EN|RU|UK
 Політика України
  37943  245

 "Я І ГОЛОДУВАННЯ ОГОЛОШУВАВ, І ВЕНИ СОБІ РІЗАВ". НЕСПОДІВАНА РОЗМОВА ІЗ СЕМЕНОМ СЕМЕНЧЕНКОМ

Інтерв'ю в змішаному жанрі "біопік-трилер-допит з пристрастю". Все, що ви хотіли б дізнатися про Семена Семенченка, але не знали, про що запитати, - "Цензор.НЕТ" спитав за вас.

С начала интервью Семена Семенченко прошло около часа, когда нардеп сказал журналистам "Цензор.НЕТ" примерно следующее: "Может, хватит уже спрашивать про все эти мифы из моей жизни? Я все-таки политик, и меня интересуют проблемы страны; то, чем я занимаюсь. А мы все о фейках, которые про меня специально сочиняют пророссийские силы". Пришлось собеседника немного разочаровать: детали пестрой биографии Константина Гришина интересовали нас не меньше (а то и больше) политических воззрений Семена Семенченко. Занятных вех этого жизненного пути, вперемешку с мифологией, хватило бы на несколько авантюрных романов. Тут вам и учеба во ВГИКе, и общественная деятельность с привкусом бизнеса; далее козни врагов, уголовное дело, избиения в тюрьме, туманный чеченский период жизни, первый Майдан, женитьба, переезд на Донбасс – и, как говорится, дальше по списку. Ну, а что из всего этого правда, а что – выдумки (в том числе и "черный PR" конкурентов), – решать читателю. Пищи для размышления у него будет предостаточно...

Я і голодування оголошував, і вени собі різав. Несподівана розмова із Семеном Семенченком 01

"МНОГИЕ ВЕЩИ ПОРОШЕНКО ДЕЛАЕТ ЧЕРЕЗ САВЧЕНКО"

- Где живете?

- Здесь. У меня тут за три года пережило куча бойцов, их родственников... А я бегаю между съемной квартирой, где живет моя семья, и этим номером. (Речь идет о номере в отеле "Киев", предоставляемом депутату государством. - Ред.) Меня устраивает.

- Получать квартиру как депутат не хотите?

- Нет, сейчас не раздают. И я бы не взял. Машиной ни разу не пользовался депутатской.

- Предлагаю обсудить вчерашние события в Днепре, Харькове, Киеве (интервью записывали 10 мая, - авт.). Вы написали пост о том, что "русский мир" ни только не проснулся, а и не засыпал. Что из того, что не было сделано на месте руководителями Днепровской полиции, спецслужб, сделали бы вы?

- Действовал бы по закону. Ни одного дела, которое велось против коррупционеров прошлого царствования, нынешнего царствования, титушководов, титушек, начальников и сотрудников полиции, сепаратистов, не было доведено до логического завершения. Тем самым им была дана гарантия неприкосновенности. А безнаказанность порождает вседозволенность. Авакову просто начали зализывать зад после того, когда он милостиво кинул косточку, - якобы снял начальника Днепровского УВД. Я хлопцев своих отправил из батальона, другие атошники съезжаются, будем сейчас заниматься выявлением титушек, которых повыпускали. Киев мы более или менее от них почистили, теперь Днепром займемся. Вопрос о том, что бы я сделал? Они ничего не сделали!

- Вы сказали, что будете выявлять "титушек" в Днепре. То есть вы готовы выполнять параллельную функцию спецслужб, МВД? Или намерены им помогать как-то?

- Готов. Весной 2014-го мы выполняли функции пехоты, потому что не было в государстве, людей которые готовы были тогда сражаться. А сейчас готовы спецслужбу создать. У нас есть "внутренний корпус батальона "Донбасс", который состоит из ветеранов. Несоизмеримые возможности с возможностями СБУ, конечно, но и не соизмеримы настрой и мотивация людей.

- Когда вы говорите "своих хлопцев отправил", это вы кого имеете ввиду?

- "Внутренний корпус батальона "Донбасс", который существует уже больше года. Мы вернулись в добровольческое первоначальное состояние. Боремся с коррумпированными судам, занимаемся постепенным уничтожением титушни в Киеве (имею в виду уничтожение не физически, а морально, юридически). Хлопцы приходят на помощь громаде, например, в случае незаконных застроек. За дело берутся юристы, доводят до суда дела. Если на стороне "титушни" эсбэушники и полицейские, мы добиваемся возбуждения уголовных дел. Сейчас делаем сайт "Украинские гниды", чтобы они знали прекрасно, что сменится власть, и они пойдут по этапу.

- На какие деньги существует этот "внутренний корпус батальона Донбасс"? Юристы ведь - не дешевое удовольствие, транспорт, на котором "хлопцы" ездят ваши...

- На те же деньги, что и батальон "Донбасс": жертвуют неравнодушные предприниматели. Я в начале 14-го года все свои деньги отдал батальону. Многие из тех, которые сейчас помогают, помогали еще в мае-июне 2014-го. Когда у нас были первые 5 погибших в Карловке, предприниматели, которые сейчас тоже помогают нам, собрали по 200 тысяч гривен семьям погибших. Кроме того, у нас существуют вспомогательные структуры - "Штаб визволення патріотів" и "Штаб блокады". Например, при помощи "Штаба визволення патріотів" мы повытаскивали на подписку практически всех тех добровольцев "Айдара" и "Донбасса", в чьих делах мы были уверены. И за это время никаких дополнительных следственных действий по этим ребятам не проводилось, что подтверждает - это действительно были репрессии.

- Юридически как существуют эти организации?

- ГОшки ("громадські організаціі", - авт.). Юристы у нас существуют по гражданско-правовым договорам, мы стараемся, как бы действовать максимально в правовом поле.

- А фамилии назовите тех, кто давно финансирует?

- Не могу.

- Почему?

- Потому что моральный ублюдок Матиос, негодяй Аваков и (очень неприятное мое открытие!) Юрий Луценко тут же займутся уничтожением бизнеса этих предпринимателей.

- "Ублюдок Матиос", "негодяй Аваков" – очень резко звучит...

- Да, это лица которые убивают мою Украину. Матиос и Аваков - это лица, которые строят Малороссию, воровскую, отсталую страну, где большая часть людей не доверяет власти, часть уезжает за границу, часть спивается, еще одна часть постоянно борется за свое существование. Они договорились с Путиным и считают себя вассальными гетманами здесь. А Путину не нужны гетманы, ему нужны губернаторы, а нам и гетманы такие не нужны.

- С Аваковым у вас когда испортились отношения? Я ведь помню, что Аваков был одним из создателей батальона "Донбасс", он всячески вас поддерживал...

- Я прошу прощения, никаким он не был создателем батальона "Донбасс"! Ни "одним из", ни вторым, вообще никаким!

Я і голодування оголошував, і вени собі різав. Несподівана розмова із Семеном Семенченком 02

- Награду вам давал...

- Когда он награждал, он выполнял функции министра внутренних дел. Когда испортились отношения? Когда в конце 2014 года он лично принял участие в развале батальона "Донбасс", в организации провокаций против нас. До той поры я воспринимал его еще в какой-то степени позитивно, потому что он тогда открыл возможность юридической легализации батальонов, но после этого мне стало понятно, для чего он это делал.

- Для чего?

- Разделяй и властвуй. Первый этап: необходимо уничтожить патриотический дух в стране. Это достигалось с помощью таких историй, как "Торнадо", как пытались создать с "Донбассом", как создали с "Айдаром". Потом нужно было перекупить по максимуму лидеров этого движения. Второй этап – столкнуть лидеров между собой. Третий – поставить знак равенства между террористами и добровольцами. А дальше всё достаточно просто: террористам даем амнистию, и опять вместе празднуем 9 Мая, и вспоминаем с печалью, как сжигали радикалы людей в Одессе, как радикалы запалили Майданы и ввергли страну в войну. И только лишь добрые и мудрые меценат Ахметов, президент Порошенко сшили страну!

- Не хочу защищать Авакова, но такой риторики я от него не слышала.

- Так он достаточно грамотный человек, чтобы так не говорить. А вы слышали риторику Кивы, о том что нам нужно склониться и свою гордыню перед Россией смирить?

- Кива вообще - "вещь в себе".

- А, по-вашему мнению, почему он постоянно в СМИ? Он так интересен? Или может существуют какие-то договоренности между владельцами массмедиа? Многие вещи политики говорят с помощью тех людей, которых можно безопасно отправить исследовать, что примет, а что не примет общественное мнение. И в случае чего сказать: "да этот - вещь в себе". Например, многие вещи Порошенко делает через Савченко. Ведь она озвучивала идею, из-за которой ее закидывали камнями, что сюда приедут террористы навестить в тюрьмах своих пленных. А сейчас это реализуются, уже было несколько посещений.

- Это что-то новое. По вашему мнению, Савченко осознанно становится проводником мыслей Порошенко или же считаете, что ее используют?

- Вы знаете что такое "окно Овертона"? Нужно, например, внедрить идею, что людоедство это нормально. Сначала она вкидывается для обсуждения (люди, которые об этом говорят, подвергаются обструкциям, идея пока еще неприемлема, но она обсуждается!) Потом рассказывают истории о том, что у людоедов хорошие семьи, и многие стали такими не потому, что они плохие, а потому, что им нужно было выжить... цепочку эту можно долго выстраивать! Постепенно идея станет такой, что ее смогут обсуждать и даже проповедовать политики. Так в своё время было с гомосексуализмом, так сейчас происходит с идеей капитуляции перед Российской Федерацией.

- Сразу видно, что вы в своё время в Москве изучали сценарное мастерство!

- При чем тут это?

- Вы просто сценарий пишите нам.

- Я имел небольшой талант - сложные вещи рассказывать в простой форме. У меня же был опыт работы преподавателем, я вообще до войны хотел быть преподавателем.

- Пункта "преподаватель" я в ваших биографиях еще не встречала! Вокруг вашей персоны множество мифов, историй, рассказов, обсуждений и так далее.

- Часто говорят, "дыма без огня не бывает". А давайте вспомним тот же кинематограф: существуют замечательные машины по производству дыма. Точно такие же машины используются в политике - вокруг меня напускают дым.

Я і голодування оголошував, і вени собі різав. Несподівана розмова із Семеном Семенченком 03

"ДАЛЬШЕ НАЧИНАЕТСЯ ДЫМ". БИОГРАФИЯ

- Давайте будем пробираться сквозь этот дым. Вы родились в Севастополе, по национальности русский, гражданин Украины. Гражданство российское у вас было когда-нибудь?

- Нет. Я - украинец, мама - украинка, отец - русский. Гражданство - украинское.

- Вы закончили школу в Севастополе. А вот дальше начинаются разногласия...

- Дальше начинается дым.

- Вы учились в Нахимовском училище?

- У меня в биографии всё написано. Учился в училище, с конца второго курса перешел в Севастопольский государственный технический университет.

- В вашей официальной биографии есть фраза: "После того, как понял, что не сможет пойти на флот, решил получить гражданскую специальность". Почему решили, что не сможете?

- Был 92-93-й год. До 1991 года те люди, которые выбрали путь офицера, жили в соответствующей парадигме. В 15-16 лет я читал Стругацких, считал, что мы все братья, движемся в космос, и нас ждёт светлое будущее.

- Так называемый "Мир полудня". Ранние Стругацкие.

- Да. А потом этот "Мир полудня" резко закончился, и началась другая парадигма. Во-первых, нам сообщили, что основные профессии это: валютная проститутка, меняла валютный на рынке, наперсточник, бандит или коррумпированный чиновник. Профессия военного обесценилась. Массово начали переводиться, уходить из училища. Часть ребят уехала в Россию, часть пошла в бандиты, часть - в ментов, часть - в бизнес, часть - в другие вузы. Я перешел в Севастопольский государственный технический университет на специальность "финансы и кредит"...

- Это 93-й?

- Конец 93-го. Меня один раз отчисли, я восстановился, занялся коммерцией - торговали "сникерсами", еще чем-то... Абсолютная глупость, потому что ни опыта, ничего не было, кучу людей на этом погорело.

- Севастопольский технический университет вы закончили?

- Закончил.

- У вас высшее образование есть?

- У меня высшее. И два курса дополнительного профессионального образования. Но по дополнительному (которое считается вторым высшим) не была сдана дипломная работа.

- Первое высшее - Севастопольский университет, финансист. А второе?

- ВГИК - Всероссийский государственный институт кинематографии, но не сдал дипломную работу. А параллельно получал в "Останкино" образование по курсу "Операторское мастерство". Это было в 2006-2009 годах, у меня уже был первый ребенок. Это был факультет дополнительного профессионального образования, который давал второе высшее образование. Я работал предпринимателем, у меня уже была жена, ребенок, и параллельно раз в неделю ездил в субботу и воскресенье из Москвы в Горловку, где жена жила.

- Проучились два года во ВГИКе, но диплом не получили. Почему?

- Я закончил учебу, но я не сдал дипломную работу. Наверное потому, что был максималистом. Я собрал большую съемочную группу, нашел деньги, поехали в Севастополь и снимали там мою дипломную работу.

- Вы в качестве кого были?

- Был в качестве режиссера, сценариста и частично оператора. Это и есть максимализм. Потому что человек, который учится на режиссера, он после получения образования должен поработать помощником режиссера, а потом от себя уже что-то требовать. Я же сам написал сценарий, сам подобрал актеров, сам выступил в качестве продюсера, и потом мне всё это очень не понравилось. Ну и кроме того, мне не нравилось потребительское отношение во ВГИКе к студентам - ничему особому нас не научили, а деньги высасывали очень сильно. После съемок я не поехал сдавать диплом, работа у меня даже недомонтированная где-то лежит. Плюнул на всё это, разочаровался, нырнул опять в предпринимательство.

- А о чем фильм-то снимали?

- Я же учился на специальности - "режиссер телесериалов". Был раньше фильм "Королева бензоколонки", простая история про девушку. У меня была история про двух девушек-близнецов, одна из которых была проводницей, а вторая... скорее, это юмористический фильм.

- В роддоме их не перепутали?

- Нет. Я уже смутно помню этот сценарий, но в роддоме сцен не было точно.

- Курсы во ВГИКе закончили, но диплом не получили, выходит - корочка у вас есть лишь об окончании Севастопольского вуза?

- Да.

- А почему на сайте Верховной Рады указано, что у вас среднее образование?

- Я указал. В 2014 году у меня не было ни одного документа с собой. Были варианты: либо делать поддельный диплом (как делают многие уважаемые депутаты Верховной Рады), либо прийти и рассказать как есть. Поймите, когда большая часть страны занималась оханьем и аханьем в Фейсбуке, я оставил свою семью и пошел создавать батальон "Донбасс". Позже мне позвонил Антон Геращенко и сказал: "Безлер вышел на твою семью, нужно срочно забирать". Семья выехала срочно, с небольшими деньгами и детскими вещами. Всё осталось в квартире, мы не знали, что держава все это бросит, что будет Иловайск. Поэтому у меня нет ни одного документа. Когда при подаче документов на выборах в ЦИКе спросили, какое у меня образование, я сказал какое. Но документов предоставить не мог, поэтому и записали, что среднее.

- А разве документы не хранятся в Министерстве образования?

- В этих годах еще не хранились. Адвокат даже запрос отсылал - не велась тогда централизованная база. А электронный реестр появился еще позже. Вот я бы сейчас хотел, если честно, получить еще раз вторую "вышку". Есть масса вариантов, но я не могу даже предоставить диплом о среднем образовании - не могу вытащить его из школы, которая находится в оккупированном Севастополе.

- А поступать хотите на какую специальность?

- Я бы поступил на управленческую специальность либо на юридическую.

- С режиссурой завязали?

- Меня это, конечно, интересует. Но, если выбирать их двух вещей, - будет ли Украина жить или люди будут испытывать в кинозале катарсис после просмотра моего фильма, - то лучше первое выберу.

- Вы обмолвились, что занимались преподаванием.

- В середине 2000-х годов преподавал курсы по компьютерной грамотности и по другим предметам, обратил внимание, что у меня хорошо получается преподавать.

Я і голодування оголошував, і вени собі різав. Несподівана розмова із Семеном Семенченком 04

- Где конкретно преподавали?

- В Севастополе. Я предпринимателем работал с 95-го года, кажется. Взяток никогда никому не давал, не воровал, никаких родственников у меня не было. Пытался найти, каким образом можно честно заработать деньги. Много чего перепробовал: был редактором газеты, студентом ВГИКа, занимался спутниковым телевидением, преподаванием. В Библии сказано: "В поте лица добывать хлеб свой". Я делал так, как там написано.

- Откройте секрет, как вам удалось в начале 90-х стать главредом газеты? Даже двух газет - "Севастопольский вестник " и "Севастопольская правда". Мы, как журналисты, завидуем...

- В 95-м году, когда я освоился в новой реальности, то увидел, что мои представления о том, что такое хорошо и что такое плохо резко отличаются от того, что происходит в действительности.

- Например?

- Например, люди при власти очень негативно относились к бедным. И это меня абсолютно не устраивало. Мне было 22 года, и я, как мог, пытался изменить мир. Мы создали благотворительную общественную организацию и сделали цепочку: брали зерно, отдавали на хлебокомбинат, чтобы его перемололи на муку, часть отдаем на макаронную фабрику, часть - на хлеб, часть меняем на гречку, на сахар, еще что-то. И в цепочке у нас продукция получается где-то процентов на 40 дешевле, поскольку не идёт через оптово-розничные накрутки.

После этого мы говорим бедным людям, пенсионерам, инвалидам: "Приходите, забирайте продукты! Вы будете получать дешевле, всех этих давайте уберем посредников!" Создали вот такую организацию. Тогда мы и открыли 2 газеты, одна из которых общественно-политическая.

- Так это не общественная организация, а бизнес.

- Нет. Бизнес - это деятельность, направленная на получение прибыли. А у нас это была именно общественная деятельность. Это называлось "кооперация". Возможно, какие-то элементы юридические бизнесом являлись, но я - не коммерческий человек, у меня в приоритетах деньги занимают хрен знает какое место. У нас тогда появилось влияние на людей и процессы, и против нас естественно сразу начали бороться.

- Кто?

- Коммунисты. Они в Севастополе держали тогда горсовет, у них было большинство. Еще у них была газета "Севастопольская правда", вот и я сделал газету "Наша Севастопольская правда". Они "мочили" меня, я "мочил" их. Ну, 22 года мне было, горел этим делом!

- А вторая газета?

- "Севастопольский вестник", общественно-информационная. Её несложно было выпускать, мы собрали хороших журналистов.

- Так откуда деньги на газету? Вот с этих схем с зерном?

- Люди покупали ее на столах заказов "Союзпечати".

- Ну, невозможно финансировать газету только за счет читателей. Семен, это напоминает басни о том, что партии существуют за счет взносов.

- Газета, естественно, была убыточная, но большая часть ее стоимость покрывалась за счет того, что ее покупали! Люди приходили за продуктами к нам, были благодарны и брали газету. Все-таки у нас (а не у спекулянтов) покупали товары более 30 тысячи человек.

Я і голодування оголошував, і вени собі різав. Несподівана розмова із Семеном Семенченком 05

- Внушительное число как для молодых бизнесменов. А где деньги взяли на первую тонну зерна?

- Взяли с отсрочкой платежа. Кроме меня было человек 5, самому старшему было 46 лет. Мы объединяли интересы фермеров, перерабатывающих предприятий и простых людей. Людям нужна была продукция, фермерам - сбыт. Я эту нашу идею до сих пор считаю очень хорошей.

- Чем всё закончилось?

- Разгромили нас: и предприятие, и газету, и все прочее. Коммунисты, менты тамошние. Было в том числе и уголовное дело, которое потом закрыли, потому что бредовое было.

- Что вменяли?

- Мы не вступали в сговор ни с бандитами, ни с властями. Поэтому была задача - на какое-то время нас парализовать. В 90-е годы для этого использовались разные методы. Например, у меня была судимость по статье "Недонесение о совершенном преступлении". Там всё достаточно просто и печально: убили двух моих товарищей, мне нанесли ножевые ранения, я сам сообщил об этом в милицию – и меня засунули на 8 месяцев в тюрьму.

- За что убили товарищей?

- Как за что? За деньги. И за то, что бандитам не платили. Просто посылали их на три буквы. Примерно как орков весной 2014-го.

- Это было в 1996-м?

- Да. На 8 месяцев меня посадили в СИЗО, пока шло следствие. Не подпускали адвоката, избивали постоянно, противогаз на голову и поехали... требовали сказать, что это не бандиты, а я их убил. Потом требовали писать, что какие-то расчеты долларами были, еще что-то…Тогда я и голодовку объявлял, и вены себе резал, у меня, вот, следы есть.

- Где сидели?

- В Симферопольском СИЗО. А потом пришел на суд через 8 месяцев, и выяснилось что мне предъявить абсолютно нечего. В приговоре одна статья - "Недонесение о преступлении". Дали приговор в стиле: "Ограничиться отсиженным сроком". Ирония судьбы: человеку, который пришел и сообщил о преступлении, в приговор вписали статью "Недонесение о совершенном преступлении". Сейчас уже многие не помнят, но тогда система работала четко и честь мундира понималась так: если ты попал в тюрьму, ты не можешь выйти с оправдательным приговором. А через несколько лет эту статью убрали из Уголовного кодекса.

- В интернет-изданиях опубликованы справки, из которых следует, что вменялась вам не одна статья. И что осуждены вы были на год и семь месяцев. Но отсидели лишь 8 месяцев.

- Давайте это очень просто прекратим. В данном случае я выиграл несколько судов. Если хотите, дам ссылку на реестр судебных решений, увидите, что вся болтовня о моих якобы имеющихся судимостях признана неправдой. Полная ложь!

- Мне абсолютно не интересна эта судебная тягомотина. Я у вас хочу уточнить: правда ли, что вы были осуждены на год и семь месяцев, но затем к вам была применена амнистия?

- Давайте, я вам дам ссылки на решение судов. Вы можете на них сослаться. О своей единственной судимости я вам рассказал, больше - не было. Мне эта тема неинтересна. На меня это действовало в 14-15-м году, когда я пришел с фронта, меня абсолютно никто не реабилитировал, и на меня вылили тонну дерьма. Тогда мне это было интересно, я читал, что обо мне пишут, пытался что-то доказать. Сейчас я вам дам ссылку на реестр судебных решений - http://www.reyestr.court.gov.ua/Captcha?no=58793725.

- А сейчас?

- Сейчас со мной случилось то, о чем говорил Черчилль: "Политикой должен заниматься человек, у которого кожа не тоньше кожи носорога".

- В интервью Forbes в 2014 году вы рассказали, что"Семен Семенченко" - это псевдоним, и что в прошлом вы были капитан-лейтенантом Военно-морских сил Украины. Были?

- Какому журналу Forbes?

- Известному журналу.

- Какой месяц?

- 27 мая 2014-го.

- Я стал народным депутатом осенью 2014-го года. С осени 14-го года я имею обязательства особые и особые отношения с избирателями - обязан отвечать за каждое слово, обязан в случае, если говорю не правду, нести ответственность. Давайте вспомним, что такое 2014 год. Я - военный, я даже еще не был Семёном Семенченко. Я был человеком, который хотел чтобы при максимальном нанесении урона врагу, моя семья осталась максимально защищенной. Поэтому я в начале 2014 года сообщал массу информации, которая так или иначе затрудняла мою идентификацию. Например, я сообщил что у меня день рождения не 6 июня 1974 года, а 16 июля 1975 года. Я сообщил, что у меня не трое детей, а четверо. В том числе я сообщал, что...

- Были капитаном-лейтенантом военно-морских сил...

- Я очень хотел бы, чтобы всегда, когда мне задавали бы вопросы по тому периоду, вспоминали, что я был военным, который скрывал свою личность. Я не был политиком. В том интервью Forbes я сказал, что закончил военное училище, а на самом деле я закончил его военную кафедру. После того, как перевелся из Нахимовского училища - продолжал заниматься на военной кафедре. При училище была военная кафедра - для студентов гражданских вузов. Такие мелкие изменения в биографии тогдашнего фактически нелегального партизана (а я именно им тогда и был) сильно затрудняли идентификацию. После поступления на службу в НГУ, а особенно при избрании депутатом, я сообщал верные данные о себе.

- Еще один устойчивый то ли миф, то ли правда: вы действительно принимали участие в Чеченской войне на стороне России?

- (Смеется) А почему не на стороне Китая? С Яценюком в танке я в Чечне случайно не был?

- Но вы же сами об этом говорили в интервью "Левому берегу".

- В Чечне я не принимал никакого участия в войне на стороне России. При этом полностью подтверждаю, что говорил об этом в интервью этому "Левому берегу". Более подробно рассказывать не буду: не хочу, чтобы пиар-история с Яценюком повторилась в отношении меня. А то я сейчас вам что-то скажу, а по мне в России возбудят еще одно уголовное дело.

- Можно подумать, вы собираетесь возвращаться в Россию …

- В Россию - нет. Что я там забыл? Но я не исключаю, что через 2 года может получиться ситуация, когда сторонник Украины выезжает за рубеж, а его принимают сотрудники Интерпола (который снял Якуковича с розыска) по запросу РФ! Понимаете, я считаю, что у нас происходит оккупация: экономическая, политическая, информационная. И что я - один из тех депутатов, которые защищают Украину. Я должен каким-то образом себя беречь.

- Я нашла этот фрагмент вашего интервью "Левому берегу". Журналист задает вам вопрос: " В 2000-м, баллотируясь в севастопольский горсовет, вы сами написали в автобиографии в местной газете "Севастопольский вестник", что в "1994-1995 гг. пребывали в составе добровольного миротворческого корпуса по ликвидации конфликта в Чечне". А вы отвечаете: "1994 год. Мне 20 лет. Я учился в Нахимовке - учебном заведении со специальной идеологией. Мозги нам промывали - будь здоров. Романтика, поиски приключений, желание бороться с несправедливостью (а именно так нам преподносили распад Советского Союза и чеченский сепаратизм) привели меня на Кавказ. Но именно там я увидел настоящую несправедливость. Это был жесткий, но справедливый урок, прививка от российского империализма. Как результат - я разочаровался в идеях, которые мне пытались привить; повзрослел, начал критически осознавать действительность. У меня появились друзья среди Нохчи. Без моего юношеского максимализма и уроков Ичкерии не было бы нынешнего Семена Семенченко".

Из этих слов делаю вывод, что вы воевали на стороне России, но, увидев положение дел на месте, разочаровались.

Я і голодування оголошував, і вени собі різав. Несподівана розмова із Семеном Семенченком 06

- Давайте я вам докажу, что не воевал на стороне России, я в 2015 вместе воевал и был в фактически дружеских отношениях с бригадным генералом Ичкерии Исой Мунаевым. Во время Первой Чеченской войны он был командиром штурмового батальона. Как и я в 2014. А во время Второй Чеченской - комендантом Грозного и командующим Юго-Западного сектора обороны Ичкерии. И это легко подтвердить. В Чернухино он погиб через несколько часов после того, как меня долбанули на пути в Дебальцево.У меня есть подозрение, что в этом замешены одни и те же люди, но это уже другая история. Вместе с батальоном Джохара Дудаева мы были на полигоне под Днепром в 2014 и в Дебальцево в 2015. Вопрос: стал бы бывший комендант Грозного, одно из лиц, приближенных к Джохару Дудаеву, разговаривать с человеком, который воевал на стороне России?

- Ну, в чеченском конфликте всё сложно. Скажем, человек, воевавший против российских войск, стал президентом этой республики…

- Я вам всё упрощу. Нет, я не воевал на стороне России. И ничего против интересов Украины и в интересах России я никогда не делал. Даже когда я 2 года учился во ВГИКе, мне Москва казалась очень чужой, очень холодной, и Киев мне всегда нравился больше. Водороздел между тем, украинец я или русский (все-таки мама у меня - украинка, а отец – русский), я совершил в 2004 году, когда приехал на Майдан и увидел воочию "русский мир" и "украинский мир". То, что за этим стояли хари Мартыненок всяких, Жваний и Порошенок, я не знал тогда. Думал, что они попутчики революции, а не спонсоры и создатели. Но я увидел девчат, хлопцев, которые за 15 минут украинским языком, улыбкой и песней вот этих всех хмурых шахтеров, которые приезжали с Донбасса, очень быстро до тямы приводили.

И в 2004 году я как раз вступил в "Сини вільної України", фактически прообраз добробатов; базировались в министерстве АПК. В нашем взводе без денег были только 2 человека: я и еще один; все остальные получали по 400 долларов. Многое было противоречиво. Но однозначно украинское мне всегда было родным и близким. Все-таки мама есть мама. Поэтому не надо мне рассказывать всякие мифы про меня и про Россию. Тем более, недавно я здорово посмеялся, когда Матиос из пальца высосал вывод, что я с Соболевым российские шпионы, потому что у меня... изысканная украинская мова.

- Кстати, о теме российского шпионажа. На данный момент есть уже немало свидетельств, о том, что Россия в 2013 году, ну, как и раньше, вела очень плотную работу по вербовке людей с прицелом на аннексию Крыма. У вас вроде бы бэкграунд, располагающий к тому, чтобы войти с вами в контакт. Севастополь, воспитание крымское, русский по национальности. Затем в биографии Донбасс, учились в Москве – ну, просто сказка для вербующего. И как, к вам пытались подкатывать?

- Ни разу.

- А к вашим знакомым, которые потом были в батальоне "Донбасс"? Может, они рассказывали о таких вещах?

- Ну, хорошо, раз вам так хочется, давайте поиграем в эту игру. Мы ж уже в мое участие в Чеченской войне на стороне РФ поигрались, чего уж там... Во-первых, выходит, это российский шпион создал батальон "Донбасс" из русскоязычных людей с Донбасса – и тем оборвал очень серьезно российскую пропаганду в 2014 году? Причем, в самый опасный, начальный ее период, когда все было еще неустойчиво. Потому что…ну, кто такие русские? Это же их бандеры, укры злобные распинают за украинский язык? И тут приходит батальон русскоязычных жителей Донбасса, которые говорят: "Да идите вы к черту, это наша земля! Все ваши ополченцы - обычные наемные маргиналы. А Донбасс - это Украина!"

Во-вторых, несмотря на все эти фейки, которые очень сильно бьют людям по памяти, легко проверить, что есть 4 района Донецкой области, в которых были либо не пущены, либо изгнаны сепаратисты, пособники оккупантов и торговые партнеры нынешних руководителей нашей страны. Это Володарский, Великоновоселовский, Добропольский и частично Красноармейский районы . Так вот, первый блокпост в Красноармейском районе мы снесли, просто забрав себе у орков первое оружие. Затем был первый бой в Карловке, создание батальона "Донбасс". Освобождение первое совместное под Славянском в Николаевке, дальше освобождение Попасной, бои за Бахмут, освобождение Лисичанска, фактически штурм Первомайска, выполнение своей задачи в Иловайске. Дальше были Дебальцево, Широкино. Затем протесты против: демилитаризации Широкино, амнистии террористов и особого статуса Донбасса. Дальше - блокада. И сейчас мы не занимаемся кнопкодавством, сидением на потоках, лизанием жопы Порошенко, Авакову и компании, поддержкой Минских соглашений. Мы держим свою линию. Это линия не российская, не малороссийская, она украинская. Вопрос, если я российский шпион, кто тогда все остальные? Инопланетяне с Марса?

- Когда и почему вы уехали на Донбасс из Севастополя?

- В начале 2005 года я познакомился там со своей женой - и сразу переехал.

- Где учатся ваши дети?

- Старший и средний – в школе. В киевской. А самый младший - в садике, он пойдет в школу только в этом году.

- А родители остались в Севастополе?

- Отец там остался, мама – тут.

Я і голодування оголошував, і вени собі різав. Несподівана розмова із Семеном Семенченком 07

- Они поддержали аннексию?

- Отец мой 1947 года рождения. Он старый человек, уже сформировался как советский офицер.

- То есть правильнее будет сказать: "не принял Майдан".

- Конечно. Он привык верить пропаганде, тому, что показывают по телевизору. Каким его сына показывают по телевизору?.. Поэтому не то, чтобы он поддержал аннексию, просто он считает, что Советский Союз никуда не девался, и что всё это - затянувшееся недоразумение.

Маму мне удалось тогда вытащить сюда. Хотя я помню, как негативно она поначалу воспринимала Майдан. А потом пожила у меня в Донецке - тогда не начались еще боевые действия. "Полікувалась", посмотрела украинские каналы. Сейчас живёт в Киеве.

- С отцом общаетесь?

- Нет. Ну, вспомните, вы при Советском Союзе учились?

- В школу я пошла в 91-м.

- Тогда вы, наверное, читали книги про гражданскую войну в России и в Украине? Помните, у Шолохова описано, как раскол проходил в семьях? У меня случилось то же самое, и это очень неприятно. Да и у многих такое произошло.

- Кстати, у Егора Соболева, насколько я знаю, - похожая ситуация.

- Не совсем, у него всё-таки родители живут в России. Они, может, его позиции не понимают, но и не являются его антагонистами. А тут между нами стоит телевизор, и он формирует совершенно искаженное представление. Отцу же с двух сторон рассказывают, что я мудак - и с якобы украинской, и с российской. Мама порой тоже как начитается, что обо мне пишут, - так я специально потом вожу ее по городу, чтобы она видела, как со мной общаются люди, что говорят, как жмут руку и как на самом деле ко мне относятся.

- У меня близкий человек живет на оккупированной территории. Мне важно, что он не берет в руки оружия. А для того, чтобы сохранить какие-то отношения, мы о спорных вещах не говорим.

- От вас большего требовать и нельзя: вы – мирный гражданин Украины и стараетесь сохранить в семье стабильность. У меня другое. Я, во-первых, военный; во-вторых, масса моих товарищей погибла за Украину. И, в-третьих, нам еще за неё бороться. Поэтому мне точно расслабляться нельзя, и у меня все делится на черное и белое.

- Например?

- Например, я не считаю большинство людей, которые находятся на оккупированной территории, гражданами Украины. Я считаю, что гражданство у них нужно забрать. Гражданином Украины не должен быть человек который, имея паспорт, махает и кричит: "Государство, заботься обо мне!" Нет, это человек, который понимает, что кроме прав есть еще и обязанности. Их обязанности - защищать Украину, уважать её государственные символы, защищать жизнь других людей. Это в Конституции прописано. Если он этого не признает, был, когда наши символы срывали и ничего не сделал, здоров и полон сил – это не гражданин Украины. Другое дело, если это бабушка, больная женщина, ребенок или какой-то врач, выполняющий там свой долг, оставшись с больными...

- То есть всё трудоспособное население ныне оккупированных территорий вы предлагаете лишить гражданства?

- Всё трудоспособное население, мужчин, находящихся в возрасте призыва, не врачей, не инвалидов. Если люди сознательно там проживают, не вступают в Вооруженные силы Украины, не борются за свою землю, я считаю, что их нужно лишить гражданства. А задайте им самим вопрос, что для них Украина и зачем им вообще это гражданство. Пример некоторых прибалтийских стран, где есть граждане, а есть неграждане в военное время для нас очень актуален.

- То есть это борьба за территорию, а не за людей?

- Я считаю, что у нас всё-таки идёт война не столько за территории, сколько за сознание. Наши лидеры страны за территории не борются, только за бабло и своё пребывание у власти.

- На оккупированных территориях люди часто оставались из-за того, что у них есть там дом, квартира, машина, а здесь им государство ничего этого не даст. И они там ждут украинскую армию, проукраински настроены. Так вот их сознание вы сейчас своими высказываниями потеряли. Они для вас, как отрезанный ломоть.

- Я могу привести массу примеров относительно семей, которые бросили всё - машины, квартиры, дома... В том числе и моя семья. Многие из этих людей ютятся просто на полу. И это семьи погибших жителей Донбасса, семьи реальных людей, воевавших за Украину. Так почему, скажите, они, выполнив свой конституционный долг, уйдя сражаться за эту страну, должны быть уравнены в правах с теми? Я с этим не согласен. Давайте выполнять закон. Конституция четко определяет обязанности гражданина. Так давайте за эту страну бороться!

Так что да, для меня это отрезанный ломоть. Я говорю не об инвалидах, женщинах и детях, а о здоровых мужиках, наплевавших на свой долг. И если бы я был у власти, то не стал бы сразу резать этот ломоть, а сначала попытался бы, во-первых, создать условия для переселенцев; а во-вторых, убедить людей, что нужно за свою страну бороться. Но те, кто осознанно решает, что бороться за страну не будет - такие люди не должны быть гражданами Украины.

- Вы говорите "если б я был у власти". Вы же уже несколько лет у власти. Можете, как минимум, разрабатывать законопроекты, голосовать за них. У нас в конце концов парламентско-президентская республика.

- Нет. Я не являюсь властью, не являюсь госчиновником, я - представитель народа в законодательном органе власти с одним голосом. И когда я голосую, то отдаю свой голос - и в этот момент реализую свой представительский мандат. Да, у меня есть право запроса куда-либо. Но большая часть ответов - формальные отписки. Прокуратура, суды, полиция не работают. Все это захвачено мафией, люди работают на самосохранение, самообогащение.

- Вы работаете в четвертой по величине фракции в Верховной Раде. Это означает куда больше возможностей.

- Например, каких? Скажите, мне интересно, может, я чего-то недопонимаю?

Я і голодування оголошував, і вени собі різав. Несподівана розмова із Семеном Семенченком 08

- Например, фракция участвует в переговорах о создании правительства.

- С кем? С предателями Украины?

У нас Верховная Рада ничего не решает; у нас правительство ничего не решает. У нас все решают олигархические кланы, создавшие систему, при которой большая часть людей в парламент подбирается по принципу отрицательного искусственного отбора. Это лица с пониженными морально-волевыми качествами, привыкшие лизать задницу своему начальству и по этому поводу.

- Третий раз уже сентенцию про лизание задницы повторяете.

- Ну, наверное, иногда позволяю себе грубое словечко. Но это - самое грубое, что я себе позволил. Поэтому если я вас этим шокировал, прошу убрать это из интервью.

- Ничего, мы с читателем к этому привычные.

- Большая часть людей, которая проходит в парламент, либо получает постоянный черный оклад, тем самым нарушая закон и попадая на крючок; либо получает преференции для своего бизнеса, втягивается в сомнительные операции – и опять-таки попадая на крючок; либо продвигается по этой лестнице, продолжая совершать преступления и попадет в эту зависимость.

- И только "Самопомич" работает без олигархов, крючков и черной зарплаты?

- Я могу сказать за себя, за своих товарищей, и, надеюсь, что могу то же сказать за коллег во фракции. Я верю в это. Тех людей, относительно которых были подобные сомнения, мы из фракции исключили. Только ли "Самопомич" такая? Думаю, что не только. Год назад я назвал число депутатов, которые работают на Украину, - по моим оценкам, их около 60. Из низ не все активные, не все волевые, но это люди, которые стараются сохранить себя, свой моральный облик, стараются быть независимыми.

- Вы живете на зарплату.?

- Да

- И сколько это денег?

- Вы что, не знаете сколько получает народный депутат?

- Нет. Запуталась с надбавками.

- Я выписал доверенность на свою жену, отказался голосовать за повышение зарплаты и очень рад, что могу себе позволить об этом не думать. К тому же, у меня жена начала зарабатывать. С этого года она начинает получать доход как частный предприниматель. Пока это было порядка 25 тысяч гривен, но она начала работать.

- И чем занимается?

- Управлением проектами и консалтинговыми услугами. Она получила высшее образование, в Польше училась. Плюс она мне помогает, поскольку является руководителем моего благотворительного фонда. Так что теперь мы живем еще и на ее доход как частного предпринимателя.

- В общем, вы - очередной политик, который живет за счет жены. Скажите все-таки, сколько у вас зарплата?

- Я не помню. Я не получаю зарплату. Я выписал доверенность на жену, она ходит туда и получает.

- Если я живу на зарплату, то знаю, какая зарплата у меня и какая у мужа.

- Один человек любит розы, другой - ненавидит цветы. Один человек ходит в кино, другой любит театр. Вы живете так, я - вот так. Я прихожу домой, меня ждет жена, я рад, что могу питаться дома. Я прихожу сюда, я иду есть на второй этаж, там сумасшедшие цены, мне там не хватает на второй раз, бегу в магазин покупать. Кроме того, и сама сумма зарплаты каждый месяц разная. Если я нахожусь на блокаде, а не в сессионном зале, мне совсем по-другому начисляется зарплата, сумма может отличаться в два раза. Например, 17 или 8 тысяч.

- Вопрос о средствах воздействия на избирателей. Вы, будучи народным депутатом, уже два с половиной года не снимаете камуфляжную форму. Часть людей скажут (я не настаиваю, что это моя точка зрения), что это такая форма популистская, воздействия, спекулирования боевыми заслугами военного человека. И если вы работаете в высшем законодательном органе, то в данной ситуации вполне естественно одеваться в штатское.

- Вы меня когда в последний раз в камуфляже видели?

- Сейчас.

- Зайдите в Википедию, определение "камуфляж" посмотрите.

- О`кей, перефразируем, это не камуфляж. Пускай это будет одежда милитари с эмблемой батальона "Донбасс" и нашивкой Национальной гвардии. Но это же создает впечатление, что вы до сих пор на фронте. Выходит, здесь вы как бы маскируетесь под непонятно что…

- (Иронично) То есть мы, слава Богу, перешли от камуфлированной формы к форме военной. Отвечаю. Во-первых, я в Верховную Раду откомандирован и продолжаю числиться в Национальной гвардии. Во-вторых, я остаюсь командиром добровольческого батальона, у меня в подчинении сейчас более ста пятидесяти человек.

- И какого же это батальона? Того, что стал частью Нацгвардии?

- Нет, который ушел из Нацгвардии, отвоевав два с половиной года, демобилизовавшись, и создали мы внутренний корпус батальона "Донбасс". Третье: я продолжаю постоянно бывать в зоне АТО и не только во время блокады. И четвертое: мне так удобно. Особого отношения к себе не требую, выборов никаких нет. Какие могут быть спекуляции? Всё.

- Тут у нашего фотографа Натальи есть вопрос. Хочу дать возможность ей задать его.

- Да, пожалуйста.

Наталья Шаромова: Хотела спросить об этой режиссуре с маской, это чья была задумка? 

- Ничья. Это вообще не была задумка, не была режиссура. У меня всё это время (март, апрель, май) жена и дети находились в Донецке. Я носил балаклаву, чтобы меня там не узнали, и их не убили. Вы помните, как я её снимал? Вы хотите сказать, что это был сценарный ход?

- Я хочу сказать, что это был сценарный ход. Потому что на пресс-конференцию, на которой вы сняли балаклаву, ваша уже бывшая пресс-секретарь меня приглашала за пару дней, и анонсировала, что вы будете снимать маску.

- Сто процентов не сценарный ход! А мой бывший пресс-секретарь пусть идет грехи замаливать, я вообще к ней отношусь очень печально.

- Речь не о вашем к ней отношению. А о том, что за пару дней она знала, что вы снимете балаклаву.

- Я не планировал снятие, и никому об этом не говорил. Не знаю, что она там рассказывала. Снял, потому что Тетерук (народный депутат Украины, экс-командир добровольческого батальона "Миротворец" Андрей Терерук, - ред.) начал рассказывать, что идёт вторжение, мы будем защищать Украину, мы не боимся, и призываем не бояться остальных. Я решил показать, что мы ничего не боимся, и снял маску. Я был абсолютно к этому не готов, меня троллили еще видом, потому что я был ранен, я был потный, у меня такой с закатанными глазами был вид. Нужно было её снимать, если сценарно, на каком-то шоу, заранее анонсировав, запостив у себя на Фейсбуке. Я не помню, обсуждался ли вопрос, о том что нужно её снимать. Возможно, обсуждался. Но 100% говорю вам - тогда это точно было спонтанно.
Я і голодування оголошував, і вени собі різав. Несподівана розмова із Семеном Семенченком 09

"НАША ПЕРВАЯ ЗАДАЧА – ВЕРНУТЬ В ГОССОБСТВЕННОСТЬ ПРЕДПРИЯТИЯ АХМЕТОВА И ДРУГИХ ОЛИГАРХОВ". ПОСТБЛОКАДА

- А что с блокадой сейчас?

- Первый этап – мы добились легализации блокады. Сейчас готовится второй этап. Он начнется весьма скоро.

- Второй этап – это что?

- На первом этапе участники блокады получили дополнительные знания. Я теперь абсолютно уверен, что страна оккупирована (хоть многие и говорят, что столетиями), начиная с 2014 года и по сегодняшний день. Оккупирована политически, экономически и информационно. У нас работают каналы, большая часть которых пропагандирует политику, которая нужна агрессору, просто в разной дозировке. И "5-й канал" этим занимается, и ICTV, и NEWSONE, и "Интер и "ТРК Украина". Во время войны это однозначно делается для того, чтобы мы потеряли волю к сопротивлению и сдались. Мы - я имею в виду народ. У олигархов и тех, кто грабит страну на высоких государственных должностях никакой войны и близко нет, у них вечная страда, денежный сенокос.

- А "1+1" и СТБ?

- СТБ – точно. С "1+1" по-другому. Я думаю, из-за того, что "Укроп" позиционирует себя как патриотическая политическая партия, "1+1" очевидно поддается влиянию определенных темников (кого пускать, кого не пускать), но в общем они не пропагандируют политику пораженчества.

Дальше. Оккупирована Украина также экономически - больше 50% нашей банковской системы захвачено россиянами. Большая часть предприятий топливно-энергетического комплекса находится либо в руках чисто российских олигархов, либо олигархов, являющихся номиналами российскими, агентами ФСБ, типа Ахметова, Фирташа и так далее. Следующее. У нас политическая оккупация. Ключевые должности захвачены либо коррупционерами, которые не могут подтвердить происхождение своих средств и являются лакомым кусочком для ФСБ (а многие работают на это ФСБ!) или людьми, которые изначально эти интересы отстаивают. Блокада вскрыла большое количество информационных консервов, и остановила страну на полпути к этому братанию, которое называется "капитуляция". Порошенко, Аваков и компания сильно рассорились со своими торговыми партнерами…

- Кто их торговые партнеры?

- Путин, Захарченко, Плотницкий. Я думаю, они не особо поверили, что мы действуем самостоятельно, ведь в России подобные действия невозможны. Они думают, что это Порошенко устроил блокаду. Мы их сильно рассорили. Но они продолжают гнуть дальше. Послушайте что сейчас говорят Грановские, Кивы: "мириться", "услышать"… Я не против термина "мириться", но после того, как уйдут с нашей территории преступники и понесут ответственность. И после того, как в России пройдет процесс денацификации, а в их реалиях - депутинизации. Но до этого еще ой как далеко!

Так вот, следующий этап будет более широкий, чем блокада. Мы создаем штаб и предлагаем новый формат объединения усилий для гражданского общества. Далее мы создаем задачи по каждому направлению, добиваемся маленькой победы, подтягиваем одновременно людей, которые видят, что что-то получается, усиливаем свою организацию и идем дальше - к следующей победе. Какая ставится задача на втором этапе блокады? Наша первая задача – вернуть в госсобственность предприятия Ахметова и других олигархов, где они не выполняют инвестобязательств...

- Например?

- Например, Бурштынская ТЭС, с помощью которой экспортируется электроэнергия в Европу. Он не выполняет своих инвестобязательств, что является правовым основанием для расторжения договора. Антимонопольный комитет и Фонд госимущества должны провести проверки. В результате борьбы мы обрубим много нитей, которые объединяют Ахметова и Правительство. Я не являюсь оптимистом в плане того, что Грановский, Порошенко, Кононенко и другие не будут обворовывать это предприятие...

- Вы будете инициировать проверки АМК и ФГИ на этом предприятии?

- Мы его заберем. Просто заберем физически. Заставим правительство забрать его в госсобственность.

- Как это?

- А вы посмотрите.

- Заведете туда людей с автоматами, которые не будут пускать менеджеров Ахметова? Классическое рейдерство?

- Нет. Не надо тут нам приписывать рейдерство классическое, неоклассическое…

- Вы говорите: "Мы просто заберем". Я не понимаю, как вы это собираетесь делать…

- Это операция юридическая, политическая и военная, и я не уполномочен вам рассказывать подробности. Скоро будет пресс-конференция, которую будет проводить "Штаб блокады" и "Штаб руху", и они все расскажут.

- Помимо Бурштынской ТЭС какие еще предприятия вас интересуют?

- Нужно закрыть полностью поток российского угля в Украину. Насалик (Игорь Насалик, министр энергетики и угольной промышленности, - ред.), держа нос по ветру, внес проект постановления в правительство о том, чтоб запретить ввоз российского угля. Гройсман неоднократно говорил, что нужно запретить ввоз российского угля. Все всё сказали, а уголь продолжает идти. Мы его закроем. И готовы ответственно предложить альтернативу. Уголь можно закупать в США и в странах, которые не воюют с Украиной.

Ну и еще важно. Одним из результатов блокады является то, что Трипольская ТЭС, Змиевская ТЭС уже остановились и переделывают свое производство под угли газовых марок. Ахметов тоже остановил Днепровскую ТЭС и Криворожскую ТЭС, и кто-то из представителей ДТЭКа в интервью сказал, что их тоже переоборудуют. Но уголь газовых марок где-то нужно брать. Чтобы они его не завозили из России, нам нужно добиться, чтобы был профинансирован Львовско-Волынский угольный бассейн, который убивается системно Россией. Там есть и коксующий уголь и уголь газовых марок. Это же наши тылы!

Что касается удобрений, у Фирташа нужно забирать его предприятия, которые он хапнул в 2000-х годах. Это отдельная история, ну это тоже следующий этап блокады.

- В пользу кого забирать?

- В пользу государства.

- Реприватизация?

Я і голодування оголошував, і вени собі різав. Несподівана розмова із Семеном Семенченком 10

- Нарушение инвестобязательств. Это не реприватизация, не конфискация, это проверка того, насколько человек, взявший народную собственность на определенных условия, эти условия выполняет.

- И если он их не выполняет, то расторжение договора о покупке или приватизации?

- Да. Или он физически не будет этим пользоваться

- И это вы обеспечите силовой поддержкой ваших бойцов?

- Общенародной поддержкой. На втором этапе мы перекрываем поставки тех товаров из России, которые мы уже готовы заменить. Кроме того, у нас уже есть желание закрыть несколько каналов, которые вещают российскую пропаганду на территории Украины.

- А какие каналы?

- Не могу пока сказать.

- К российской пропаганде вы отнесли практически все центральные каналы, кроме "1+1". Все перечисленные будете закрывать?

- Еще раз. Я перечислил каналы, входящие в олигархические пулы. Каналы Пинчука (Виктор Пинчук, украинский миллиардер, ему принадлежат, например, каналы СТБ, ICTV, Новый и другие, - ред.) специализируются на извращении реальных данных о стране, о политике, а также на поливании дерьмом добровольческого движения, что является частью российской пропаганды. Далее: канал "Интер", принадлежащий Фирташу и Лёвочкину (украинский миллиардер Дмитрий Фирташ и экс-глава АП Януковича, нардеп Сергей Левочкин, - ред), канал "NEWSONE", канал "112". Я их характеризую как носителей элементов российской пропаганды. Более подробно я в настоящее время говорить, не уполномочен, подождите пресс-конференции.

Расскажу лучше, почему мы остановились на первом этапе и взяли паузу. Было два знаковых события. Знаковое событие номер один – Константиновский блокпост. Там из автоматов людям стреляли поверх голов. Стреляла полиция. Точнее "аваковцы", полицейскими я их назвать не могу, чтобы не обижать тех людей, которые реально пытаются быть служителями закона. Стреляли поверх голов действующих военнослужащих, а они пели гимн и шли. Второй знаковый момент произошел в Купянске, это Харьковская область, граница с Россией. Наших 17 человек приехали организовать наблюдательный редут. Им в ответ привезли 300 спортсменов и 200 местных жителей пьяных. Я забрал хлопцев с Донбасса оттуда и попросил ветеранов пока только наблюдать в этом районе.

- Кто привез эти спортсменов?

- Отдельные лица, которых многие считают патриотическими силами. В интересах местной контрабанды, по команде местных властей, полиция с ними полностью сотрудничала. После этого, какие мои действия, как военного, должны были быть? Подогнать больше людей, приехать самому, взять камеры, сломить сопротивление, добиться результата. Но гражданская часть нашего движения меня остановила. И я с ними сейчас согласен. Они мне сказали: "А представь, что на стороне титушек будет хотя бы один агент ФСБ с обрезом, который просто выстрелит в лицо ветерану?". Или вот была ситуация: полицейский стреляет поверх голов с автомата, а ему военнослужащий пшикает в лицо газом. Слава Богу, тот не выстрелил в ответ. Потому что, если бы выстрелил, его вполне могли бы пристрелить в ответ! Там бы уже бежали военнослужащие помогать военнослужащим… Что было бы дальше? Волна протестов по стране. Скорее всего с оружием. Порошенко бы сбежал через несколько дней, власть скорее всего взяли бы коррумпированные сотрудники, мафиозные структуры в органах полиции, тот же Аваков, ряд прикормленных псевдопатриотов… и параллельно - наступление России в АТО.

- Всё-таки вы описываете целый сценарий. По-киношному так…

- Послушайте, а вы помните, как 16 марта побили первый раз на редуте людей? Начались захваты администраций на Западной Украине, начались протесты, здесь вышло около пяти тысяч человек. А как было на Майдане? Знаете, если бы это не мы делали блокаду, то возможно более циничные люди пошли бы на подобные жертвы. Мы не хотим чтобы страна раскололась. Мы не хотим, чтобы Путин под шумок отжал еще пару областей. Я абсолютно уверен, что уже готово куча структур, которые под видом патриотических начнут хаос, зачистки, и мы в итоге потеряем больше половины страны. Пока экспериментировать страной подобным образом преступно, я это говорил и 2014 году и в 2015-м. Пока мы не сможем стать альтернативой нынешней власти по количеству, по своему видению будущего, по организационной структуре, которая готова на местах на себя взять ответственность. Которая будет готова вместе с патриотами в госструктурах немедленно стабилизировать ситуацию. Пока у нас не будет нужного количества честных, принципиальных людей, союзников в органах власти и местном самоуправлении. Поэтому, мы показываем людям, что бороться с этой системой возможно, подтягиваем большее количество людей, развиваем организацию. Но действуем поэтапно. Беря обязательно время на то, чтоб общество это осознало.

- Я беседовал с губернатором Луганской области Юрием Гарбузом. Он назвал вашу блокаду политическим популизмом, и заявил, что уже на второй день власти нужно было занять более жесткую позицию

- (перебивает) Кто бы дал им занять ее? Большая часть сотрудников полиции, Нацгвардии отказались вообще принимать участие в разгонах. Они людей не могли найти, кого бы туда послать.

- Вот, я хотел как раз спросить. Сейчас будет вторая стадия. Вы готовы к тому, что власть может действовать более жестко?

- Я готов умереть в любой момент, но я очень не хотел бы этого делать. Но я буду со своими бойцами максимально там, где будет риск, это я вам обещаю точно. Мы думаем над этим, мы стараемся проанализировать ситуацию и придумать предохранители против этого. В частности, мы беседуем сейчас с большим количеством сотрудников СБУ, прокуратуры, МВД и поясняем им, что вот "эти" временные, а Украина постоянна. Стараемся максимально объяснить про профессиональную ответственность. Я думаю, что будет более жестко. И будут не полицейские работать, а будет "титушня", возможно, российские военнослужащие в масках, я не исключаю этого. У нас недавно уже было такое: большая часть титушек и пару сотрудников СБУ. Они пытаются свой кадровый голод утолить людьми, готовыми на все, за счет преступного мира компенсировать, как у Януковича.

- Когда вы начинали блокады, декларировали основную цель – освободить пленных. Но, если до этого хоть какие-то были обмены, то сейчас вообще процесс застопорился. Не считаете, что это вы спровоцировали?

- В декабре 2016 года мы четко обозначили цели. Первая: прекращение торговли с оккупантами. Этого результата блокада добилась. Порошенко был вынужден легализовать это своим решением. Вторая часть - по поводу пленных. В декабре 2014 года батальон "Донбасс", "Правый сектор", батальон "Днепр", ряд народных депутатов (например, Пастух, Парасюк, Соболев, Семенченко) остановили конвои бизнесмена Рината Ахметова. Ахметов вёз туда продукты якобы для бабушек-дедушек. Да, частично шло на бабушек-дедушек, а частично на боевиков и его магазины "Брусничка". Были проведены переговоры с помощью представителей Днепровской госадминистрации тогдашней, и в течение 10 дней было отпущено около 100 человек. Таких обменов не было вообще с того момента! Сейчас наши пленные являются очень ценными заложниками, их пытаются обменять на нашу независимость. Давя на общество их бедами, пытаются легализовать боевиков, дать им амнистию, сделать их стороной конфликта. Поэтому в них вцепились гораздо плотнее, чем в 2014 году. Говорить о том, что блокада не достигла результата и поэтому она не нужна…

- Я не говорю, что она не нужна, я говорю что не выполнена декларируемая цель...

- Но она не выполнена Президентом! Стоит ли пенять на ветеранов, которые пытаются что-то изменить? Они, кстати, продолжают пытаться этот вопрос решить. Кстати, я вам могу сказать одну из причин, почему не получилось. Потому что тогда, в 2014 году, мы поменяли проход конвоев на возврат пленных. Сейчас на возврат пленных мы не могли менять проход угля, проход стали, потому что рухнула бы вся идея блокады, в неё просто не верили бы. Мы пытались поменять конвой Ахметова, но за пол часа до подхода нашей колонны к месту блокировки Ахметов сделал заявление о том, что якобы "дээнэровцы" его конвой уже разогнали, захватили его базу, - и мы лишились этого рычага. Ищем другой рычаг. Ну и разговоры о том, что блокада не нужна, потому что нет обмена пленных и мы ничего не добились, - это часть абсолютно тупой пропаганды всех этих Грымчаков, Тук, и так далее. Они забывают о том, что это они - власть, они должны обменивать наших пленных, у них полномочия, на них ответственность.

- Результат блокады - предприятия, которые работали на той территории, но платили сюда налоги, теперь платят эти деньги вообще не понятно куда.

- Они теперь стоят. И это не украинские предприятия - часть из них имеют российских собственников, а часть предприятий была захвачена еще в 2014 году оккупантами. Российских собственников, например, имеет предприятие "Алчевский металлургический комбинат". Тарута (Сергей Тураута, совладелец корпорации "ИСД", - ред.) - он миноритарий, он не собственник. "Индустриальный союз Донбасса" контролируется "Внешэкономбанком" Российской Федерации. "Донецкий металлургический завод" (ДМЗ) контролирует российский олигарх Нусенкис (в прошлом украинский бизнесмен Виктор Нусенкис, основатель группы компаний "Донецксталь-металлургический завод", совладелец и глава компании "Энерго", с 1999 гражданин России, - ред.). Все остальные рассказы о контролируемых Украиной предприятиях на оккупированной территории - это сказки.

Далее. Никакого ущерба для бюджета блокада не принесла. Например, о "Шахте имени Засядько" выяснилось, что они даже не платили соцвзнос с зарплаты. Общие налоги всех предприятий составляют полтора миллиарда гривен в год. Это официальные данные, все рассказы о 30-40 миллиардах - обычная брехня. А теперь давайте посмотрим, сколько они вымывали из бюджета. Они вымывали возврат НДС по коррупционной схеме, за воду, электроэнергию и газ они не платили. Кроме того, та же Яресько (Наталья Яресько, министр финансов Украины с 12.2014 по 04.2016, - ред) еще в 2014 году заявляла, что 200 миллионов долларов идёт на поддержание и функционирование наших оккупированных территорий. То есть не Россия, как страна-оккупант, должна со своего бюджета за свою авантюру платить, а с украинских налогоплательщиков это всё тянули. Получается, что бюджет-то наш выиграл! И посмотрите на курс доллара – гривня-то укрепилась!

Я і голодування оголошував, і вени собі різав. Несподівана розмова із Семеном Семенченком 11

- Благодаря блокаде?

- В том числе. Потому что большое количество черного нала шло оттуда сюда. На эти деньги частично скупались доллары, была нагрузка на валютный рынок. Я сейчас не готов определять, на сколько процентов была эта нагрузка. Но все рассказы, о том, что у нас отключат свет, мы замерзнем, рухнет курс доллара - оказались обычной брехней. Есть данные СБУ: 47% от всего, что мы закупаем на оккупированной территории, идёт на финансирование терроризма. Вопрос: мы жизни наших военных во сколько оцениваем?

И последнее. Мы сейчас сделали первый раз за три года шаг к настоящей энергонезависимости от агрессора. Уже наши ТЭС переводят на газовые сорта угля, а не только все вокруг импортного антрацита крутится. И у нас профицит электроэнергии! Я не вижу ни одного минуса блокады - ни экономического, ни политического.

- Вы были автором законопроекта "Про тимчасово окуповані території". Там вы придерживались иной точки зрения, например, разрешали торговлю углем…

- Очередная пропагандистская брехня! Рассказываю. Первая версия законопроекта "Про тимчасово окуповані території" была подана в начале 2015 года. Там действительно было написано, что, если с оккупированных территорий поставляются товары критического импорта, то их правительство в некоторых случаях может разрешить. Путем доработки и эволюции из законопроекта это было убрано. Но под определение "критический импорт", не попадают ни уголь, ни кокс, ни металл, потому что мы их можем взять в другом месте!

- Процитирую выдержку из того вашего законопроекта: "До товарів особливої виробничої необхідності належать товари, що відповідають наступній вимозі: в разі припинення постачання яких виробничий цикл підприємств, розташованих на території України (……) зупиниться не менше ніж на сім днів, а підприємства паливно-енергетичного комплексу (....) більше ніж на один день ". Вы утверждаете, что эта фраза не предполагала уголь?

- Тогда эта фраза была оставлена на всякий случай, вдруг есть какие-то товарные группы, которые мы не можем найти. В следующей версии законопроекта эта строчка уже была убрана. Я не совсем понимаю, к чему мои оппоненты на это указывают?

- Потому что из той цитаты все же выходит, что речь шла об угле…

- Во-первых, не выходит. Во-вторых, мне специалисты указывали на то, что это может стать лазейкой, и я эту лазейку вычеркнул.

- Звучали угрозы с вашей стороны заблокировать вообще торговлю с РФ. У вас есть такие планы?

- Следующий этап блокады предполагает постепенную блокаду с государством-агрессором. На каждой ключевой железнодорожной станции (например, Купянск, Козачья Лопань, Конотоп, Сумы) установлен наблюдательный пункт блокады. Мы заставили "Укрзалізницю" предоставить нам отчет о товарах, которые идут. На станциях находятся наши люди, которые это все полтора месяца снимают. И теперь мы начинаем выбирать товарные группы и прекращать их ввоз, параллельно заставляя Правительство заменить страну-агрессора другой страной. А чтобы Правительство не обвиняло нас в том, что нам плевать на экономику, мы им предлагаем варианты.

Я і голодування оголошував, і вени собі різав. Несподівана розмова із Семеном Семенченком 12

"Я ВООБЩЕ НЕ ИХ ПРИХИЛЬНИК". О ПОДДЕРЖКЕ "ТОРНАДОВЦЕВ"

- О вашей поддержке бойцов роты "Торнадо" хотела поговорить. Суд над ними закрыли в декабре 2015 года, а вы акции против закрытого суда начали лишь летом 2016-го. Почему?

- Ждал время. Думал, что суд разберется, выяснит, что дело сфальсифицировано.

- Но на суде вас нет, вы не знаете, как суд разбирается.

- Секундочку, почему? Я предоставил адвоката! От штаба "Визволення патріотів" предоставили адвоката, адвокат прекрасно знал…

- Кто из них?

- Дмитрий Иванов, айдаровец, позывной Батон. Я начинал с того, что отстаивал открытый суд. И я был против обливания грязью добровольческого движения. Я был против этой брехни, когда на пресс-конференциях рассказывали как, кому и куда руки совали! Чорновол (народный депутат Татьяна Чорновол, - ред.) и еще куча народу рассказывали, что они убийцы, чуть ли не детей насиловали, а в деле этого нет! Потом все российские газеты опубликовали сообщение, что народный депутат Украины сообщает, что украинские военнослужащие насиловали младенцев. Как вы думаете, во время войны это супер?

- Суд уже вынес приговор - "виновны". Вы изначально сказали, что дело сфабриковано.

- Да, это мое мнение. И я считаю, что нужен открытый суд. Я не кричу о том, что они не виновны, я не кричу о том что нужно отпустить. Я не кричу о том, что, если человек патриот и воевал, то его нельзя привлекать к ответственности. Я наоборот считаю, что если воевавший человек совершил преступление, то на нём ответственности больше в два раза, ведь ему люди верили больше, чем кому-либо.

- А почему вас на приговоре не было по роте "Торнадо"?

- А зачем мне туда ходить? Зачем мне политизировать всё это, объясните мне пожалуйста?

- Но вы же до этого ходили на заседания.

- Для того, чтоб провести внутрь журналистов, и мы, кстати, в первый раз провели. А во второй раз они нагнали туда более полторы тысячи нацгвардейцев.И я своим присутсвием просто провоцировал бы бойни. Зачем? И зачем мне на суд ходить? Я им друг или родственник?

- А вы, кстати, видели их поведение в суде, когда обливают фекалиями и мочой судей, прокуроров?

- Видел. Неприятно. Если бы не это поведение, я думаю, мы бы добились открытого суда.

- А на приговоре, например, я слышала угрозы от них. Или крики журналисткам: "Подойди, я сейчас покажу какая у меня эрекция!"

- Вы видели лишь одну сторону, вторую - не видели. Эти люди пошли защищать свою родину в 2014 году, воевали до середины 15-го. Их никто не реабилитировал после этого, а сразу бросили в тюрьму. Кроме того, люди, которые убивают других людей, - это люди, у которых природная склонность к запретам, они срываются. Оттуда и "вьетнамский" и "афганский" синдромы. Я их поведение не оправдываю, просто поясняю, почему оно может быть таким.

- А где они воевали?

- Они воевали под Иловайском, воевали в Луганской области.

- Где? В Приволье, где они стояли, боев не было.

- В Луганской области воевали. Я вообще не их прихильник. Ведь они были первыми, кто ушел из-под Иловайска. Но что, по-вашему, означает "воевали"? Воевать - это находиться на войне, подвергать свою жизнь риску, тебя могут убить, ты убивал или можешь убить. "Торнадо" были одним из батальонов, которые шли штурмовать Иловайск первый раз, шли вместе с "Азовом", это я видел.

- Ни раз вы поднимали вопрос об амнистии участникам АТО. Депутаты его приняли, но президент наложил вето. Смиритесь?

- Я никогда не выступал за закон об амнистии для участников АТО. Я выступал за законопроект об освобождении от уголовного преследования вообще. Я не его автор, но я его поддерживаю. Почему? Первое: часть дел сфальсифицирована следователями, которые работают на коррумпированную систему и Российскую Федерацию. Второе: часть дел реально существует, но они идут по статьям, которым... Объясню на примере: мы заходим в Иловайск, видим банковскую машину, которую бросили террористы, она уже без сейфа. Мы её берем, ведь она бронированная, и идем вперед! Тем самым мы совершаем уголовно-наказуемое преступление, потому что Порошенко специально не ввёл военное положение, и подвесил на крючок военнослужащих за эти действия. Или еще пример: забирается машина у корректировщика огня...

- Ну, не у корректировщика огня, а у человека, которого вы подозреваете в корректировке огня. Его вина не доказана. И автомобиль у него "отжимают".

- Хотелось бы вот этого судью, прокурора и эсбэушника на передок, чтобы они там свои порядки наводили. Третья категория дел: те, которые действительно совершали преступление. Так вот нам нужно либо создать комиссию, которая разберет все эти дела, либо освободить их от наказания вообще.

- Всех воевавших освободить от наказания?

- Нет, тех которые не совершали преступлений.

- А кто решит совершали они или не совершали, если не суд?

- А решит, например, законодатель и командир части.

- То есть функции судьи переложим на командира части? Давайте тоже на примере: в зоне АТО во время не боевых действий военные или бойцы добробатов забирают, например, бронированный автомобиль, принадлежащий банку. Они утверждают: автомобиль был брошен сепаратистами, был без денег, необходим бойцам, потмоу что техники не хватает. Местные жители же утверждают, что военные похитили инкассаторский автомобиль с деньгами, банк предъявляет свои имущественные права. Как тогда?

- Если командир батальона абсолютно уверен, что бойцы его взяли машину, потому что это необходимо для фронта, то человек освобождается один раз от наказания. И мы освобождаем и виновных, и невиновных.

- А если командир в доле?

- Значит, мы освобождаем виновного. Один раз. Но мы делаем это: а) в интересах общества; б) имея судебную и прокурорскую систему, которая состоит из преступников. Но мы это не будем делать бесконечно, мы это сделаем один раз, а если он и дальше будет совершать преступления, он точно так же сядет в тюрьму. Общество боится безнаказанности.

Для чего столько говорят о преступности в зоне АТО? Почему уклон делается на добровольцев? Ведь сбушники этим занимаются, и полиция, но их не привлекают к ответственности. Для того, чтобы: а) создать критическую массу заключенных добровольцев, чтобы к моменту, когда будут амнистировать сепаров, активная часть общества согласилась с общей амнистией; б) для того, чтобы сбить симпатию людей к добровольцам, понизить их влияние и убедить людей, что мы не просто прощаем убийц, насильников негодяев по Минским соглашениям, а, мол, посмотрите на наших - война такая страшная штука, наши ни хуже, ни лучше, давайте забудем и перевернем это страницу. И, кстати, я хочу внести правку - чтоб этот закон не распространялся на народных депутатов Украины, например, на меня.

Я і голодування оголошував, і вени собі різав. Несподівана розмова із Семеном Семенченком 13

"ОНИ ВЫПОЛНЯЮТ ЗАДАНИЕ, КОТОРОЕ ИМ ДАЛО РУКОВОДСТВО ФСБ". УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА.

- По поводу уголовных дел. В одной из статей о вас встречала официальное письмо от прокуратуры, в котором утверждается, что вы являетесь фигурантом нескольких уголовных дел.

- Правильно ли я понимаю, вы говорите о военной прокуратуре, которую возглавляет человек, бегающий от журналистов и скрывающий источники своего дохода? Человек, который являлся бывшим заместителем начальника Главного контрольного управления Администрации президента Януковича? Человек, который системно действует так, чтобы дела по Иловайску и Дебальцево никогда не были переданы в суд? Так это мой клиент. У него есть заместитель - военный прокурор АТО Кулик (бывший военный прокурор сил АТО Константин Кулик, - ред.), обвиняемый в незаконном обогащении. Я считаю, что его еще в 2014-м году завербовал его товарищ Жилин (Евгений Жилин - лидер группировки "Оплот", убитый в сентябре 2016 в Подмосковье, - ред.). Эти люди выполняют задание, которое им дало руководство ФСБ, - компрометировать меня, оппозиционного политика, чтобы моим словам о Порошенко, о них самих не доверяли люди.

Я неоднократно делал запросы в прокуратуру, СБУ и прочее, мне отвечали - ни одного уголовного дела против меня лично нет. Я допрашивался по делу об Иловайске как потерпевший и по делу о покушение на жизнь госдеятеля. То есть меня. По делу Дебальцево - так же. Больше ничего нет. Все остальное - сказки, которые нечистые на руку деятели создают для СМИ, я даже комментировать не хочу.

- Вы, например, фигурируете, в деле бывшего заместителя начальника штаба батальона "Донбасс" Александра Калашника. В сентябре 2014 года его похитил, и он утверждает, что это сделали ваши люди. Дело не закрыто по сей день. Но вы отказались от дачи показаний, ссылаясь на 63 статью Конституции.

- Я прошу прощения, это неправда.

- Неправда что закрыто или что вы ссылались на 63-ю? Вы давали свидетельские показания?

- Первое: неправда, что Калашник заместитель начальника штаба, он - рядовой, писарь. Никогда не был на фронте, сидел в канцелярии в Новых Петровцах. Во-вторых, "фигурировать" в этом деле меня запустил Матиос и его теплая компашка жуликов. И в-третьих: на сегодняшний момент возбуждено уголовное дело в отношении Матиоса (Анатолий Матиос - главный военный прокурор Украины, - ред.), следователя Трохименко и в отношении прокурора (не помню его фамилии, Трегубенко, кажется), который это ведет. За вмешательство в деятельность госдеятеля. Они неоднократно на протяжении 16-го года публиковали через подконтрольные СМИ различные фейки в отношении меня. Например: "Суд признал, что батальон "Донбасс" никогда не существовал", "Суд признал, что Семенченко фальшивый офицер". Как они это делали? Они взяли бывшего начальника штаба той части, где я служил, договорились с ним и обвинили его в подделке документов, нарушениях и злоупотреблениях, что он неправильно оформил документы, когда принимал меня на службу. Ему дали гарантии...

- Как фамилия его?

- Не вспомню сейчас. Я это публиковал на "Цензоре" в своём блоге. После этого, он всё признает, суд освобождает его от уголовной ответственности в вязи с тем, что он был в АТО, раскаялся и помог следствию, и дело закрывают. А в его деле делают небольшую вставку, касающуюся меня и батальона, - он признался, что что-то-то там незаконно сделал. Они это публикуют в интернете - и люди думают, что это был суд надо мной! Я потом узнал, подал апелляцию, говорю: "Почему тут куски по поводу меня, а я даже об этом не знаю?". Я считаю, что это давление на мою деятельность, поливание меня дерьмом. Я выиграл два суда. Эти решения по этому начальнику штаба отменены. Добился, чтоб против них было возбуждено дело. А через два с половиной года, после якобы похищения Калашника, получаю от этого красавца-следователя приглашение к нему прийти. Я это всё записывал на видео, кстати, и публиковал на Цензоре. Пришел и говорю: "Вы преступник. Вы будет сидеть. Вот вам уголовное дело...".

- А он вам в ответ: "Вы преступник, вот вам уголовное дело"?

- Если бы он так сказал, он тут же получил бы в морду! Для того, чтобы мне такое сказать, нужно сначала собрать фактаж, подать в Верховную Раду и снять с меня неприкосновенность (а депутаты это сделали бы рукоплеская, потому что друзей у меня там очень мало), и после этого он имел бы право мне что-либо предъявлять. А я действую по закону, я говорю: "Товарищ, ты - член преступной группы. И судом уже доказано, что ты сфабриковал одно дело против меня. Сейчас еще одно хочешь? Иди гуляй! Есть что-то – предъявляйте, нет – до свидания!" Играться с ними в игрушки не буду.

- И все же, по делу Калашника вы не свидетельствовали?

- Три года прошло! Какое дело по Калашнику?! Три года! Вам самим не смешно?!

Я і голодування оголошував, і вени собі різав. Несподівана розмова із Семеном Семенченком 14

- Нет. Вы не свидетельствовали?

- Нет. Три года переливают из пустого в порожнее. Неужели вы сами не понимаете, что если бы у них хоть что-то было, то давно реализовали бы.

- В вышеупомянутом мною ответе прокуратуры говорится, что вы проходите в нескольких делах: об использовании заведомо ложных документов, о присвоение денег и товаров (я так понимаю, что речь идет о благотворительной помощи), о самовольном присвоение звания и о вмешательстве в оперативно-справочную картотеку, чтобы скрыть судимость.

- Если есть хоть одно такое дело, почему до сих пор мне не предъявлено ни одно обвинение? Какую судимость я хотел скрыть, если я предъявил уже справки, что я не судим. И что значит "вы проходите"? Это какой процессуальный статус - свидетель, обвиняемый? Подозрение мне не предъявляли. По большинству дел, о которых вы говорите, меня даже не вызывали. А по некоторым - я сам требовал взять с меня пояснения. Все эти дела одинаковые - что-то сляпали, мою фамилию. вставили, в СМИ слили. И годами никакого результата. Главное, чтоб люди думали, что Семенченко какой-то мутный, потому что о нем много плохого пишут. И чтоб не доверяли тому, что я говорю и делаю.

- Вы же в начале нашего интервью сказали, что была судимость.

- А дальше что я вам сказал? Что эта судимость давно снята, и я считаюсь несудимым.

Более того, статья декриминализирована! То, что мне вменялось, вообще не считается сейчас преступлением! А "Толя Тепловизор" рассказывает, что я пытался скрыть какую-то судимость! У меня возникают вопросы: каким образом я вмешался в эту картотеку? кто это выполнял? где уголовное дело по исполнителю? Откуда тогда у меня справки о несудимости, датированные еще 2007 годом? А у них есть хоть одно доказательство своих слов? Вопрос: почему мы с вами, два взрослых человека, во время войны, когда страна реально вся разворована, сидим и тратим своё время на херню?! У меня есть справка МВД 2016 года, справка МВД 2008 года, решение суда 2016 года, в котором четко написано, что все статьи про мои судимости, все истории про афериста Гришина - наглая ложь

- Хорошо, давайте о войне. Какое у вас сейчас звание?

- Капитан.

- Я разговаривала с тем самым Калашником, он утверждает, что вы - рядовой.

- Ответьте на вопрос: почему я должен комментировать слова человека, который врет, что является замначальника штаба? Он моральный авторитет для вас? Он что-то сделал для страны такого, что его словам нужно особенно верить? Давайте я Микки-Мауса буду комментировать или тетю Машу с булочной? Я прошу, задавайте мне вопросы по существу, без ссылки на таких людей.

- По существу. Ваше звание?

- Капитан. Объясню почему. По закону, лишить воинского звания можно либо по приговору суда, либо в порядке дисциплинарного взыскания. По мне не было ни приговора суда, ни дисциплинарного взыскания. Более того, я награжден орденом Богдана Хмельницкого, у меня масса медалей областей и городов, которые мы освобождали, я награжден почетным знаком за заслуги в Нацгвардии, оружием от Авакова, оружием от СБУ. Что они делают? Изобретают инновационный способ. Они сообщают, что в приказ о присвоении мне звания внесли информацию неправильно. Якобы из-за того, что у меня нет документов в картотеке. Хотя из картотеки документы, например, могли вытащить! Любое дело может быть взято и выкинуто просто по команде Муженко. Они делают такую штуку: вносят изменения в приказ задним числом и сообщают, что слово "майор" теперь нужно считать словом "капитан", а слово "капитан" - считать словом "рядовой". И таким образом задним числом делают меня рядовым. Мало того, они сейчас утверждают, что я не был командиром батальона, а был стрелком.

- Они - это кто?

- Порошенко дал команду, Аваков кивнул гривой, исполнителем является заместитель начальника Национальной гвардии, который отвечает за кадры, Сподар. Он же "крышевал" все попытки развалить батальон, координировал "говнометалей" и так далее. Все, что они делают с моим званием, это незаконно. Я подаю в административный суд. Суд постоянно откладывается, в момент, когда я прихожу, там отключается свет (а рубильник находится в соседнем здании - в СНБО!), потом судья ломает ногу... В итоге проходит 8 месяцев. Приходим на суд, судья принимает постановление: "Незаконно. Отменить". Почему? А потому что ни одно утверждение Национальной гвардии не соответствует действительности. Я решение опубликовал. Они обжалуют в вышестоящей инстанции. Суд частично оставляет решение суда первой инстанции законным, а частично его отменяет. Они считают, что со звания "майора" в звание "капитан" меня имели право переводить, а вот с "капитана" в "рядового" - нет. Таким образом мне оставляют звание капитана. Это всё происходит в конце 2016 года. Я подаю заявление в Верховный суд, до сих пор заседание не назначается.

- Закончу вопросом-цитатой. Нардеп Андрей Билецкий, создатель батальона "Азов", сказал: "Я б не сів із Семенченком нічого робити навіть на одному гектарі". С каких пор у вас такие отношения?

- С Иловайска. Я думаю, что эти слова - уже слова не комбата Билецкого. Потому что в 2014 году, когда они обороняли Мариуполь, а мы освобождали Попасную, Лисичанск, Бахмут (тогда Артёмовск), выполнили свою функцию по Иловайску, в отличии о многих других, у него таких не было слов. Это слова политика Билецкого, который находится в одном пуле с политиком Аваковым, поскольку Аваков - один из лидеров "Народного фронта", а Билецкий - член Военного совета "Народного фронта". Не хочу я кидаться какашками в людей, которые были на войне. Я считаю, что мы ради Украины должны забыть взаимные претензии, возможно, зависть какую-то, и договориться. Считаю, что мы все должны объединятся ради Украины, не важно в каких мы сейчас политических лагерях находимся.


Евгений Кузьменко, "Цензор.НЕТ", Ирина Ромалийская, для"Цензор.НЕТ"

Фото: Наталия Шаромова,"Цензор.НЕТ"

Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
Сторінка 3 з 3
<<<1 2 3
Сторінка 3 з 3
<<<1 2 3
 
 
 
 
 
 вгору