EN|RU|UK
 Політика України
  5292  14

 "ПЕРЕХІД НАЦГВАРДІЇ НА НАТІВСЬКУ СТРУКТУРУ УПРАВЛІННЯ ПІДГОТОВЛЕНО, ЦЕ ВАЖЛИВИЙ СИГНАЛ ДЛЯ НАШИХ СОЮЗНИКІВ", - ГІОРГІ КАЛАНДАДЗЕ

Національна гвардія України підготувала експеримент зі зміни структури управління центрального командування. Проект, як очікується, має розпочатися найближчими місяцями.

Перехід Нацгвардії на натівську структуру управління підготовлено, це важливий сигнал для наших союзників, - Гіоргі Каландадзе 01

Проект делает руководство НГУ совместно с группой волонтеров инструкторского центра "Патриот". Система управления выстраивается по опыту перевода на стандарты НАТО системы управления ВС Грузии. О деталях изменений рассказывает Гиорги Каландадзе – бригадный генерал Грузии в отставке, начальник Объединенного штаба Вооруженных сил Грузии в 2012 году. Сегодня он инструктор центра "Патриот", назначенный советником командующего Национальной гвардией Украины.

РЕФОРМА НГУ ДОЛЖНА НА ПЕРВОМ ЭТАПЕ ОПТИМИЗИРОВАТЬ СИСТЕМУ УПРАВЛЕНИЯ, СДЕЛАТЬ ЕЕ ДЕЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ И ГИБКОЙ 

- Гиорги, какой опыт работы у вас и вашего центра в Украине?

- В Украину мы прилетели в июне 2014-го целой группой – с опытными офицерами, которые приняли решение помочь украинским воинам. Есть офицеры, которые были в Турции. Мераб Кикабидзе (экс-замначальника Генштаба Грузии. – ред.) там закончил школу жандармерии. Есть Давид Макишвили, управлявший бригадой сухопутных войск. Есть офицеры, руководившие спецназом в Грузии. Многие вопросы военного строительства и взаимодействия со структурами НАТО мы успешно решили, получили опыт перехода от постсоветской модели к современной.

Но в 2014-м мы сразу выехали в АТО готовить бойцов на фронте. Мы увидели, что существуют огромные проблемы с боевой подготовкой. Затем познакомились с Константином Паршиным, который также участвовал в АТО в качестве инструктора: у него уже была своя волонтерская команда. В октябре 2014 года мы решили, что необходимо сделать подготовительный центр для бойцов. Со временем я познакомился с украинским генералитетом, в частности, с Андреем Ивановичем Тарановым, который тогда в Администрации Президента курировал военные вопросы. Он нам давал направление, где больше всего нужна помощь.

С тех пор мы в составе центра "Патриот" работали во всех секторах АТО – от Мариуполя до Лисичанска. Мы принимали участие в подготовке более 2 тыс. человек на данный момент.

- В чем заключается проект изменений в структуре управления НГУ, которым вы занимаетесь? Когда вы стартовали?

- План реформы структуры управления Нацгвардии был разработан специалистами нашего центра совместно с руководством главка НГУ и командующим Юрием Аллеровым в 2016 году. Первый этап занял четыре месяца. Прошлись по всем подразделениям центрального аппарата, провели мониторинг, объясняли, как работает система НАТО и как она действует в разных странах мира. Обсуждали турецкую систему - как там работает жандармерия (аналогично системе НАТО). Мы сравнили уставы, существующие в разных странах: Израиле, США, Грузии. Разработали оптимальный вариант структуры управления для Украины и перевели его на украинский язык. Нам в главке показали свой вариант. Подготовили общий план, сейчас он реализовывается. 

Перехід Нацгвардії на натівську структуру управління підготовлено, це важливий сигнал для наших союзників, - Гіоргі Каландадзе 02

 - Какова структура управления НАТО, по модели которой меняется управление Нацгвардии?

- Это натовская система JGS, предполагающая несколько уровней подчинения. S – уровень батальона и бригады, то есть тактический уровень. G – уровень родов войск, то есть оперативный уровень. J – объединенный, стратегический уровень. По натовской системе, командиры каждого уровня имеют штаб. Если это командир объединенного штаба, он будет иметь штаб на уровне J, если командир сухопутных войск – на уровне G. И уровень подразделений, – соответственно, S. Дальше уровни разбиваются по функциям: S1, S2..., где 2 – разведка, 3 – оперативное планирование, 4 –логистика и так далее.

- Как сейчас происходит управление?

- Сейчас все подчиняются напрямую командующему. Мы насчитали более 50 структурных подразделений, напрямую подчиненных командующему. Это невероятно много. Тогда как максимум должно быть в прямом подчинении 10-12 структур, не более. Оптимально мы планируем 7 структурных подразделений, которые будут подчиняться напрямую.

В среднем звене также есть большие проблемы, которые нужно решать. Это касается бумажного документооборота. Я видел офицеров, которые подписывали пачки ничтожных по важности документов. Необходимо внедрить электронный документооборот. Нужно готовить сержантов по узким направлениям, которые будут решать специфические вопросы. Мы до этого уровня также дойдем. Сперва меняем стратегический уровень, затем дойдем до оперативного – уровня бригад, затем – до тактического (батальон, рота).  

- Приведите пример, как будет работать новая система управления Нацгвардии в конкретной сфере. Например, в логистике.

- Старая система работала так. Есть зам по тылу, который отвечает за планирование, за тендер, за собственно закупку, за взятие купленного под охрану. То есть все было в одном подчинении. Сейчас мы это разделяем. За закупку и тендеры отвечает отдельная часть. Плюс Генинспекция будет это контролировать. Вторая часть – G4, которая будет планировать как минимум на год. Они будут четко давать ответ на вопрос: что нам нужно купить на следующий год. Потому что часто закупки нужно сделать "на вчера". Но это надо планировать. В таком случае будет дешевле. И третья структура – контролирующая, отвечающая за качество, охрану и распределения.

У этих структур будет разное подчинение. Например, департамент закупки будет подчиняться напрямую командующему. Генинспекция его контролирует. G4 подчиняется начальнику штаба. И команда логистики подчиняется своему командованию.

- Какого эффекта ждать от реформы?

- Цель – достигнуть совместимости между украинскими и натовскими правилами на всех уровнях: стратегическом, оперативном, тактическом. Чем более мы понятны и современны для наших западных союзников, тем более близкий уровень координации и тем большие размеры помощи мы получим.

В рамках внутреннего взаимодействия реформа принесет полное взаимопонимание между подразделениями и офицерами. И главное: теперь, когда мы будем направлять офицеров на подготовку, они будут понимать, о чем идет речь, потому что это будет общая система. Мало того, когда мы их будем направлять на Запад на стажировку, они будут свободно взаимодействовать с натовскими офицерами из аналогичных структурных подразделений. У них у всех будет один и тот же перечень функциональных обязанностей, полномочий и ответственности.

Важный момент – подготовка по английскому языку. Планируем создать Центр по изучению английского для офицеров главка и ТРК, чтобы переподготовка проводилась не только в училище.

Децентрализованную систему управления выбрали страны, которые воюют. Она показала, что взаимодействие между военными при разведении подчинения происходит отлично. Я сам неоднократно принимал участие в военных компаниях в разных странах, в частности, в Афганистане и Ираке. Не имело значения, кто со мной рядом, - немец, француз либо еще кто-то. В Афганистане я подчинялся французам в объединенном штабе. Но у нас был свой батальон, который подчинялся бригаде англичан. За оперативное планирование отвечали американцы. Но мы четко друг друга понимали, принимали приказ, а далее принимали решение, как его выполнить оперативно.

В СТРАНАХ НАТО УСТАВЫ МЕНЯЮТСЯ ПРИ МАЛЕЙШЕМ ИЗМЕНЕНИИ НА ТАКТИЧЕСКОМ УРОВНЕ 

- Вы знаете, как эта система работает на Западе, у вас есть опыт ее внедрения в Грузии. Видите ли украинские особенности?

- Особенность в том, что сейчас в Украине война и все это не так быстро пройдет, как прошло в Грузии. Не надо рушить ту систему, которая существует на сегодняшний день и которую мы меняем. Исходя из того, что мы имеем, нужно постепенно проводить реформу в отдельных частях и родах войск, а не менять все сразу. Чудес не будет.

Систему всегда нужно реформировать, исходя из той ситуации, которая есть на текущий момент. В Украине войны не было, по сути, со времен Второй мировой. Здесь действовали критически устаревшие уставы и процедуры действий на службе. 

В странах НАТО уставы и процедуры меняются при малейших изменениях на тактическом уровне. Максимум через несколько месяцев новые стандартные процедуры доходят до солдат. И внедряют их как раз такие инструктора, которых мы хотим обучить в Украине. Поэтому в Нацгвардии и в армии мы должны использовать систему инструкторов для внедрения новых уставов и процедур. 

Перехід Нацгвардії на натівську структуру управління підготовлено, це важливий сигнал для наших союзників, - Гіоргі Каландадзе 03

- Каким образом новая система направлена на дисциплину, на многие пороки, которые распространяются на военнослужащих, – алкоголь, наркомания, нарушения дисциплины?

- Когда мы с нашими инструкторами под Углегорском тренировали батальон разведки, был мороз -26. Они стояли там неделями. Я понимаю, что кто-то выпил, чтобы стало теплее. Нельзя всех равнять под одну гребенку и называть поголовно алкоголиками. Нужно работать, чтобы алкоголь в принципе не заходил на "передок" и в бригады. И само с собой, в подобных случаях объяснять, что от алкоголя, наоборот, станет еще холоднее и хуже.  

Это не только украинская особенность, не надо преувеличивать ее масштаб. На любой войне возникают психологические проблемы, и это не обязательно пьянство. Это проблема, которая требует системного решения.

В новой системе предусмотрен командующий, отвечающий за психологическую подготовку. В борьбе с так называемым аватарами нужно поддерживать командиров и работать на предупреждение и на превенции. Нужно проводить грамотное психологическое тестирование. Во-вторых, военная полиция. Это не та структура, которая действует против командира взвода или роты. Наоборот, она поддерживает руководителя. Я знаю, что в Украине у командиров нет времени заниматься солдатами, так как они завалены бумажной работой. Поэтому в целом залог успешного реформирования по кадровому составу – подготовить сильных сержантов, ввести военную полицию и задействовать группы психологического обеспечения. Необходима децентрализованная система управления.

- Новая система управления предполагает усиление гражданского контроля, открытости?

- Национальная гвардия находится под управлением Министерства внутренних дел, где министр гражданский. Поэтому гражданский контроль там вполне достаточный. Как раз открытость Нацгвардии дает нам возможность осуществлять такие реформы. Поскольку я генерал в отставке, то я являюсь и гражданским лицом. Это уже признак беспрецедентной открытости – осуществлять структурные изменения с участием волонтеров. У Нацгвардии есть дополнительные функции – защита посольств и стратегические объекты. Добавлены функции конвоирования. Мы учли это в плане реформы. Нацгвардия отвечает за безопасность в стране, поэтому есть темы, которые мы не можем обсуждать открыто. 

Перехід Нацгвардії на натівську структуру управління підготовлено, це важливий сигнал для наших союзників, - Гіоргі Каландадзе 04

- Когда изменения в управлении Нацгвардии будут внедрены полностью?

- Через пару месяцев в учебном центре в Золочеве внедряется новая система подготовки сержантов. Меняется штат и структура управления. В октябре стоит ожидать работы новой системы. Это будет начало, один из первых шагов.

В первой половине 2018 года новая структура управления заменит старую организационно-штатную структуру. На уровне центрального аппарата НГУ она станет совместимой с организацией системы управления по стандартам НАТО.

- Если будет реформировано управление Нацгвардии, но не будет реформирована общая система управления в оборонных ведомствах, насколько это эффективно?

- Министерство обороны имеет свой план действий, Нацгвардия идет по своему плану, но цели у нас общие, стандарты НАТО в управлении едины, так что рано или поздно все мы придем к достижению этой общей цели. Хотелось бы побыстрей, конечно.

- Как в странах НАТО оценивают эту реформу? С кем вы взаимодействуете?

- Офис НАТО знаком с переходным вариантом реформы, который мы с генералитетом и с руководителем Нацгвардии им предоставили. Мы контактируем со всеми структурами НАТО, представителями США, мы делаем и согласовываем все эти проекты открыто для наших западных союзников. Мы работаем не только для изменений структуры, но и для повышения доверия наших союзников к Украине. На эту работу уходит огромная часть времени, но это тоже составляющая часть процесса реформ. В Украине собраны огромные интеллектуальные силы западных советников: их анализ и предложения необходимо полноценно использовать, опираться на их видение и опыт. Мы вместе с ними подробно обсуждали и обсуждаем все детали реформ, и представители НАТО в Украине одобрили ее.

- Из каких источников происходит финансирование реформы?

- В целом реформа должна сопровождаться увеличением финансирования оборонных структур и повышением эффективности расходов бюджета. Создание профессиональной армии должно сопровождаться стимулами, чтобы профессионалы могли сохраняться на службе и имели время и мотивацию к постоянной учебе.

- Насколько удобно, будучи гражданским инструктором-волонтером, делать системные изменения в структуре, которая не менялась десятки лет?

- Честно сказать, нашему центру "Патриот" работать с главком НГУ непросто, но это нормальный рабочий процесс, легкого здесь быть не может. Ведь в Украине, как и в Грузии, нет возможности на сотни и тысячи должностей поставить сразу подготовленных к данной работе людей с опытом службы в НАТО. Поэтому работать надо с теми людьми и отношениями, которые есть сейчас. Нас в центре Константин Паршин собрал не для того, чтобы мы делали чудо, чтобы мы подготовили кого-то, чтобы мы сделали какую-то показуху, а чтобы изменить систему. И мы спокойно работаем, понимая, что большие изменения требуют времени, процедуры, этапности. У нас были дебаты с генералитетом, полковниками, офицерами. Я вижу, что полковники, не понимавшие ранее сущность реформирования, теперь в основном поддерживают эту идею. На презентациях порой объясняют необходимость реформ лучше, чем мы. 

Перехід Нацгвардії на натівську структуру управління підготовлено, це важливий сигнал для наших союзників, - Гіоргі Каландадзе 05

Командующий Юрий Аллеров понимает, что взаимопонимание между натовскими странами дает надежду, что общий враг не перейдет в открытое нападение, потому что мы очень быстро сможем взаимодействовать. Нужно взаимодействовать с другими странами, которые хотят помогать Украине, чтобы в будущем не допустить таких же проблем на своей территории. Чтобы когда-то вступить в систему безопасности НАТО, надо быть структурно готовым присоединиться к НАТО. Кроме нас, никто этого не сделает. Уверен, что Украина станет сильной державой, которая не только защитит от российской агрессии себя, но и станет другом для маленьких стран, которые также сражаются за свою независимость.

Ольга Скороход, Цензор.НЕТ
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору