранее также занимал должность заместителя главы Медждиса и 26 февраля 2014 года часто был рядом с Ахтемом Чийгозом. В оккупационном правительстве Смирнов занимает должность главы комитета по делам межнациональных отношений. Трубку мобильного он не взял, на смс и сообщение в Facebook не ответил.

19 апреля Международный суд ООН в Гааге вынес промежуточное решение по иску Украины к России – фактически суд признал, что РФ нарушает "Конвенцию о ликвидации расовой дискриминации" и обязал прекратить преследования крымских татар, в частности возобновить действие Меджлиса (его деятельность в России запретили еще в 2016, назвав экстремистским). Однако тот же Заур Смирнов, который ранее, напомню, был заместителем главы Меджлиса, а потом перешел на сторону РФ, заявил: "М еджлис запрещен из-за экстремисткой деятельности, поэтому решение суда пересматриваться не будет ".

Крымские татары стараются поддерживать друг друга. Проводят коллективные дуа (молитвы) за политических заключенных. Собирают деньги в помощь их родственникам. Крымской татарке Фере, которая каждый раз готовит еду, чтоб кормить пришедших на суд поддержать Ахтема Чийгоза, задаю простой вопрос: "Зачем вы это делаете?". Она удивленно поднимает брови: "Я считаю, что это не только суд Чийгоза, это и мой суд, это суд моего народа".

Ирина Ромалийская, специально для Цензор.Нет, Киев-Симферополь-Бахчисарай-Киев.

Видео – Антон Наумлюк.
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору