EN|RU|UK
 Київські новини, Суспільство, Політика України
  5175  28

 РАДНИК КЛИЧКА ДМИТРО БІЛОЦЕРКОВЕЦЬ: "КОЛИШНІ ПРОКУРОРИ АКТИВНО "КРИШУВАЛИ" МАФИ ПО КИЄВУ І ПРОТИДІЯЛИ ЇХ ДЕМОНТАЖУ"

Народний депутат із БПП Дмитро Білоцерковець є радником мера Києва Віталія Кличка. "Цензор.НЕТ" поговорив з ним про те, що зараз відбувається в столиці.

Дмитрий Белоцерковец назначил нам встречу в КГГА на четверг. В этот день тут проходит презентация "Муниципальной варты".

Радник Кличка Дмитро Білоцерковець: Колишні прокурори активно кришували МАФи по Києву і протидіяли їх демонтажу 01

- Этих ребят можно назвать "дружинниками", как в далеком прошлом, - объясняет Дмитрий. - Они будут заниматься наблюдением за общественным порядком на улицах – то есть, помогать патрульной полиции. Мы живем в специфичное время, когда избиратели ставят одним из приоритетов безопасность.

Также будут обеспечивать безопасность коммунальных городских структур и предприятий и профилактикой административных правонарушений. На сегодняшний день на улицах нашей страны много беспредела. Например, человек идет по улице, бросает мусор, где хочет, а ему за это – никакого наказания. Машину поставил на пешеходном переходе – то же самое. Таких направлений – десятки. Мы сейчас говорим о том, что в будущем страна должна прийти к созданию муниципальной полиции, потому что только она потянет системную работу по профилактике и фиксировании административных нарушений. В городах невозможно навести порядок, пока не будет введена ответственность за нарушения. Например, сейчас мы видим, как демонтируются незаконные МАФы, а на их месте появляется стихийная торговля. То есть, по сути ничего не меняется. Почему? Потому что город не может демонтировать людей или конфисковывать товар. Поэтому сейчас обсуждается вопрос создания муниципальной полиции.

- Но не всем по душе эта идея.

- Нам преподносят, что некоторые города начнут создавать на базе муниципальной полиции личную армию, а в будущем это закончится сепаратизмом. Давайте начнем с Киева. Он априори не может заниматься такими вещами, потому что является столицей Украины. Поэтому мы предлагаем в виде эксперимента создавать муниципальную полицию тут, а там посмотрим.

"В ПЕРИОД ЧЕРНОВЕЦКОГО И ПОПОВА СТРОИТЕЛЬ СТАЛ ГЛАВНЫМ СУПОСТАТОМ КИЕВА"

- Раз мы уже заговорили о Киеве, то давайте с этой темы и начнем. Вы – советник мэра на общественных началах. В столице сейчас существует масса проблем, начиная от безопасности, заканчивая уличной торговлей и пожарами на исторических памятниках. Что Кличко говорит о происходящем?

- Знаете, я считаю, что у нас самый решительный мэр в Украине. Он привык любыми способами решать проблемы киевлян. Иногда даже не имея достаточно полномочий, пытается вмешиваться так, чтобы все было на благо жителей столицы. Как, например, при том же пожаре на улице Крещатик 40/1 город предложил прекрасное разрешение ситуации. Там официально зафиксирована халатность, и есть показания свидетелей о том, что, действительно, строители вели на крыше работы по укладке рубероида (а это огнеопасно), из-за которых начался пожар. Мы понимаем, что от этого может выиграть собственник, потому что он может получить возможность увеличения квадратных метров. А улица Крещатик с точки зрения стоимости квадратных метров является самой дорогой в стране. Это "золотые метры", поэтому собственник заинтересован в том, чтобы бороться за них. Для этого ему необходимо снять статус "Памятник архитектуры", чтобы можно было получить декларацию на реконструкцию для увеличения квадратных метров. Я не сомневаюсь, что в будущем он этим и будет заниматься. Городская власть, понимая, что это – беспредел, высказала свою принципиальную позицию: будет максимально противодействовать тому, чтобы дали возможность это сделать. Так вот предложили тактическое действие – выкупить данный объект. Город напрямую не может этого сделать. А страна – да. Поэтому поступило предложение, чтобы государство выкупило данный объект (так как тот является культурным наследием), передало Киеву, а он уже занимался восстановлением. Это единственный перспективный план. Но в этой ситуации тоже палка о двух концах. Собственник, понимая, что он не получит возможности увеличения квадратных метров, может не согласиться на продажу и оставить здание в том состоянии, в котором оно есть сегодня. Потому что будет надеяться, что придет следующий мэр, будет другой Президент и парламент – кто-то ему разрешит воплотить в жизнь свою задумку. Будет занимать такую выжидательную позицию. Мы можем получить ситуацию, которая зависнет на годы.

- Собственник хочет построить там отель.

- Как раз город и предложил модель: если Фонд госимущества выкупит объект у собственника, передаст городу, а он уже теоретически может сделать там отель, и получать с него прибыль напрямую в городской бюджет. Но как на практике реализовать то, что мы с вами проговорили, пока до конца непонятно. Сейчас юристы КГГА как раз работают над этим вопросом.

- Еще одной болезненной темой для киевлян является личная безопасность. Вот вы сегодня в Киеве чувствуете себя защищенным?

- Сейчас такое время, что в любой стране ты не можешь чувствовать себя в безопасности. Вспомните, сколько терактов за последние два года было в Англии, Франции, Германии и так далее. Сегодня вызов мировой коллективной безопасности с точки зрения противодействия терроризму – просто колоссальный. Ни один человек, ни в одном городе мира не может себя чувствовать на 100 процентов защищенным.

Я, как политик, могу предположить, что у нас теракты происходят со стороны Российской Федерации. Если говорить о системных проблемах, то мы не должны отрицать, что уровень безопасности на сегодняшний день, действительно, во всей стране находится не на самом высоком уровне. Это связано еще и с тем, что на руках – большое количество нелегального оружия. Присутствуют определенные социально-политические процессы, которые ведут, в том числе, и к ухудшению криминогенной ситуации. Это еще связанно и с тем, что раскрываемость преступлений не на самом высоком уровнем (что тоже обусловлено реформированием коррупционной системы правоохранительных органов, которая существовала до 2014 года), а также с недостаточно эффективной работой правоохранительных органов сегодня. Здесь, я думаю, даже министр Аваков спокойно может об этом говорить. Я не сомневаюсь, что он понимает – к сожалению, проблемы есть. Их нужно решать. Создание той же патрульной полиции, с одной стороны, является очень эффективным инструментом, с другой – проблемным, потому что мы получили большое количество неопытных ребят, которые не всегда на профессиональном уровне могут решать те или иные проблемы и задачи. Но это вопрос опыта и времени. Важно, что им сумели обеспечить нормальную зарплату – 7-10 тысяч гривен. Это позволяет, набрав молодых ребят, на первом этапе уйти от коррупционных рисков. Примерно такую же проблемную модель мы видели, когда я был директором департамента благоустройства: у инспекторов зарплата была 3 тысячи гривен. Сейчас с премией - порядка 8 тысяч. Это тоже уже позволяет им постепенно уходить от коррупционных рисков. Конечно, невозможно победить коррупцию на нижнем уровне. Все равно она будет проявляться, как у патрульных полицейских, так и у инспекторов по благоустройству по той причине, что аппетиты в Киеве достаточно большие. Так как это самый дорогой и богатый город страны, в котором самая дорогостоящая недвижимость. Соответственно, это стимулирует развитие коррупционных рисков в том или ином секторе.

Радник Кличка Дмитро Білоцерковець: Колишні прокурори активно кришували МАФи по Києву і протидіяли їх демонтажу 02

- Так вот о недвижимости. С незаконными застройками прямо беда какая-то. Помнятся бои на Качином озере не Позняках и на Святошино, куда вмешался "Азов". Вы же понимаете, что многие кивают на киевскую власть и считают, что мэр берет "откаты".

- Наш мэр – богатый человек, который заработал деньги в прямом смысле слова своими кулаками, поэтому слышать такое удивительно. Смотрите, тут нужно разделять. Из-за работы предыдущей городской команды Попова, Черновецкого так сложилось, что любой застройщик воспринимается, как враг. Давайте вспомним эпоху Александра Омельченко, когда строителей боготворили с тезисами, что это создание новых квадратных метров, рабочих мест, привлечение средств. Потом настал период Черновецкого и Попова, когда строитель стал главным супостатом Киева. Тогда без конкурсных оснований самую хорошую землю столицы раздавали под застройку, вредя архитектурному балансу и культурному наследию одного из самых старинных городов Европы. Из-за этого застройщик стал восприниматься очень негативно. Если говорить честно и объективно: есть легитимные и законные застройщики, но есть такие, которые пытаются искажать понятие законности ради личной выгоды. К сожалению, эти оба вектора сегодня перемешались в один и воспринимаются, как одно целое.

Давайте приведем пару практических примеров с периода, когда я еще был директором департамента благоустройства: у застройщика есть все необходимые документы, нет оснований не давать ему строить, но приходят определенные политические структуры, которые начинают заниматься вымогательством денег. Есть и другие истории: когда вторая часть застройщиков, у которых не хватает каких-то документов, вместо двух этажей строят, к примеру, семь. Инсталляция с соседними домами не учитывается, начинается скандал, люди выходят против такой стройки. Застройщик нанимает охрану, которая никого не подпускает. Город с большим трудом может вмешиваться в такие ситуации, потому что речь идет о частной земле. Тут должен разбираться суд, а это на года. Вот такое противостояние часто происходит. Я понимаю, что это крайне сложно, но я бы старался все-таки разделять честных застройщиков, которые платят все налоги, создают рабочие места, и тех, кто этого не делает.

Я вам расскажу, что было в период 2014-2016 года. Департамент благоустройства занимался фиксацией попыток незаконного строительства. Было остановлено порядка 60 незаконных строек, из которых большинство – Анатолия Войцеховского. До 2014 года он начал активно выстраивать свою империю. Пользовался своей бывшей "крышей" эпохи Партии регионов Виктора Пшонки и Александра Захарченко, чьим ведомствам он этажами раздавал квадратные метры…

- Так рассчитывался?

- Да, рассчитывался, чтобы его не трогали. Ведь в определенный момент он понял: зачем платить официальные налоги, получать документы на строительство, если можно и без этого обходиться?! Берешь детскую площадку перед домом, подкупаешь определенное количество местного населения (то есть он брал их на зарплату), создав, таким образом, внутреннее противостояние и спокойно себе начинаешь стройку. Что он получает? Понимая, что не нужно платить деньги в бюджет и официально нанимать работников, экономит сумасшедшие средства и может создать более выгодные условия для своих покупателей на рынке недвижимости (то есть фактически демпинговал). Поэтому Войцеховский на своих объектах устанавливал цены, гораздо ниже, чем у законных застройщиков (которых, как мне рассказывали, у него в офисе называли "лохами"). Они были вынуждены сворачивать свои стройки, потому что все люди шли к нему. Тем самым Войцеховский обеспечил себе частичную моральную легализацию стройки - когда простые люди покупают тут квартиры, скандальные и незаконные объекты становились их проблемой. Таким образом, сталкивал обманутых вкладчиков с городскими властями и активистами.

Однако с 2014 года им не было начато ни одной незаконной стройки. Все попытки разрытия котлована заканчивались тем, что зарывали обратно. Но старые объекты, которые были в сфере его влияния, остались недостроенными, потому что их невозможно легитимизировать. Они находятся в тех местах, где нельзя получить разрешительные документы. Что сегодня делать с этими незаконными стройками, никто не может понять. Говорят, что нужно его самого заставить их снести. Это априори невозможно. Потому что чаще всего эти незаконные стройки оформлялись на "ТОВки-нулевки", зарегистрированные на человека без прописки, с уставным капиталом тысяча гривен. Поэтому даже если будет решение суда, заставить снести стройку не получится. А узаконить такие объекты не получится. Мы сталкиваемся с ситуацией, когда после судов город должен заняться сносом. Но это сумасшедшие деньги! Нужно киевлянам задать вопрос, а готовы ли они к тому, что тут будут тратиться бюджетные средства…

- Примерно, о каких суммах идет речь?

- Я думаю, сумма может доходить до 40 процентов от себестоимости объекта. Речь может идти о подрыве либо сносе, вывозе мусора и благоустройстве. Так вот по Киеву где-то около сотни таких объектов, строительство которых начато во время правления Черновецкого и Попова. Сейчас, в основном, они заморожены. А вкладчики оказались обманутыми. Что в этой ситуации делать, мне трудно ответить, как и любому человеку. Это очень сложный вопрос и уникальный случай.

Радник Кличка Дмитро Білоцерковець: Колишні прокурори активно кришували МАФи по Києву і протидіяли їх демонтажу 03

- Но, смотрите, есть же генплан развития Киева…

- На сегодняшний день генплан является старым. Мы должны понимать, что принять такой новый комплексный документ достаточно сложно. Потому что всегда найдутся какие-то коммерческие структуры или активисты (где-то правильные, где-то – нет), которые будут спекулировать на теме его принятия. То есть, политически этот процесс – достаточно непростой. Исходя из действующего законодательства, сегодня есть возможность принятия детальных планов территорий. Это такой мини-генплан – на микрорайон. Можно будет потом так "по пазлам" сложить их в один большой. Думаю, к этому город постепенно и придет.

- Я вам объясню, почему я вспоминала про генеральный план. Из-за его невыполнения страдают люди. Вот конкретный пример: на Позняках (улицы Тепловая, Здолбуновская и Драгоманова) не построены два садика, школа, две поликлиники и больница, как то было запланировано. При этом количество новых домов растет. Такие же ситуации на Осокорках и Троещине…

- Эта тема - не совсем мой профиль, но я понимаю, почему так происходит. Давайте еще раз вернемся к логике: каждый застройщик пытается извлечь для себя максимальную выгоду и прибыль. Он социальные объекты сегодня компенсирует следующим образом: они идут в компенсацию взаимозачета по паевому участию. То есть, когда вводит дом в эксплуатацию, должен заплатить городу. Может сделать это за счет социальной инфраструктуры, например, садика. Здесь вопрос заключается в том, хочет ли его сделать частным или отдать Киеву. Город старается постепенно уходить на аутсорсинг, понимая, что сам не имеет достаточного количества средств для обеспечения на 100 процентов всем необходимым садиков и школ. Постепенно мы будем идти к реформе, которая будет обозначаться следующим образом: для примера возьмем детей-киевлян дошкольного возраста. Если такого ребенка родители отправляют в частный садик, то от города будет выплачиваться частичная компенсация (сумму должен установить горсовет). Тем самым это простимулирует создание новых садиков. Потому что сегодня мало кто хочет заниматься этим бизнесом в частной сфере. Считают, что он – менее эффективен. Ведь сложилась такая социальная ситуация в стране, что не каждый может отправить своего ребенка в частный садик и платить ежемесячно приличные деньги. А если будет компенсация со стороны Киева, то большее количество киевлян смогут себе это позволить. Сейчас по инициативе мэра идет дискуссию по этому направлению.

Если говорить, например, о вашем вопросе, то мне, не зная точных деталей, сложно понять причины. Но попробую их обозначить другими примерами.

Застройщик хочет строить садики и школы в самом конце. Если он, допустим, получил документы на строительство около 10 лет назад, например, на 20 десятиэтажек. Параллельно должен построить садик и школу. Так вот он начнет о них думать, только когда будет достраивать 19 или 20 дом. Либо вообще "зависнет" на последнем, чтобы не создавать инфраструктурные объекты, потому что это ему не выгодно. К сожалению, и такое возможно. Никто не знает, каким образом системно уходить от таких угроз. Но можно простимулировать застройщиков, чтобы они были заинтересованы в создание социальной инфраструктуры, в частности, в тот способ, о котором я вам рассказал.

Радник Кличка Дмитро Білоцерковець: Колишні прокурори активно кришували МАФи по Києву і протидіяли їх демонтажу 04

"РОССИЯ, НАЧИНАЯ С 2000-Х ГОДОВ, ТОЛЬКО В СЕВАСТОПОЛЬ ВКЛАДЫВАЛА ОТ 1 ДО 3 МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ В ГОД В ПРОРОССИЙСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ"


- Давайте еще о вас поговорим. Сейчас Национальное бюро по противодействию коррупции проводит проверку деклараций некоторых народных депутатов, в том числе, и вашей. Почему? Помнится, были возмущения, что вы не внесли в нее свою маму, которая купила в Киеве недвижимости почти на 40 миллионов гривен.

- Я могу легко все объяснить по данному вопросу. Стоит отметить, кто написал на меня жалобу – бывший первый заместитель Пшонки Белоус. Это все было связано еще с моей деятельностью на должности директора департамента благоустройства. Именно бывшие прокуроры активно "крышевали" незаконные МАФы по Киеву и противодействовали их демонтажу. Поэтому и такая реакция.

Я вообще неоднократно рассказывал об этой истории. Обратите внимание, что 99 процентов чиновников не вносят в декларацию своих родителей, потому что не живут с ними. Точно так же, как я и не живу со своей мамой. Я вообще получил возможность с ней нормально общаться только с октября прошлого года, когда она переехала в Киев. До этого она находилась в Севастополе, в Крыму – на моей малой Родине.

Что касается моей мамы, то хочу обратить внимание: мой отец, Александр Петрович Белоцерковец, был достаточно известным в Севастополе предпринимателем. Он – бывший моряк, механик. После того, как закончил плавать, в 1992 году занялся бизнесом. В 1993-м зарегистрировал одно из первых коммерческих предприятий в городе, которое занималось развитием портовой инфраструктуры города. Привлекал сюда инвестиции. Развивал бизнес, от чего имел хороший доход. Примерно с 1997 года постепенно начал от этого уходить, потому что на законодательном уровне были приняты решения, которые не стимулировали приток инвестиций. Они тогда облагались налогом. Потому начал продавать активы, связанные с этим направлением. Потом занялся переработкой сои. У него были свои многомиллионные контракты с различными компаниями. Помимо этого, занимался продажей и переработкой стройматериалов. Отец умер 21 декабря 2009 года. В наследство семье оставил такие активы: предприятие в виде промышленного объекта, находящееся в Инкермане, площадью порядка 800 квадратных метров, две квартиры в Севастополе в центре города общей площадью 115 "квадратов" (стоимость там порядка 2,5-3 тысяч долларов за квадратный метр). Еще дом у моря, который построил в 2004 году, в поселке Вязовая Роща. Отец сделал выгодное вложение (во время покупки это стоило не таких больших денег). На 2010 год стоимость сотки земли там уже доходила до 30 тысяч долларов. Понимая это, я – молодой парень, не претендовал на это наследство от отца. Также от него осталось определенное количество наличных средств, которые мы с мамой между собой разделили.

После аннексии Крыма у 2014 году у матери из-за меня начали возникать определенные проблемы. На предприятие, в дом врывались неизвестные, пытались его сжечь. Приходили "ФСБшники", проводили допросы, угрожали. Маме стало, мягко говоря, некомфортно. Она начала заниматься продажей этих объектов, о которых я вам рассказал. Это было сделать сложно, поэтому решила, что проще будет поменять. В 2015-м начала публиковать объявления на сайте OLX (у меня на Фейсбуке, кстати, есть скрин) о том, что меняет севастопольскую недвижимость на киевскую. Ей начали писать люди с различными предложениями. Это закончилось тем, что состоялся обмен. Вот и все.

Говорят о недвижимости на 40 миллионов. Это выдумка. Посчитайте рыночную стоимость этих объектов и сами все поймете.

- Почему в 2014-м вами интересовалось ФСБ? Вы же были в Киеве в этот период.

- В 2014-м да, но все началось раньше. Я с 2007 года занимался тем, что аккумулировал вокруг себя молодое проукраинское движение Севастополя (то есть, только местных – это было принципиально). Нужно понимать, что Российская Федерация, начиная с 2000-х годов, только в нашем городе вкладывала от 1 до 3 миллионов долларов в год на деятельность пророссийских общественных и политических организаций. Откуда мы это знаем? Они часто между собой конкурировали и выбрасывали информацию в Интернет. Они сражались за зарплату, а нас объединяла идеология. Мы любили свою страну и готовы были за нее бороться. Это уникальный случай, когда местное население начало противостоять российской гибридной войне. То же самое Россия пытается сейчас применять по всей стране, а как эксперимент, начиналось в Севастополе. Мы противостояли – проводили свои акции, выходили против пророссийских, показывая решительность наших действий. Со временем нас начали поддерживать такие люди, как Олесь Доний, Александр Черненко, Андрей Шевченко (журналист, а ныне посол Украины в Канаде), Степан Барна, Мустафа Найем, Алексей Гриценко, Игорь Попов и многие другие. Основная помощь была нужна в вопросе коммуникации с командой, потому что у нас активных ребят было несколько сотен, а пассивных – порядка тысячи. Было необходимо, чтобы побратимы видели реакцию и поддержку от лидеров общественного мнения на уровне страны.

На определенном этапе мы стали понимать, что наша война за защиту интересов Украины потихоньку должна переходить и в политическое русло, чтобы пытаться продвигать свои идеи на уровне городского совета Севастополя. Тогда я как раз случайно познакомился с Виталием Владимировичем Кличко и стал членом УДАРа, потому что поверил в его решительность. Далее – возглавил молодежное крыло партии по всей стране. В 2013-м баллотировался в горсовет на округе, где я был прописан. Против меня был председатель Севастопольской городской государственной администрации Владимир Яцуба (легендарная личность эпохи Кучмы и Януковича), который почему-то решил пойти на эти выборы. У нас была достаточно активная кампания - "от двери до двери". Но конкуренты сконцентрировались на фальсификациях и подкупе избирателей. Они требовали от всех работников государственного сектора, прописанных в этом округе, присылать фото бюллетеней. Мы даже не ожидали, что они пойдут на такую грязь! Тогда мы взяли порядка 30 процентов, Яцуба – около 50. Это был самый мощный результат партии УДАР в Севастополе за всю ее историю. Мы "показали зубы", что можем сражаться, в том числе с Партией регионов, которая в городе по электоральным предпочтениям была на высоте – второй место по стране после Донецкой области. После этой ситуации они начали к нам относиться гораздо серьезнее. А, учитывая их активное взаимодействие ФСБ, понятно, почему нами интересовались.

"ПОКА НЕТ НЕОБХОДИМОСТИ ОБСУЖДАТЬ, ПОЙДЕТ ЛИ КЛИЧКО НА ВЫБОРЫ МЭРА. ЗАЧЕМ ПРЕЖДЕВРЕМЕННО ФАНТАЗИРОВАТЬ?!"

- Тогда Виталий Кличко возглавлял УДАР, сейчас - "Блок Петра Порошенко "Солидарность"…

- Он сегодня не возглавляет партию. Еще полтора года назад написал заявление о выходе. Сделал это по одной причине – его обязывало действующее законодательство. Он нарушать закон не будет. Для него это принципиальная позиция. Так что не нужно в этом вопросе искать какую-то политическую подоплеку.

- Но съезд по нему не принял решение.

- По законодательству членство в партии автоматически приостанавливается, как только ты написал заявление, на котором поставили номер и печать.

- А кто руководит партией?

- На сегодняшний день руководителя нет. Его роль выполняют замы и президиум.

- В политике есть негласное правило - готовиться к выборам на следующий день после оглашения результатов прошедших. Вы не обсуждали с Кличко, планирует ли он в будущем баллотироваться в мэры Киева?

- Ситуация такова, что никто не сможет ответить, что будет в нашей стране даже через полгода. Очень сложно прогнозировать, когда идет такой процесс развития. Я не могу вам ответить за Виталия Владимировича, потому что это будет неправильно. Но, думаю, он и сам этого не сможет сейчас сделать, потому что непонятно, каким образом будет происходить изменение политических векторов – слишком активная динамика.

На сегодняшний день Виталий Владимирович – мэр Киева. Будет на этой должности достаточно долго, так как выборы прошли не так давно - в октябре 2015 года. Поэтому обсуждать эту тему пока нет необходимости. Зачем преждевременно фантазировать?!

Ольга Москалюк, "Цензор.НЕТ"

Фото: Наталия Шаромова, "Цензор.НЕТ"
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору