EN|RU|UK
 Суспільство
  6886  14

 В УКРАЇНІ ПЕРЕХІД НА СТАНДАРТИ НАТО ВІДБУВАЄТЬСЯ ПОРІВНЯНО ШВИДКО, ТОМУ ЩО Є ЗВ'ЯЗОК МІЖ НАВЧАННЯМ І ПРАКТИКОЮ В АТО, - БРИТАНСЬКИЙ САНІНСТРУКТОР ШОН АРДРОН

"Цензор.НЕТ" поспілкувався з британським військовим інструктором Шоном Ардроном, який із 2014-го викладає в Україні за стандартами НАТО курс із надання допомоги пораненим у бойових умовах для бійців сил спеціального призначення. Шон - капрал у відставці. Пройшов не одну військову кампанію сил НАТО.

На днях он вернулся с одного из проектов общественной организацией "Захист патріотів", которая благодаря помощи украинской диаспоры на Западе внедрила в Украине несколько курсов медподготовки по натовской программе. За три года Шон натренировал сотни украинских бойцов и разработал для украинцев специальный медрюкзак по натовским стандартам.

Подобная программа, но уже на государственных началах, теперь внедряется в украинской армии. На базе 169 учебного центра "Десна" разработан тренинговый центр, который будет проводить подготовку по медицинской школе армии Вооруженных сил США. Схема фактически идентичная той, по которой работает Шон.

Мы услышали от Ардрона порой ожидаемую, а порой непредсказуемую оценку. Чем украинская армия в 2014-м похожа на британскую армию в Ираке и Афганистане десятилетней давности? Почему в Украине стандарты НАТО внедряются быстрее, чем в других странах? И как преодолеть существующую вражду между разными подразделениями в рамках украинских сил?

В Україні перехід на стандарти НАТО відбувається порівняно швидко, тому що є звязок між навчанням і практикою в АТО, - британський санінструктор Шон Ардрон 01

СПЕЦИАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ ПО ОКАЗАНИЮ ПОМОЩИ РАНЕНЫМ В БОЕВЫХ УСЛОВИЯХ КАК ТАКОВОЙ В УКРАИНСКОЙ АРМИИ НЕ БЫЛО

- Шон, расскажи о своем боевом и инструкторском опыте.

- Я служил в британской армии. Затем работал в британском посольстве в Багдаде. Я был частью команды инструкторов британской армии. Затем мы тренировали военнослужащих по всему миру, поэтому у меня есть понимание, как работают военные и какова специфика военных структур в разных странах. Когда я приехал в Украину, у меня уже был опыт 19 лет службы и тренировки военных по всему миру. Мой опыт позволяет мне уверенно чувствовать себя, занимаясь подготовкой бойцов в Украине.

- Как ты начал сотрудничество с "Захистом патріотів" и как пришел к разработке спецкурса?

- Все началось в 2014 году после событий на Майдане. В то время Patriot Defence раздавали аптечки для обычных солдат и проводили тренинги по оказанию первой медицинской помощи. Но как таковой специальной медицинской подготовки в украинской армии не было. Ранее военнослужащие учились по тем же программам, по которым учатся гражданские. Но так не может быть! Это абсолютно разные навыки по оказанию медпомощи в боевых условиях.

Основная разница между военной и гражданской медициной состоит в том, что на гражданке плохие люди в вас, как правило, не стреляют. Соответственно, характер травм другой и условия оказания помощи также. Поэтому, исходя из этих особенностей, мы разработали свой курс "Медик войск специального назначения". По состоянию на июнь 2017 обучение прошли 384 бойцов, им передано 214 медицинских рюкзаков. Другая программа ГО "Защиты патриотов" – "Поддержка жизни во время травмы" - подготовила по мировым стандартам 126 военных и 216 гражданских врачей. Если говорить в целом, программу подготовки бойца-спасателя прошли более 28 тысяч бойцов и более 5 тысяч курсантов.

- Курс "Медик войск специального назначения" разработан, исходя из украинских реалий, но учитывая общемировой опыт?

- Мы все построили на стандартах подготовки НАТО. Всегда есть нюансы подготовки для разных подразделений даже в рамках одного вида войск. Поэтому вместо того, чтобы подстраиваться под каждое подразделение и постоянно вносить изменения в программу, мы идем по общей стандартной схеме, апробированной годами в разных странах.

В Україні перехід на стандарти НАТО відбувається порівняно швидко, тому що є звязок між навчанням і практикою в АТО, - британський санінструктор Шон Ардрон 02

- За эти три года ты видел разные украинских подразделения. Какие изменения ты отмечаешь в украинских силах за это время?

- Если говорить в общем, то изменения медленные, но есть. Первое, что бросается в глаза – изменения в званиях и координации. Видно, что в подразделениях, которые развиваются и прошли значительный боевой путь, в командовании упор делается не на офицеров, а на сержантский состав. Это очень позитивно влияет на слаженность подразделения.

- А если взять медицинскую подготовку?

- Не могу много сказать об изменениях в обучении по тактической медицине. Большинство подготовки из того, что я видел, - это то, что давали мы и другие общественные организации. Если говорить конкретно о нашей деятельности – то мы проводим курсы высокого класса согласно мировым стандартам.

Особенность в том, что здесь, в Украине, у нас получается лучше передать все свои знания и умения, чем если бы я это делал в британской армии. Благодаря тому, что эти курсы проводит негосударственная организация, у нас больше развязаны руки и меньше проблем с бюрократией.

- Есть вероятность, что со временем этот курс все же будут проводить не волонтеры, а кадровые инструктора. Если, как ты говоришь, бюрократия может помешать результативности, как сделать так, чтобы подобные курсы оставались эффективными?

- Я не вижу в этом проблемы. Думаю, мы будем продолжать вести наш курс. И прошедшие через наш курс инструктора будут проводить обучение, исходя из полученного опыта.

В Україні перехід на стандарти НАТО відбувається порівняно швидко, тому що є звязок між навчанням і практикою в АТО, - британський санінструктор Шон Ардрон 03

МЫ НЕ УЧИМ РЕБЯТ В АУДИТОРИЯХ. ОТРАБАТЫВАЕМ ТАКТИЧЕСКИЙ СЦЕНАРИЙ В ЛЕСАХ, ПОЛЯХ

- Про сам курс можешь детальнее рассказать?

- Подробностей я раскрывать не могу. Курс семидневный. Мы работали со всеми подразделениями специального назначения – ССО, СБУ, ГУР, "КОРД". Проведено около 35 таких курсов. Для некоторых частей мы проводили курсы повторно, чтобы обновить навыки. В идеале, бойцы должны через 2-3 года проходить этот курс повторно. Кроме того, каждый боец в индивидуальном порядке должен следить за обновлением протоколов. Он берет на себя ответственность за поддержку знаний и их развитие.

Мы работаем по стандартам НАТО. Используем алгоритм MARCH ( Massive Hemorrhage - Airways - Respiration - Circulation - Hypothermia, – ред.), то есть массивное кровотечение – проходимость дыхательных путей – травмы грудной клетки и далее по алгоритму. В отличие от курсов, которые привыкли проводить в Украине, ребята не обучаются в аудиториях. Они получают знания исключительно в условиях, максимально приближенным к боевым. Во-первых, так они не будут расслабляться. Во-вторых, так они лучше получают практику.

Мы могли бы обучать их в классах, используя презентации. Но мы идем в леса, поля или в любую другую местность, где потенциально может работать конкретное подразделение. Подбираем локации под конкретное подразделение. То есть, отрабатываем тактический сценарий.

- Видишь ли содействие со стороны офицеров и высшего украинского командования происходящим  изменениям в подготовке личного состава?

- Офицеры некоторых подразделений очень содействуют. Некоторые наоборот не очень охотно нас воспринимают. Не буду называть конкретные подразделения.

В Україні перехід на стандарти НАТО відбувається порівняно швидко, тому що є звязок між навчанням і практикою в АТО, - британський санінструктор Шон Ардрон 04

- Как ты для себя объясняешь отсутствие со стороны части командования заинтересованности в проведении такого курса по стандартам НАТО?

- Мешают представители старой школы. Они считают, что знают лучше, а все, что им говорят со стороны, они не принимают. В то же время есть молодые ребята, которые понимают, что их система может быть лучше. Последний курс мы проводили в военной части 3018 Нацгвардии. Из всех тренировочных лагерей, в которых я был в Украине, это один из лучших. У них отличная ранговая система, хорошая дисциплина. Эта часть создается по системе НАТО. Туда провели хороший отбор.

Если бы таких лагерей было достаточно, проблем в украинской армии было бы гораздо меньше. Но сегодня я вижу разнобой. Мне рассказали случай, правда, не знаю, о каких подразделениях идет речь. Один из бойцов, который проходил наш курс, покинул его, потому что не хотел принимать команды от офицера высшего по званию, но из другого подразделения. А теперь представьте такую же ситуацию, но в АТО!

Армия не может строиться с такой системой управления! Если я командир моего подразделения, то командую я только им, но другие подразделения должны меня уважать. В Украине же подразделениям трудно уживаться между собой из-за чувства, что если кто-то из другого подразделения, то с ним не нужно сотрудничать. Мы должны понимать, что мы все из одной армии.

- Для изменения ситуации, какие меры необходимы?

- Одним из выходов будет стандартизация подготовки личного состава – по стандартам НАТО. Во всех подразделениях в Украине, в которых я был, ситуация очень отличается от того, что я видел в других частях. Отсутствие единой тренировочной системы делает невозможной коммуникацию между подразделениями.

Стандартизированная система дает возможность командирам понять принципы кооперации (которые при стандартной подготовке также будут стандартными). Таким образом, командир из другого подразделения сможет понять, как управлять людьми в другом подразделении, и какую тактику для них выстраивать. Это очень важно при проведении больших военных операций.

В Україні перехід на стандарти НАТО відбувається порівняно швидко, тому що є звязок між навчанням і практикою в АТО, - британський санінструктор Шон Ардрон 05

В ИРАКЕ И АФГАНИСТАНЕ У НАС БЫЛИ ТОЛЬКО РЕЗИНОВЫЙ ЖГУТ И БАНДАЖ. МНЕ ЭТО НАПОМИНАЕТ СИТУАЦИЮ В УКРАИНЕ В 2014-М

- Как оцениваешь экипировку украинских сил, в частности по медицинской части?

- Очень-очень-очень не хватает снаряжения, хотя многое уже сделано. Даже если говорить в общем, а не только о медицинском снаряжении, страна не должна оставлять это на плечи общественных организаций. Я не знаю, какова полная система экипировки медицинской роты в украинской армии, но знаком с медицинской кухней тех подразделений, с которыми работал.

Опять-таки, выход один – использовать то снаряжение, которое используется в странах НАТО. Оно испробовано не в одной военной кампании, и его эффективность доказана. Специально для нашего курса мы разработали рюкзак, который выдаем бойцам после его окончания. В состав входит все необходимое снаряжение для того, чтобы работать с раненым в полевых и боевых условиях. Мы не сами его придумали за 6 месяцев. Мы базировались на опыте операций, которые проводились в последние 10 лет на территории других стран. Этот рюкзак является хорошим примером стандартизированного натовского снаряжения.

В Україні перехід на стандарти НАТО відбувається порівняно швидко, тому що є звязок між навчанням і практикою в АТО, - британський санінструктор Шон Ардрон 06

Когда я работал в Ираке и Афганистане, у нас было очень ограниченное количество медицинского снаряжения. Мы имели бандаж, резиновый жгут, и, по сути, все. До этого последняя война для британской армии была аж в 1992 году. В чем-то мне это напоминает украинскую ситуацию в 2014-м. Но в Украине немного по-другому. С помощью "Защиты патриотов" мы можем оперативно предоставить украинским бойцам то снаряжение, которого так не хватало нам 10 лет назад, и учить их на тех уроках, через которые прошли мы. Нас тогда было некому учить. Поэтому нам пришлось быстро учиться самим и внедрять новые принципы экипировки. На то, чтобы придумать схему этого снаряжения,
 у нас ушло 5-7 лет. Все то, чему мы научились, теперь можем передавать Украине.

В Україні перехід на стандарти НАТО відбувається порівняно швидко, тому що є звязок між навчанням і практикою в АТО, - британський санінструктор Шон Ардрон 07

- Какие критически важные позиции в снаряжении были внедрены в британской армии и других армиях НАТО по результатам кампаний в Ираке и Афганистане?

- В первую очередь, турникет (жгут) и окклюзионная наклейка для ранений в грудную клетку. Это то, чего так не хватало украинской армии в 2014-м. Причем, отмечу, что вовсе не обязательно это снаряжение было придумано и испытано сразу после кампаний в Ираке и Афганистане. Оно разрабатывалось постепенно, исходя из всего военного опыта.

- Если сравнивать процесс перехода Вооруженных сил и других оборонных структур Украины на стандарты НАТО с аналогичными процессами, которые проходили другие страны, например, Грузия. Ты видишь разницу?

- В других странах переход происходил немного медленнее. В Украине все сравнительно быстро происходит, потому что есть быстрая связь между обучением и практикой в АТО. Бойцы сразу едут в зону боевых действий, и на практике оперативно проверяют, что из теории работает, а что – нет. Если бы я тренировал какое-то подразделение в другой стране, бойцы которого не ехали бы в зону боевых действий, то вероятно, они не очень-то обращали бы внимание на мои советы. В Украине зачастую бойцы очень мотивированы.


Ольга Скороход, "Цензор.НЕТ"
Фото: Наталия Шаромова, "Цензор.НЕТ"
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору