EN|RU|UK
 Політика України
  8188  67
Матеріали за темою:

 ПЕРШИЙ МЛИНЕЦЬ – ДЕЙДЕЄМ

Регламентний комітет Верховної Ради заступився за депутата з коаліції, зняття недоторканності з якого вимагали НАБУ і Генпрокуратура. Чи стане цей сценарій типовим для цього тижня? Чи зможуть зітхнути з полегшенням Довгий, Добкін, Розенблат та інші?


Регламентный комитет Верховной Рады на этой неделе похож на крупный драматический театр. Каждый день он рассматривает по одному представлению Генпрокуратуры о снятии депутатской неприкосновенности с того или иного депутата. Рассматриваются факты, изучаются доказательства, задаются вопросы. И все это – при большом скоплении прессы и в режиме прямой трансляции общенациональных телеканалов!

А, поскольку и депутаты, и их кейсы – разные, то и спектакли выходят разножанровые. И зрители вправе выбрать то, что им больше по душе. Хотите, к примеру, вкусить разухабистого балагана? Тогда включайте трансляцию в среду: там станут разбирать Андрея Лозового из фракции Радикальной партии; поддержать соратника придет Олег Ляшко, будет весело! А вот, к примеру, в пятницу покажут "дело Розенблата": напряженный, в духе Джона Гришэма, триллер о коррупции с участием ФБР и публичным оглашением собранных доказательств. Увлекательный "разбор полетов" гарантирован!

Ну, а начали этот марафон – в понедельник, с рассмотрения кейса нардепа Евгения Дейдея ("Народный фронт"). Где и побывал корреспондент "Цензор.НЕТ". Но, поскольку каждый читатель может самостоятельно ознакомиться с ходом заседания и сделать собственные выводы, позвольте не пересказывать его ход, а лишь остановиться на самых знаковых моментах и основных тенденциях. (Напомнив сперва суть обвинений со стороны НАБУ).





Тенденция №1. С самого начала заседания стало ясно, что большинство членов комитета вступятся за Евгения Дейдея, как за родного. Почему так? У каждой из сторон была на этот счет своя трактовка. Сам Евгений уверен в том, что у ГПУ с НАБУ просто нет доказательств его вины (см. интервью в конце этого материала). Схожую точку зрения высказал "Цензору" член комитета Сергей Шахов (фракция "Наш край"):

Перший млинець – Дейдеєм 01

- Вы сегодня присутствовали в комитете, поэтому видели, как все происходило. Действительно, был и заемщик, и человек, занимавший деньги. У которого есть декларация и который не побоялся приехать в комитет. Поэтому моя точка зрения такова: на сегодня недостаточно доказательств в отношении Евгения Дейдея. Как юрист я вижу, что Генпрокурора Луценко вводят в заблуждение. Ему дали непонятные документы, доказательств вины Дейдея пока нет.

А вот в лагере сторонников НАБУ считают по-иному. Там уверены, что налицо, во-первых, союз фракций "Народного фронта" и Радикальной партии по защите своих депутатов от интереса правоохранительных органов.

- А во-вторых, - сообщил нам источник на стороне обвинения – наметилась круговая порука: фракции будут покрывать чужих депутатов в обмен на такую же услугу в отношении своих. И как в таком случае прикажете с ними бороться?

В ходе всего заседания (а более всего – ближе к его завершению) было видно, что и Юрий Луценко, и антикоррупционный прокурор Назар Холодницкий в курсе этой, неблагоприятной для себя политической конъюнктуры – и на позитивное сотрудничество не очень-то рассчитывают.

Знаковый момент №1. Нынешний состав регламентного комитета – та еще бригада "неподкупных сторонников закона" (почитайте, к примеру, как они в свое время разбирали Сергея Клюева). Но даже на этом фоне стала откровением нынешняя разухабистая манера поведения первого заместителя главы комитета (а также и.о. его председателя) Павла Пинзеника. Вот, к примеру, как он высказался по итогам вчерашнего заседания:

Завантаження відео...
- Генеральный прокурор четко и недвусмысленно сказал, что ему обидно, что он не может садить нардепов так, как он вчера садил на даче цветы. В нормальной политической системе это ставит крест на любых отношениях между высшим законодательным органом и Генпрокуратурой. У них нет никакого интереса в каких-либо расследованиях. У них есть желание "нагнуть" Верховную Раду …

Справедливости ради следует отметить, что фирменное остроумие Генерального прокурора также подливало масла в огонь. Взять хотя бы ту самую фразу о посадке цветов на клумбе…

Тенденция №2. Судя по всему, большинство заседаний этой недели пройдет под знаком "Регламентный комитет против Генпрокуратуры". С упором на слово "против". Такой вывод можно сделать по направленности и тональности вопросов членов комитета. Как показалось, выступавшие Олег Куприенко, Светлана Войцеховская, Павел Кишкарь, Сергей Шахов и другие не имели особого желания разобраться в нюансах дела и вопросов самому Евгению Дейдею не задавали. Зато дружно критиковали подход ГПУ и НАБУ к делу и торпедировали вопросами Луценко и Холодницкого.

С одной стороны, это понятно: корпорация отстаивает других. С другой стороны, о чем должны были думать телезрители, наблюдавшие за этим действом?

Знаковый момент №2. Внезапное явление на комитете заимодателя Игоря Линчевского как нельзя лучше характеризовало расклад сил на этом (и, скорее всего, не только) заседании. Напрасно возмущались Луценко с Холодницким, говоря о недопустимости такого публичного согласования позиций между Линчевским и Дейдеем. Нардеп Куприенко продемонстрировал статью 220 Регламента Верховной Рады – и означенный Линчевский вскоре появился в кабинете. Вел он себя истерично, чем добавил нерва и без того неспокойному заседанию. Разбор полетов продолжился и после вынесения "оправдательного" вердикта: Юрий Луценко и Павел Пинзеник имели зажигательный спор в коридоре среди телевизионных камер (см. 10-ю минуту 37-минутного ролика вверху).

Тенденция №3. На фоне громких имен других фигурантов (Довгий, Добкин, Розенблат) кейс Дейдея, возможно, и не выглядел внушительным и для Луценко с Холодницким не являлся ключевым. Но он ярко спроектировал возможные повороты в сценариях:

а) предъявление ГПУ и НАБУ материалов прослушки и пр. (см. начиная с 23-й минуты видео)

б) политической демагогии и мотивов личной обиды в защите (обвинения Дейдеем первого замглавы НАБУ Гизо Углавы);

в) слаженная, с заранее разобранными "партиями", защита коллеги членами комитета (см. вторую часть заседания).

Есть мнение (его корреспонденту "Цензор.НЕТ довелось услышать от разных сторон и с разными доводами), что депутатский корпус согласится на снятие неприкосновенности лишь с господина Розенблата (по причине обилия доказательств и вовлеченности в это дело ФБР). По остальным фигурантам ГПУ и НАБУ уйдут несолоно хлебавши.

Сбудется ли этот прогноз? Дождемся окончания недели.

…И ПРЯМАЯ РЕЧЬ: ХОЛОДНИЦКИЙ, ЛУЦЕНКО, ДЕЙДЕЙ

Со всеми тремя "Цензор.НЕТ" беседовал не после окончания заседания, когда заявления сторон носили продуманно-показушный характер, а в перерыве, объявленном для проведения консультаций. Тем не менее, исход будущего голосования был уже ясен, так что недомолвки в разговоре носили разве только тактический характер.

Юрия Луценко и Назара Холодницкого корреспондент "Цензора" застал прогуливающимися во внутреннем дворике. И первые вопросы задал руководителю Специализированной антикоррупционной прокуратуры.

- Нардеп от Радикальной партии Куприенко подверг сомнению в этом деле законность прослушивания телефонов нардепа Дейдея и бизнесмена Линчевского…

- Брать "негласку" запрещается в отношении народных депутатов, в данном случае – Евгения Дейдея. К примеру, приду я в суд и скажу: дайте разрешение по Дейдею. Ответ будет таким: нельзя, поскольку он – депутат.

Но если мы берем разрешение на Линчевского, а там попадает Дейдей, Луценко, Холодницкий, кто угодно – это не запрещено. И то, что Дейдей оказался фигурантом разговоров человека, которого слушали, - это его проблемы. Это не нарушает закона и, согласно Конституции, не ограничивает его депутатские права.

- А как вы отнеслись к тому, что на заседании Регламентного комитета внезапно появился г-н Линчевский?

- Да никак не отнеслись. Лучше бы он так появлялся на следствии. А то, как показала "негласка", он 3 дня договаривался, что и кому говорить, - и только потом пришел в НАБУ. А тут он запросто явился. И его сегодняшний допрос я считаю неправомерным, поскольку это комитет, а не следствие. Но раз он дал публичное согласие быть допрошенным на полиграфе, будем допрашивать его на полиграфе. Отказ будет свидетельствовать не в его пользу.

- Из того, что я вижу, комитет не проголосует за вынесение в зал вопроса о снятии неприкосновенности…

- Давайте будем оптимистами! Я всегда оптимист, хотя иногда нужно быть реалистом.

- Но "план Б" у вас должен быть?

- В этой ситуации "плана Б" нет. "План Б" - это упразднение неприкосновенности.

В разговор вступает Генпрокурор Украины.

- План "Б" очень прост, - говорит он. – Если комитет Верховной Рады проголосует "за" - молодцы. Против – их право. Но единственный способ, который (как мне кажется) задумал комитет, - это вернуть материалы назад. ОК, пускай: я их тут же внесу в Верховную Раду. Но я абсолютно убежден в том, что на этом этапе для снятия неприкосновенности и продолжение досудебного следствия у нас собрано достаточно доказательств. Собрать другие без снятия депутатской неприкосновенности – невозможно. Поэтому если комитет захочет вернуть нам материалы – они достаточно быстро будут возвращены на площадку Верховной Рады.

- Почему, по-вашему, Регламентный комитет демонстрирует столь слаженную поддержку г-на Дейдея?

- А вот это уже дело политиков – отвечает Луценко. Холодницкий смеется.

- А поконкретнее сказать можете?

- Пока что не можем. Я хочу посмотреть на результат всех 6 представлений.

- Скажут, что мы давим – добавляет Холодницкий, - поэтому мы ничего не скажем.

- Тогда сформулирую я. Скажите, здесь больше сговора политических сил? Либо так называемая внутрицеховая солидарность: мы не голосуем за снятие неприкосновенности с вашего, а вы – с нашего…

Луценко слегка улыбается, давая понять, что дальше его не "расколоть".

- Все должны анализировать и комментировать политики, - говорит он.

С Евгением Дейдеем мы говорили уже у входа в кабинет, где проходило совещание.

- Не покидает ощущения, что четкого ответа на то, "сверху" откуда появились почти 4 миллиона, вы не даете. Хотя та сторона непрестанно этим интересуется. И, надо сказать, доводы ваших оппонентов для аудитории телевизионной прямой трансляции выглядят вполне достоверно. Так почему вы не в состоянии дать своим обвинителям исчерпывающий ответ?

- Так они сами не могут понять, понимаете? Сначала указывают на эту цифру – 6,4 млн. Потом оказывается, что эту машину я уже не купил, а поменял. То есть уже какая-то несостыковочка идет по квартирам, по всему. Они сами не могут разобраться во всей бухгалтерии! Да и я только знаю, что и как покупала моя жена. Но мы же не подводили какую-то калькуляцию; ты же не считаешь в таких случаях, грубо говоря, каждую копейку…

Я готов за каждый пункт своей декларации ответить. Но то, что они сейчас пытаются "повесить" на меня непонятно какие деньги…Мы имеем дело с выборочным правосудием: почему, скажем, по Лещенко нет такого же дела? У него на 5,5 миллионов займ!

- Лещенко – отдельный случай. Согласитесь, что если все, на кого заведены дела, будут ссылаться на подобные случаи, добраться до истины будет очень сложно.

- Так это выборочное правосудие! Есть 2 прецедента, но по одному представление есть, а по другому – нет! Объясните, это как называется?

- У ваших оппонентов есть мнение, что практически единодушная позиция Регламентного комитета в вашу поддержку – следствие: а) союза "Народного фронта" и Радикальной партии Ляшко; б) круговой поруки: мы поможем вам с вашим депутатом, а вы нам – с нашим.

- Так фактажа ж недостаточно! За что? Мало, что ли, других прецедентов? Где миллиарды разворованы? (С иронией) Кого нашли – самого злого коррупционера? Это же фу, позор вообще в самом деле!


Евгений Кузьменко, "Цензор.НЕТ"


Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору