EN|RU|UK
 Політика України
  16627  76

 НАРДЕП ОЛЕГ ПЕТРЕНКО: "МІЙ ВИХІД ІЗ БПП - ЦЕ НЕ ПРИМХА ЧИ ІСТЕРИКА, А ОЧІКУВАНИЙ І ЛОГІЧНИЙ КРОК"

Найбільша фракція парламенту, яка має ім'я Президента Петра Порошенка, втратила ще один "штик": нардеп-мажоритарник Олег Петренко написав заяву про вихід із БПП. Про причини цього кроку він розповів у інтерв'ю Цензор.НЕТ.

В начале апреля из "Блока Петра Порошенко" со скандалом вышел народный депутат Владислав Голуб. Это не единичный случай: до этого были и другие. Сейчас о таком же намерении заявил его коллега Олег Петренко. Правда, заявление написано, но не зачитано. Поэтому формально он остается во фракции. Хотя, по словам нардепа, есть надежда на то, что его "отпустят" уже на следующей пленарной неделе. 

Нардеп Олег Петренко: Мій вихід із БПП - це не примха чи істерика, а очікуваний і логічний крок 01

 "ВЫЙТИ ИЗ БПП – ЭТО НЕ ТОЛЬКО МОЕ РЕШЕНИЕ"

- 25 мая вы заявили, что можете выйти из фракции БПП. Причиной назвали то, что Президент не подписывает закон об амнистии. Документ принят еще в декабре 2016-го. В феврале этого года он был направлен Порошенко на подписание. Если 15 дней реакции нет, то уже понятно, что тут есть проблемы. Почему вы так долго выжидали со своим решением? Или есть и другие причины?

- Когда человек делает в жизни судьбоносные (пусть это и громко сказано) шаги, редко им движет одна причина. Безусловно, проблема не только в данном вопросе. Начнем по порядку. У каждого народного депутата в работе есть своя направленность. Моя заключалась в том, что я три года много ездил по всей стране на заседания судов и брал на поруки добровольцев, патриотов, националистов, АТОшников, которых, по моему мнению, власть аморально обвиняла в том, что происходило в 2014-2015 годах на Востоке Украины. Ребята делали то, что должны были, - чего не смогли СБУ, Нацгвардия, армия. Они не просто пошли служить добровольцами, а боролись с сепаратистами и остановили эту чуму, которая надвигалась на нашу страну с Донбасса. Те, кто не просто там находился, а что-то делал для сохранения Украины, теперь обвиняются по разным статьям. Например, добровольцы заходили в освобожденный населенный пункт. Местные показывали им главного сепаратиста, который организовывал референдум, избивал проукраинских активистов и тому подобное. К нему заходили и изымали носители с доказательствами его деятельности (флешки, мобильный телефон), но при этом не брали ценные вещи или деньги. А теперь за это они находятся за решеткой. Могут получить срок 7-8 лет за грабеж с проникновением в помещение. Вдумайтесь в абсурд происходящего! А все эти три месяца Президент безо всяких объяснений и комментариев не подписывает закон…

- А вы спрашивали его, почему?

- Он не хочет говорить на эту тему. Никому ничего не объясняет.

Когда этот законопроект рассматривался в Раде, вообще была позорная ситуация: часть депутатов просто пытались убежать из сессионного зала. Я начал возмущаться по этому поводу. Мне тогда попытались объяснить: мол, западные партнеры начнут требовать амнистии для террористов. Не может быть такого рода аргументации и мотивации, когда наши ребята сидят в СИЗО! Потому что если бы они не предпринимали определенные действия три года назад, неизвестно, где бы был сейчас Президент Украины и мы все.

Нардеп Олег Петренко: Мій вихід із БПП - це не примха чи істерика, а очікуваний і логічний крок 02

 - Но не все же добровольцы – кристально чистые ангелы!

- Безусловно. Речь не идет о тех преступления, в которых обвиняют бойцов "Торнадо". То есть на убийства и насилие амнистия не распространяется. Я вам описал один случай - достаточно показательный и характерный для сотен уголовных дел, о которых я сейчас говорю.

Да, мое заявление на телевизионном ток-шоу 25 мая было спонтанным. Показали сюжет, связанный с неподписанием Президентом закона про амнистию, и попросили меня прокомментировать. Естественно, я на эмоциях сказал, что могу выйти из фракции. 

- То есть это не продуманный заранее план?

- Но логичный шаг. Потому что я каждый день общаюсь с большим количеством побратимов. Для них непонятно то, что я возмущаюсь из-за неподписания закона об амнистии, но при этом сам нахожусь во фракции имени человека, который этого не делает.

Буду более откровенен: есть и другие причины. Я попал в парламент из добровольческого батальона "Азов" - прямо с войны в предвыборную кампанию. Я был, остаюсь и буду "азовцем", представителем "азовского" движения. Разница с 2014 годом в том, что тогда батальон только воевал. Сейчас, понимая, какие надежды многие возлагают на добровольцев и комбатов (как принято их называть), "Азов" пошел в политику в формате партии "Национальный корпус". Я являюсь одним из ее лидеров. Свой выбор сделал, стал на этот путь и пройду его до конца плечом к плечу со своими побратимами. Естественно, уже присутствует усталость от постоянного когнитивного диссонанса: на эфирах тебя представляют как народного депутата из "Блока Петра Порошенко", ожидают от тебя риторики, которая была бы логичной для представителя этой фракции, а ты озвучиваешь вещи, не соответствующие этому факту. Поэтому мое эмоциональное заявление в эфире, конечно, стало предметом обсуждения в нашей организации. Тогда "Национальный корпус" принял решение, что для меня настало время выходить из фракции БПП.

- Опередили меня. Хотела спросить, был ли разговор с Андреем Билецким и как он отреагировал.

- (Кивает. – О.М.). Я же и говорю, что это не только мое решение, но и партии. У нас есть свои амбициозные планы…

- Какие?

- Мы бы хотели создать свою группу в парламенте.

- Со "свободовцами", с которыми вы сотрудничаете? Но у вас все равно не хватает необходимого количества депутатов для создания группы.

- Да, у нас подписан меморандум о сотрудничестве со "Свободой", "Правым сектором" и другими националистическими силами. Поэтому логично, не дожидаясь выборов (которые, на мой взгляд, все-таки будут в 2019 году), уже сейчас максимально использовать и парламент для достижения целей, которые мы перед собой поставили. Да, это будет непросто. Потому что большинство депутатов уже нормально себя чувствуют в разных фракциях и группах. Возможно, их там и сейчас неплохо "кормят". Скажу так: у нас перспективы есть.

- Будете привлекать внефракционных? Или попытаетесь переманить и тех, кто сейчас во фракциях?

- Я пока не буду персонализировать. Процесс идет. Есть все шансы, что народные депутаты от "Национального корпуса", "Свободы" и другие настоящие патриоты Украины смогут создать депутатскую группу, прежде всего, как инструмент для эффективной парламентской работы. Ведь не секрет, что у внефракционного депутата возможностей участвовать в законотворчестве существенно меньше, чем у тех, которые состоят во фракциях и группах.

Нардеп Олег Петренко: Мій вихід із БПП - це не примха чи істерика, а очікуваний і логічний крок 03

"У МЕНЯ НЕТ ЖЕЛАНИЯ УСТРАИВАТЬ С БПП "БРАКОРАЗВОДНЫЙ ПРОЦЕСС" С ВЫЯСНЕНИЯМИ ОТНОШЕНИЙ"

- Вы написали заявление о выходе из фракции почти три недели назад…

- 7 июня оно было официально зарегистрировано и передано спикеру.

- Но его в сессионном зале до сих пор не зачитали. Почему? Многие ваши коллеги говорят, что у коалиции каждый голос на счету, поэтому не хотят отпускать депутатов из фракций.

- Думаю, глобально в этом и есть причина. Но, знаете, я не хочу свой выход из БПП делать каким-то грандиозным информационным событием. На самом деле большинство членов фракции - порядочные и достойные люди. За три года регулярного общения со многими возникли определенные человеческие отношения. Поэтому у меня совершенно нет желания устраивать "бракоразводный процесс" с выяснениями отношений, дележом имущества и неприязнью на выходе. Я в чате фракции попрощался достаточно тепло…

- Там не уговаривали остаться?

- Нет. Я думаю, что за три года у меня сложилась репутация человека, которого бесполезно уговаривать совершать поступки, которые я не считаю правильными. Фракция БПП на самом деле достаточно демократичная. На меня никогда не оказывалось давление, чтобы я проголосовал за тот или иной законопроект. Дискуссии и споры были. Но так, чтобы пытались "ломать через колено", не было. У меня нет мотивации, чтобы устраивать скандал по поводу выхода из фракции. Поэтому я спокойно и терпеливо отношусь к тому, что и на этой пленарной неделе мое заявление не было зачитано. Но есть джентльменская договоренность, что на следующей "пленарке" это будет сделано.

- Что именно вы написали в чате фракции?

- Привел пример того, как когда-то Юрий Витальевич Луценко, будучи главой фракции, в присущем ему стиле (метко и с юмором) таких, как я (тогда это конкретно мне не адресовалось), назвал попутчиками. И это правда. Политическую жизнь можно сравнить с вагоном поезда, где люди заходят на разных станциях и какое-то время едут в одном направлении. Они вместе проводят определенное время, общаются, но выходят каждый на своей станции и продолжают свой жизненный путь. Вот настало мое время высаживаться на моей станции. Выходя, вроде не отдавил никому больных мозолей и рассчитываю на то, что моя спина будет неоплеванная (улыбается. – О.М.). Так на самом деле и вышло. Попрощались нормально. Я даже оставил маленькое завещание (улыбается. – О.М.): свое, можно сказать, блатное рабочее место в сессионном зале завещаю Константину Усову. Некорректно было бы, выйдя из фракции, оставаться там и слушать чужие секреты. Еще одному члену БПП Олегу Великину я был готов уступить свою должность заместителя главы комитета, которую я получил по квоте "Блока Петра Порошенко", но он сам отказался. А других нардепов от этой фракции (не считая главы) в комитете больше нет. То есть от всего, что я нажил благодаря членству в БПП, был готов отказаться (улыбается. – О.М.). 

Нардеп Олег Петренко: Мій вихід із БПП - це не примха чи істерика, а очікуваний і логічний крок 04

 - С Президентом был разговор по поводу выхода из фракции?

- По этому поводу нет. Буду откровенен: это не первый случай, когда у меня возникало желание выйти из БПП. Правда, до этого я никогда не писал соответствующих заявлений. Но было пару ситуаций, когда я находился на грани. Оба раза Президент со мной встречался. Мы о чем-то говорили (не буду детализировать). В обоих случаях  по результату все оказывалось не так, как предполагалось. Поэтому мой выход – это не просто какой-то каприз или истерика. Как я вам объяснил в начале интервью, это ожидаемый и логичный шаг с моей стороны.

- Во фракции есть так называемые серые кардиналы - Игорь Кононенко и Сергей Березенко, которые близки к Президенту, как и лидер фракции Артур Герасимов. Они как отреагировали?

- С Кононенко разговор был непродолжительным. Я так и сказал ему: "Пришло время выходить из фракции". Он ответил: "Если это принятое решение, которое нет смысла обсуждать, значит, пусть будет так". Правда, у людей есть понимание, что речь идет не о каких-то моих "хотелках" или обидах. Это осмысленный шаг с моей стороны. Поэтому нет смысла играть в какие-то уговоры.

- У вас не возникало желания вообще сложить мандат?

- Сложить мандат, все бросить и уйти – это будет проявлением слабости. Я не готов к такому. Я депутат-мажоритарщик. Меня жители Черкасс выбирали для того, чтобы я представлял их интересы в Верховной Раде. Мне удалось не просто выиграть в напряженной конкурентной борьбе, но и на самом деле стать народным депутатом. Это не какой-то ложный пафос. Я действительно очень проникся этим доверием людей. Сам иногда удивляюсь, но при всем отношении народа к Верховной Раде оно остается и по сегодняшний день. Я постоянно хожу по улицам родного города, как и мои родители. К ним постоянно подходят и разговаривают. Негатива в мою сторону практически не бывает. Люди благодарят и высказывают слова поддержки. Поэтому психануть и сложить мандат, оставив черкащан без возможности обращаться за помощью к народному депутату, – это неправильно. Учитывая, что до конца каденции осталось два года, перевыборы на округе вообще могут не провести. Люди могут быть брошены. Я больше не собираюсь быть депутатом-мажоритарщиком. Но тот период, который остался, я бы хотел достойно пройти до конца.

Нардеп Олег Петренко: Мій вихід із БПП - це не примха чи істерика, а очікуваний і логічний крок 05

"АЗОВ", КОТОРЫЙ РВЕТСЯ В БОЙ, "МАРИНУЕТСЯ" НА ВТОРОЙ-ТРЕТЬЕЙ ЛИНИИ"

- Вы говорите, что есть ряд причин для выхода из фракции. У "Азова" давно открытый конфликт с Генштабом, есть непонимание с руководством Нацгвардии. Это еще один предлог?

- Конечно, это одна из главных причин. Этот вопрос был предметом одного из разговоров с Президентом. Тогда "Азов" выводили с первой линии из Широкино. На сегодняшний день это одно из самых боеспособных и мотивированных подразделений в Украине. "Азовцы" - это не просто контрактники, а добровольцы, которые хотят воевать за свою страну. Для них быть на второй-третьей линии на самом деле очень непросто. Так вот, во время того разговора меня Президент заверил, что это временно и "Азов" вернется на передовую. С тех пор прошло почти два года, но вопрос не решен, что плохо отражается на моральном состоянии бойцов, потому что это особенный полк Нацгвардии. Он таким был с самого зарождения – трех десятков "черных человечков".

Знаете, на самом деле "азовцы" не переставали воевать все эти почти два года официального отсутствия на передовой. Но для этого им зачастую приходилось брать выходные, отпуска и увольнительные. Они ехали к своим друзьям и побратимам в другие подразделения, которые были на первой линии. Приходилось устраивать весь этот "маскарад" с переодеваниями и тому подобное. Можете себе представить, насколько велико рвение ребят воевать за свою страну с врагом и как сложно находиться на второй-третьей линии с этим "азовским" духом.

Сейчас существует острая фаза конфликта с военным и политическим руководством страны. Обострение произошло после событий 9 мая (в Интернете была о них информация). Тогда "азовцы-артиллеристы" полностью разнесли штаб сепаратистов в зоне Мариуполя. Отработали филигранно из пушки 1944 года выпуска (которую ребята называют "Бабушка") на максимальной для нее дистанции. Те, кто находится на передовой, шутя говорили: "Мы воочию увидели, как выглядит облава, когда военное руководство страны пыталось найти "виновников", которые посмели совершить такое святотатство". А ведь в тот момент весь фронтовой сектор у сепаратистов остался без узла связи. Все подразделения, которые находились в том секторе, были неуправляемы. Могу заверить, что в тот момент украинские бойцы могли зайти в несколько населенных пунктов на Востоке Украины и вывесить украинский флаг с минимальным символическим сопротивлением. Но для этого нужна как минимум воля к тому, чтобы освобождать свою землю, а не привычка с маразматическим фанатизмом утверждать, что нет другого пути решения ситуации, кроме дипломатического. Так вот, когда "виновники" были найдены, начались репрессии по отношению к "азовцам", дисциплинарные наказания артиллеристов, которые посмели во время войны разрушить вражеский штаб. Потому что вся эта ситуация взбесила начальника Генштаба и Верховного Главнокомандующего. 

Нардеп Олег Петренко: Мій вихід із БПП - це не примха чи істерика, а очікуваний і логічний крок 06

- "Азов" в немилости?

- Это могу утверждать на 100 процентов. Та же Служба безопасности сейчас делает все, чтобы показать, что "Азов" - это неуправляемая ОПГ.

Многие знают, что было немало проблем с новым руководителем Нацгвардии (Юрием Аллеровым. – О.М.). Сейчас существует огромная недоукомплектация подразделений, которые выполняют задачи на передовой. Я не буду озвучивать много данных, цифр в процентах, но такая проблема есть. При этом "Азов", который рвется в бой, "маринуется" на второй-третьей линии. Зная репутацию полка, к нам шли люди. Но нам 9 месяцев не открывали "штатку". Мы не могли принять ни одного бойца. Ребята приходили, месяцами ждали и уходили в другие подразделения…

- Чем объясняли?

- Было всякое: от отсутствия объяснений до бюрократического крючкотворства. И это все во время войны! Достаточно долго "Азов" не снабжали техникой. Были и другие моменты…

(Ненадолго замолкает. – О.М.). Знаете, для меня "Азов" был, есть и останется чем-то большим, чем просто подразделение, в котором я воевал. Я не могу спокойно смотреть на подобное отношение к полку. Это, как я сказал, и стало еще одной причиной моего ухода из БПП. 

Нардеп Олег Петренко: Мій вихід із БПП - це не примха чи істерика, а очікуваний і логічний крок 07

- Раз мы уже затронули тему войны, спрошу вас о том, как вы восприняли недавнее заявление секретаря СНБО Александра Турчинова о том, что АТО себя исчерпала, поэтому нужно перейти к новому формату защиты? О чем это свидетельствует?

- Меня очень радовала формулировка "Освобождение Донбасса". Правда, два года власть тотально зомбирует народ мантрой "Мир-Минск-Минск-мир", что существует только дипломатический путь окончания войны. Все больше и больше в лексиконе первых лиц страны звучит слово "реинтеграция". Хотя как можно реинтегрировать то, что мы еще не освободили? Непонятно. Это все нелепая нелепость, разговоры ради разговоров и процесс ради процесса, а не результата. Кстати, именно в этом я вижу основную причину недоукомплектации нашей армии, о которой я уже вспоминал.

Общаясь с ветеранами войны, многие называют лето 2014 года самыми счастливыми моментами своей жизни, несмотря на Иловайскую и другие трагедии. Потому что нет большего счастья для мужчины, в котором осталось от наших славных предков хоть немного воина, чем идти в бой и освобождать свою землю от врага. Все мы помним, что "пятно" из оккупированных территорий на карте становилось все меньше - практически локализировалось до Донецка и Луганска с их окрестностями. Да, потом был Иловайск. Да, начался тупиковый Минский процесс. Правда, совсем безрезультатным его не назовешь. Потому что стратегически на тот момент было важно перемирие. Но Минские договоренности как дорожная карта для окончания войны - это бесперспективный путь. Поэтому мы имеем позиционно-окопную войну, которая психологически крайне сложна для наших бойцов. Все, что сейчас нашей армии разрешается Верховным Главнокомандующим и руководителем Генштаба, - это локально захватывать стратегические высоты, но исключительно в рамках так называемой серой зоны. Не дай Бог перейти линию разграничения, которая утверждена Верховной Радой по Минским договоренностям! Хотя могу четко утверждать, что было несколько шансов с минимальными потерями освободить значительное количество оккупированных населенных пунктов. Украинская власть за последний период этим не воспользовалась, потому что, как я сказал, "Мир-Минск-Минск-мир". 

- С одной стороны, Минские соглашения, с другое – заявление Турчинова о смене формата защиты. Что мы можем увидеть на выходе?

- Я не знаю. После слов "Кровавого пастора" дальше я услышал, что рабочее название законопроекта, который будет внесен в парламент, – "О реинтеграции оккупированных территорий". При всем уважении к Турчинову, "гора родила мышь".

Да, АТО – это абсолютно маразматическая формулировка. Две стороны стреляют друг по другу из тяжелой артиллерии, систем залпового огня, танков. Это такие террористы, которые имеют полноценные вооруженные силы?! Но все, что ожидается на данный момент, - это изменение юридического статуса происходящего на Донбассе. Он станет больше соответствовать происходящему. Не более того. 

Нардеп Олег Петренко: Мій вихід із БПП - це не примха чи істерика, а очікуваний і логічний крок 08

- Пока депутаты толком не объясняют, что будет в этом законопроекте.

- Кто-то что-то где-то сочиняет. У меня лично нет доступа к этому процессу. Что будет на выходе, можно только догадываться. Для себя я четко понимаю: юридический статус войны на Востоке Украины станет более адекватным, но де-факто ничего не изменится. Для того чтобы освобождать украинские территории, нужны не законы и юридические статусы, а воля руководства страны.

Ольга Москалюк, Цензор.НЕТ

Фото: Наталия Шаромова, Цензор.НЕТ
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору