EN|RU|UK
 Суспільство
  14967  12

 КОМАНДИР 81 ОКРЕМОЇ АЕРОМОБІЛЬНОЇ БРИГАДИ ПОЛКОВНИК ЄВГЕН МОЙСЮК: "ПІСЛЯ ТОГО, ЯК ПУНКТОМ ПОСТІЙНОЇ ДИСЛОКАЦІЇ ДЛЯ БРИГАДИ СТАВ КРАМАТОРСЬК, Я ПЕРЕВІЗ СЮДИ ДРУЖИНУ І ДОЧКУ. ДЛЯ МОЄЇ РОДИНИ ТЕПЕР ЦЕ РІДНЕ МІСТО"

Сьогодні, в день ВДВ, 38-річний офіцер, який воював під Савур-Могилою, відправляв своїх бійців у Донецький аеропорт і на Авдіївську промку, розповів, чому став десантником.

Евгений Георгиевич очень спокойный и приветливый. Во время нашей недолгой беседы мне показалось, что ему больше нравится улыбаться и шутить, чем распекать подчиненных или быть суровым командиром. Хотя военный опыт, несмотря на достаточно молодой возраст комбрига, позволяет ему вести себя с превосходством. Но полковник не бравирует ни тем, что дважды участвовал в миротворческих миссиях – в Косово и Ираке, ни тем, что является рыцарем ордена Богдана Хмельницкого III и II степени, которые получил за войну на востоке Украины. Причем первую награду он получал, еще не будучи командиром бригады.

Командир 81 окремої аеромобільної бригади полковник Євген Мойсюк: Після того, як пунктом постійної дислокації для бригади став Краматорськ, я перевіз сюди дружину і дочку. Для моєї родини тепер це рідне місто 01

Три года назад, как раз в эти дни, Евгений Мойсюк, служивший тогда в 25-й десантной бригаде, был одним из тех, кто руководил операцией по взятию Саур-Могилы. 

Командир 81 окремої аеромобільної бригади полковник Євген Мойсюк: Після того, як пунктом постійної дислокації для бригади став Краматорськ, я перевіз сюди дружину і дочку. Для моєї родини тепер це рідне місто 02

"НИ РАЗУ НЕ ПОЖАЛЕЛ О СВОЕМ ВЫБОРЕ"

– Я пошел в ВДВ по примеру старшего двоюродного брата, – рассказывает Евгений Георгиевич. – Он служил в десанте, рассказывал о том, чему их там учили, что совершал прыжки с парашютом, показывал свой дембельский альбом с фотографиями, которые меня просто завораживали. Мне хотелось пройти все тоже самое. Естественно, что тогда же, будучи подростком, смотрел фильм "В зоне особого внимания", который подвиг пойти служить в десант не только меня, но и многих мальчишек. И я не пожалел о своем выборе до сих пор. Понимаете, тельняшка и берет – это внешние атрибуты, символы десантников. Это просто красиво, а суть войск гораздо более глубокая. И она как раз проявилась, когда начались события в Крыму. Мои сегодняшние подчиненные, тогда еще, в 2014 году, военнослужащие разведывательной роты 25-й бригады, в начале марта были на полуострове, так как там должны были пройти учения. Именно они, несмотря на попытки "зеленых человечков" войти на территорию части, где располагалось подразделение, не только не допустили этого, но и вышли из Крыма со всей техникой и оружием. Их вел командир разведывательной роты 25 воздушно-десантной бригады Вячеслав Заец. Сейчас он – заместитель командира 122 отдельного аэромобильного батальона 81 бригады. Позже, когда мы стояли под Амвросиевкой, я был уверен, что российские командиры поступят так же, как и в Крыму – введут или неопознанных "зеленых человечков", или, стянутые к тому времени вдоль границы, регулярные войска под видом миротворцев, чтобы повлиять на мировое сообщество. Но все оказалось гораздо серьезнее. Российские войска начали днем и ночью обстреливать нас со своей территории, зная, что мы не сможем им ответить.

Полковник Евгений Мойсюк участвовал в том знаменитом рейде, о котором был снят документальный фильм. Колонна техники пробивалась по тылам боевиков, чтобы десантники из 95-й бригады добрались до подразделений украинской армии, заблокированных на границе с Россией.

– Уже там, в районе Амвросиевки, мы начали ставить блокпосты. И это было правильное решение. В те дни пытались вывезти на лечение в Россию раненого сепаратиста Бабая, – рассказывает Евгений Георгиевич. – Эта группа и нарвалась на нашу третью роту, которая их встретила. В том бою погибли не менее семи человек со стороны противника. Еще около десяти были ранены. Но Бабая через наши блокпосты они вывезти так и не смогли.

В 20-х числах июля 2014 года мы через Дебальцево и Шахтерск пошли на Саур-Могилу. Начали движение со стороны Артемовска, обошли Дебальцево, прошли на Никишино и Каменку. Зашли с восточной части Шахтерска. Там взяли в плен около десяти сепаратистов, которые подтвердили информацию, что противник собрал не менее тысячи бойцов в Шахтерске. В это время 95-ая бригада первый раз взяла Саур-Могилу, обеспечив выход 79-й бригаде из окружения. Меня часто спрашивают, как удалось сохранить людей, ведь мы шли по тылам врага. За это благодарю наших разведчиков. Эмиль Ишкулов со своей группой постоянно находился впереди. Только на пути к Шахтерску они обнаружили три засады врага. А под Дебальцево нашли дороги, по которым можно было обойти оккупированный город. На одном из этапов продвижения разведчики уничтожили группу из пяти человек, забрали их оружие. Тогда я впервые увидел российские РШГ (ручная штурмовая граната).

Удивлением для меня стало и то, что некоторые жители Шахтерска делились с нами информацией: "Сепары на площади в центре города, в 15 минутах пешком от вас. Там целый лагерь, ударьте по ним из артиллерии!" Представьте себе, человек живет здесь же, по-соседству, и говорит мне: "Бейте по врагу". Но мы не ударили. Возможно, зря. Я об этом не раз после этого думал. Мы бы могли там такие потери нанести... Но палаточный город поставили в центре города, и поэтому мы не ударили...



Командир 81 окремої аеромобільної бригади полковник Євген Мойсюк: Після того, як пунктом постійної дислокації для бригади став Краматорськ, я перевіз сюди дружину і дочку. Для моєї родини тепер це рідне місто 03

"МОИМ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯМ "ПОВЕЗЛО" ВОЕВАТЬ И В ДОНЕЦКОМ АЭРОПОРТУ, И В АВДЕЕВСКОЙ "ПРОМКЕ"

Именно в 81-ой бригаде один из батальонов носит имя погибшего в Донецком аэропорту Ивана Зубкова, Героя Украины и Народного героя Украины.

– Имя Ивана Ивановича отражает массовый героизм, благодаря которому в 2014-12015 годах люди поднялись и защитили Украину, – говорит полковник. – На Крабе, такой позывной носил Иван Зубков, держалось подразделение. Ему хватало характера брать на себя ответственность, принимать решения, поэтому он пользовался уважением бойцов, они шли за ним, верили ему. К сожалению, Донецкий аэропорт стал местом гибели многих легендарных бойцов. Важно, чтобы память о них жила долгие годы. И то, что батальон носит имя Зубкова, как раз и является гарантией того, что о его подвиге мы будем помнить. Знаете, Краб, как и многие другие бойцы, пришел добровольцем защищать Украину, до этого он был гражданским человеком. Учителя, бухгалтеры, шахтеры, водители, не имея представления об оружии и тактике, быстро всему учились, у них открывались прекрасные военные задатки.

В конце ноября 2014 года 81-ая отдельная аэромобильная бригада заменила 79-ую десантно-штурмовую в районе Донецкого аэропорта.

– С этого момента оборону ДАПа держали поочередно, а под конец и вместе, два батальона 81-ой бригады, в составе которых в основном были мобилизованные и добровольцы, – продолжает Евгений Георгиевич. – В январе мы пытались деблокировать аэропорт. Для этого нужно было взять под контроль монастырь возле села Веселое. Если бы мы его заняли, увеличилась бы наша зона влияния, мы бы могли нормально подвозить в терминал все необходимое. К сожалению, монастырь мы так и не взяли. На это есть много причин. Танки противника били по терминалу каждый час, поэтому мы должны действовать максимально быстро. Сводный отряд, собранный из разных подразделений, не был слажен. Не все готовы были идти на штурм... Не так давно появились воспоминания о том штурме со стороны сепаров. Интересно было почитать, как они все видели и воспринимали. К сожалению, тогда мы их не дожали. А ведь они были практически раздавлены…

Когда боевики поняли, что не могут захватить терминал, то решили его разрушить. После освобождения из плена Андрея Гречанова, позывной Рахман, в декабре 2015 года, он пересказал мне слова сепаратистов о том, что происходило в здании с их стороны. Что для того подрыва подразделения противника притащили противокорабельные мины и сбросили с верхних, подконтрольных им этажей, нашим бойцам на голову. Одна не сдетонировала, тогда бросили вторую. Взорвались обе... Хотя по другим данным противник использовал установку УР-77, а это больше чем 500 кг взрывчатки в тротиловом эквиваленте. Андрей Гречанов пешком пришел из разрушенного терминала и доложил обстановку. На трех бронированных машинах туда отправили группу под его руководством, чтобы эвакуировать раненых и вывести уцелевших бойцов. На пути к терминалу машина Рахмана перевернулась, погиб механик-водитель... У Гречанова были ожоги глаз... Вывезти раненых стало невозможно.

Сейчас многие сравнивают "промку" с Донецким аэропортом. Моим подразделениям "повезло" воевать и под Авдеевкой. Так вот это совершенно разные условия обороны и ведения боев. В аэропорт мы заходили в ОКРУЖЕНИЕ, а здесь этого нет. И в отличие от терминала, на "промке" мы постоянно расширяли свое влияние.

С 2014 года в бригаде погибли 99 десантников, 54 из которых пали непосредственно в боях за Донецкий аэропорт. 317 получили ранения. 50 из них получали медицинскую помощь на месте, отказываясь выезжать в медицинские учреждения, а еще более сотни таких раненых через пять-десять дней вернулись на позиции. К счастью, на сегодняшний день никто не находится в плену.

– В первый период войны мы сами меняли пленных, – вспоминает Евгений Мойсюк. – Я вышел на связь с командиром сводной бригады Кононовым: "У меня восемь твоих бойцов, у вас – трое моих в плену и двое раненых. Готов к обмену". А тот тянул, обвинял нас в чем-то. Две недели с нами ездили сепары. Но в итоге я их обменял и своих забрал.

Осенью 2014 года бригада начала писать свою историю. При ее формировании было решено, что дислоцироваться она будет в Донецкой области, прямо в зоне АТО, в городе Краматорск. После того, как в освобожденном городе наладилась жизнь, Евгений Мойсюк перевез сюда свою семью.

Командир 81 окремої аеромобільної бригади полковник Євген Мойсюк: Після того, як пунктом постійної дислокації для бригади став Краматорськ, я перевіз сюди дружину і дочку. Для моєї родини тепер це рідне місто 04

В декабре прошлого года Евгению Мойсюк помогал организовать церемонию награждения негосударственным орденом "Народный герой Украины" в Краматорске. Ордена вручала известная артистка Ада Роговцева. Подарить ей цветы комбриг поднялся вместе с дочкой

– Моя семья живет в этом городе, – говорит полковник. – Многие офицеры так же, как и я, привезли своих родных сюда. Краматорск – нормальный украинский город. В прошлом году первого сентября на торжественной линейке в школе, в которой преподавание идет на русском языке и только несколько классов – украинские, были настолько патриотические выступления детей... Я такого не видел, когда мы жили в Гвардейском, Днепропетровской области. Теперь я считаю Краматорск родным городом. Но самое удивительное знаете что? Когда я учился в школе, в Черновцах, учителем украинского языка и литературы у меня была Любовь Максимовна Иванова. Она сама была родом отсюда, с Донетчины. Ее судьба забросила к нам, а меня – сюда. Если бы не связал свою жизнь с ВДВ, вряд ли бы тут оказался.

Виолетта Киртока, "Цензор.НЕТ"
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору