EN|RU|UK
 Суспільство
  53308  46
Матеріали за темою:

 Адам Осмаєв: "Я майже весь час її тримав, намагався, щоб кров не витікала, але це нереально. У мене на руках Аміна померла"


Автор: І. Ромалійська

Інтерв'ю з командиром чеченського батальйону імені Джохара Дудаєва Адамом Осмаєвим ми писали в лікарняній палаті, з відчиненими дверима, біля яких стояли двоє спецпризначенців. Автомати їхні лежали на лікарняній каталці.

Адам Осмаєв: Я майже весь час її тримав, намагався, щоб кров не витікала, але це нереально. У мене на руках Аміна померла 01

Вечером 30 октября 2017 года появляется срочная новость: под Киевом на железнодорожном переезде у Глевахи из засады расстрелян автомобиль известной четы добровольцев - чеченца и гражданина РФ Адама Осмаева и украинки, принявшей ислам и сменившей имя, Амины Окуевой. Амина погибла на месте. Адам - ранен в ногу. Место убийства оцепляет полиция, журналистов, приехавших туда ночью, не подпускают.

Через день, 1 ноября, Амину Окуеву похоронили в Днепре. Ранее ее муж Адам Осмаев заявил, что публичного прощания не будет, похороны будут закрытыми. Это породило слухи о возможной инсценировке. Адам выставил фото погибшей жены в ФБ и написал: "Просьба ко всем верующим молиться за Амину, сегодня мы ее похоронили".
Адам Осмаєв: Я майже весь час її тримав, намагався, щоб кров не витікала, але це нереально. У мене на руках Аміна померла 02
Адам Осмаєв: Я майже весь час її тримав, намагався, щоб кров не витікала, але це нереально. У мене на руках Аміна померла 03

Несмотря на просьбы близких, нашлись журналисты, которые поехали на кладбище в Днепр. Оно было с самого утра оцеплено сотрудниками полиции, никого не пускали, телеканал "ПРЯМОЙ" вел трансляцию с закрытых похорон.

Еще 1 июня Адам Осмаев и Амина Окуева заявили, что на них совершено покушение: Адам был ранен в грудь и руку, предполагаемый киллер также ранен: по нему стреляла Амина, защищая мужа. После этого "Цензор.НЕТ" опубликовал интервью с супругами. В редакцю они приехали с охранниками, говорили о том, что за покушением стоит глава Чечни Рамзан Кадыров и Кремль.

Нынешнее интервью мы пишем в госпитальной палате, где лежит Адам. Во время нашего разговора присутствует журналистка Громадського ТВ Настя Станко, которая занимается этой темой. Она тоже задает вопросы, поэтому интервью записали фактически совместно.

"АМИНА СОБОЙ ПРИКРЫЛА МЕНЯ". УБИЙСТВО

- Как ваше самочувствие, что у вас за ранение?

- У меня в ногу ранение сквозное, через кость. Вот в районе голени видно (показывает). Стреляли из автомата. Калибр пули - 5,45, поэтому она не сломала кость, а просто прошла. 

Адам Осмаєв: Я майже весь час її тримав, намагався, щоб кров не витікала, але це нереально. У мене на руках Аміна померла 04

- Расскажите, как происходило нападение.

- Это классическая засада была. В укромном месте, на повороте, военная такая засада. Мы переехали переезд и там Г-образный поворот, и на втором повороте внезапно началась стрельба автоматическая. Я сразу по газам...

- А вы за рулем?

- Да. Амина рядом со мной сидела. Обстрел шел с правой стороны, он буквально несколько секунд продолжался, пока я не ушел из зоны обстрела. Но за эти несколько секунд, к сожалению, в нее попали… Машина еще какое-то расстояние проехала, а потом заглохла, потому что двигатель, судя по всему, прострелили. Я остановился, думал, начнут добивать, подойдет кто-то. Но никто так и не подошел, они оказались трусами и сбежали. Тогда я начал уже Аминой заниматься. Она была уже без сознания. Ей попала пуля в голову, раздробила череп. Я пытался, конечно, “Целлоксом”, который мы всегда с собой носим, остановить кровь. Но она через какое-то время перестала подавать признаки жизни. Естественно, сразу позвонил в полицию сначала на 102, потом в скорую, и так далее.

– Выходит, они открыли стрельбу, когда вы еще подъезжали?

- Да. Оно как-то под углом сначала шло, потом, когда уже машина проезжала, пули шли в дверь. Выходит, что Амина собой прикрыла меня. 

Адам Осмаєв: Я майже весь час її тримав, намагався, щоб кров не витікала, але це нереально. У мене на руках Аміна померла 05

Июнь 2017г. Адам Осмаев и Амина Окуева дают интервью Цензор.НЕТ. 

- В Амине сколько пуль?

- Насколько я знаю, 5. Самое плохое - это то, что в голову попали. С остальными ранениями как-то можно было еще выкарабкаться. И ни одна пуля не попала в бронежилет.

- А она была в бронежилете?

- Да. И я был. После первого покушения почти всегда носили.

- Она успела вам что-то сказать на прощание?

- Нет

- А успела осознать, что произошло?

- Не думаю.

- А вы как поняли, что по вам стреляют?

- Стекло разбилось. У меня на лице есть следы от осколков. Летело стекло, пластик от панели… Я почти сразу понял, что происходит и надавил на газ, так учат: выходить надо из зоны обстрела любыми путями.

Адам Осмаєв: Я майже весь час її тримав, намагався, щоб кров не витікала, але це нереально. У мене на руках Аміна померла 06
Фото автомобиля выложил в сети боец АТО Ротан Крымский.

- Стреляли очередями?


- Да. Беспрерывные очереди, несколько секунд. В секунду Калашников делает 5 выстрелов. На месте в целом где-то около 20 пуль. Значит, если был один автомат, то обстрел длился 4 секунды. 4 секунды беспрерывной стрельбы.

– Вы же опытный стрелок, можете предположить - убийца стоял?

- Да, скорее всего. Потому что там высокая трава, кусты. Снизу - было бы сложно. Скорее всего, стоя расстреливал, поэтому точность не такая сильная, хотя и в упор практически расстреливали, но все равно пуля в меня только одна попала.

- Он стрелял так хаотично или это такой разлет был?

- Разлет большой у автомата. Когда стреляют стоя, нет устойчивости хорошей. Поэтому, какой бы хороший стрелок ни был, ему сложно стрелять в одно и то же место. К тому же, самым сложным считается попадание в движущуюся цель. Чем быстрее движется цель, тем сложнее в нее попасть. Поэтому там определенный разлет такой.

- А вы с какой скоростью ехали?

- Не больше 40 километров.

- После звонков в полицию и скорую кому звонили?

- Разным людям, чьи номера попадались. Руки были в крови, телефон не работал, было очень тяжело. Одновременно я пытался первую помощь оказать. И постоянно оглядывался, чтобы никто с оружием не подошел.

- Никаких других машин на дороге не было?

- Проезжали. Потом пешеход какой-то подошел, спросил, что случилось, начал тоже звонить в скорую. Потом я близким звонил. Матери сказал, что погибла дочь…

– А вы уже поняли, что она погибла?

- Да. Признаки жизни перестала подавать у меня на руках. Я почти все время ее держал, пытался, чтобы кровь не вытекала, но это нереально. У меня на руках она умерла.

– А вы постоянно ездили этим маршрутом? Нужно же было вас выследить…

- Мы, к сожалению, не могли отказаться от публичной жизни полностью. Иногда выезжали в город куда-то, на интервью, мероприятия какие-то. Старались смотреть, чтобы никто не следил. Я думаю, они как-то узнали, что примерно в этом месте мы проезжаем, и устроили засаду.

- Вы кому-то могли сообщить по телефону, что едете. Могли обговаривать с кем-то, кто вас в результате сдал убийцам. Есть у вас какие-то подозрения?

- Нет. Мы спонтанно выехали.

- А куда вы ехали?

- Мы хотели переехать с места, где уже почти год жили, не снимать больше жилье. Теща, мама Амины, купила там себе хатку небольшую, старую, по дешевке. Амина хотела жить на природе. И мы собирались домик отремонтировать. Не успели, меньше месяца назад купили…

Адам Осмаєв: Я майже весь час її тримав, намагався, щоб кров не витікала, але це нереально. У мене на руках Аміна померла 07 

– В Нацполиции заявили, что вы отказались от охраны. Почему?

- На самом деле это было не так. Нас просто предупредили, что охрана будет лишь до определенного времени.

- Кто предупредил?

- Наши же охранники. Сказали, что руководство им сказало, что охрана будет до такого-то времени - по-моему, три месяца. И какие-то бумаги, естественно, мы подписывали, что согласны с этим. Мы и так благодарны, что хоть столько охраняли. Потому что мы понимаем, что государству сегодня сложно всех охранять.

– Очень странная история выходит - вас охраняли всего три месяца…

- Дело в том, что этот вопрос плохо урегулирован в Украине с законодательной точки зрения. Где-то предоставляется охрана МВД, где-то СБУ, где-то еще чья-то охрана. Деньги на это ведомства берут из собственных бюджетов. Это незапланированные расходы. И достаточно дорогостоящее удовольствие, во-первых. А во-вторых, людей не хватает на самом деле. А закона, насколько я знаю, о защите свидетелей нет. Сейчас Антон Геращенко хочет пролоббировать такой закон и назвать его в честь Амины Окуевой.

- Мы в больницу прошли абсолютно совбодно. И только под вашими дверьми увидели двух охранников. Если бы мы были вооруженны, то могли бы их обезвредить и зайти к вам в палату...

- Не так все просто. Бандиты так не думают. Они боятся за свою жизнь, не будут связываться с вооруженными охранниками.

"ЗАКАЗЧИК - ЭТО МОСКВА". ВЕРСИИ

- Вы понимате, кто убийца?

- Да.

- Кто?

- Зачем сейчас лишний раз это озвучивать? Те же, кто и первый раз делал. Без всяких сомнений.

- Кадыров? (Рамзан Кадыров - глава Чеченской республики РФ, - ред.)

- Как исполнитель, возможно и Кадыров, один из организаторов. Заказчик – это Москва.

- С июньского покушения на вас прошло 5 месяцев. Денисултанов, который тогда в вас стрелял, задержан. Вы это связываете в одну цепочку. Почему следствие не вышло на тех, кто здесь, в Украине, организовывал покушение, исполнителем которого был Денисултанов?

- Объясню, как они действуют. У них есть группа наемников, которым они дают задание - совершенно разным автономным группам, но одно и то же задание. И кто его первым выполнит, тот получает вознаграждение. Вот так они действуют. Я уверен, что здесь несколько групп, которые выполняют эти задания.

– В одном из интервью вы сказали, что связываете убийство Амины и с покушением на нардепа Игоря Мосийчука.

- Да. Может быть, исполнители разные, но организатор - один и тот же, это все идет из России. 

Адам Осмаєв: Я майже весь час її тримав, намагався, щоб кров не витікала, але це нереально. У мене на руках Аміна померла 08

- Амина числилась помощницей Мосийчука. Они дружили?

- Были нормальные, уважительные отношения. Но о дружбе я бы не говорил. Мы симпатизировали его жесткой позиции в отношении российской агрессии.

- Вы допускаете вообще другие версии?

- Нет.

– У вас никаких других врагов нет? Никаких неприязней? Вот помню, что из вашего батальона люди уходили…

- Знаете, на войне этой уходили из каждого подразделения. Многих выгоняли. Я и сам выгонял алкоголиков, наркоманов, потому что много их было вначале - люди, которые себя нигде не нашли, шли воевать. Не исключаю, что гадости про нас сейчас пишут и говорят те какие-нибудь наркоманы, которых я выгнал. Но. Во-первых, ни у кого нет повода, чтобы такое делать. А во-вторых, и близко-близко-близко нет таких возможностей, такого умения, таких ресурсов… Бред, который распространяют российские агенты здесь, подхватывают и активно муссируют российские СМИ.

- Какой бред?

- Что это какие-то разборки за деньги и так далее. Стандартная работа российских спецслужб: при любом покушении через свою агентуру в Украине они закидывают версии. И так они сами сознаются в своей вине! Например, Кадыров сразу начал говорить, что это украинские спецслужбы сами ликвидировали. Это просто с его стороны признание. Вот и все.

ОЛЬШЕ НАДО БЫЛО ЗАБОТИТЬСЯ ДРУГ О ДРУГЕ, ПОТОМУ ЧТО ЖИЗНЬ СКОРОТЕЧНАЯ". ИСТОРИЯ ЛЮБВИ

- Расскажите, как вы с Аминой познакомились.

- Мы сошлись благодаря общим взглядам. Мы познакомились по интернету.

– Это где?

- На одном из форумов тематических. Мне нравилось, как она излагает свои мысли, грамотно, красиво пишет. Мне в первую очередь понравился ее ум. Начали общаться и выяснили, что находимся в одном городе - в Одессе. Я в то время скрывался в Одессе от преследования со стороны России. Мы встретились и какое-то время просто дружили, ходили куда-то, в разные места, кафе и т.д. В итоге поженились.

- А как вы поняли, что полюбили?

- Ну, я лично уже после первой встречи понял, чего я хочу. Понял, что раньше такую не встречал.

- Не только умная, но и красивая?

- Да, это большая редкость. И чем больше я ее узнавал, тем больше удивлялся. Я не мог поверить, что такие люди в наше время существуют: ей вообще практически неинтересны материальные блага и так далее. Она могла забыть и покушать. Если ее не накормишь чуть ли не силой, она вообще могла не есть. Только кофе пить. Она была очень принципиальным человеком, с очень обостренным чувством справедливости. Не могла терпеть даже малейшую несправедливость до последнего дня своего. Знаете, когда ремонт делали, она пыталась со мной наравне работать: мешки какие-то таскать. 

Адам Осмаєв: Я майже весь час її тримав, намагався, щоб кров не витікала, але це нереально. У мене на руках Аміна померла 09

- При том, что в ней килограммов 55, да?

- 60 с копейками. Я ей говорил,что не нужно, а она настаивала: “Это нечестно, что ты носишь, а я нет!” И тоже носила. Она и раньше подобное делала, поэтому однажды были проблемы со спиной. Но мы вылечили. Снова скажу, что от малейшей несправедливости она просто закипала, пока это не будет исправлено. Такой вот была человек, вообще не от мира сего. Хотя она была очень умная. Она получила достаточно сложное высшее образование - окончила хирургию, которая считается неженской профессией. Окончила с отличием, работали два года. За что бы ни бралась, в две секунды разбиралась! Настолько смышленая была. Она еще после школы училась какое-то время в Москве, на международных отношениях, и тоже очень хорошие успехи показывала, языки знала разные. Была всесторонне одаренным человеком. Красивая внешность - это было далеко-далеко не главное достоинство.

- А кто больше заботился – вы о ней или она о вас?

- Это сложно сказать. Сейчас понимаю, что больше надо было заботиться друг о друге, потому что жизнь скоротечная. Мы строим планы какие-то… Даже мы, люди, которые вышли на путь борьбы с такой империей страшной, которую весь мир боится, даже мы планы какие-то житейские строили. Потому что затянулась война, надо как-то жить.

– Ремонт затеяли?

- Да. К тому же Амина хотела устроиться в Киеве на работу новую - в офис ООН. Подала резюме, ходила на собеседование. Там были очень в восторге.

- Адам, у Амины есть сын от первого брака - Шамиль. Сейчас ему уже 15. Не планировали его сюда перевозить?

- Нет, он учится в Одессе. С бабушкой живет, она взяла на себя опеку над ним, заботится о нем, и он там хорошо себя чувствует.

- У вас с ним нормальные отношения? Все-таки, переходный возраст.

- Отличные отношения.У такой мамы, которая всех строит, не может быть какого-то разгильдяя.

- Из открытых источников известно, что первый муж Амины Иса Мустафинов был убит. Второй муж Ислам Тухашев, который еще называл себя Окуевым, в России осужден на пожизненное заключение. Амина с ним поддерживала какую-то связь? Переписку вела может быть, или на свидания ездила?

- Нет. Они давно уже развелись, за много лет до меня.

- Вы никогда не были с ним знакомы?

- Нет.

"В ПОЛИТИЧЕСКИХ ВОПРОСАХ Я КАТЕГОРИЧЕСКИ БЫЛ НЕ СОГЛАСЕН С ОТЦОМ, СО СВОИМИ РОДСТВЕННИКАМИ, С ДЯДЕЙ, БРАТОМ...". АДАМ

– Расскажите о себе. До того, как перебраться в Одессу, вы жили в Москве, до этого учились в Британии, у вас богатая семья...

- Хорошая семья. И хорошая работа была у меня. Я ездил на Хаммере тогда, в то время у меня второй Хаммер был в Москве.

- А что за работа?

- Я был менеджером большой компании, занимались аудитом, консалтингом и так далее. Но начали преследовать моего отца - он был вынужден покинуть Россиию, перебрался в Одессу. Он и сейчас живет в Одессе. А когда и меня стали преследовать, я тоже перебрался.

- Вы переехали в Украину, после того, как российские власти в 2007 году обвинили вас в подготовке теракта с целью убить Кадырова. В деле фигурировала машина, начиненная взрывчаткой.

- Все обвинения строятся на показаниях хозяина этой машины. Он сказал, что якобы я хотел из этой машины взорвать Кадырова, когда он будет в Москве. И для них неважно, что я не имел никакого отношения к это машине. Сейчас украинцы убедились в этом: Яценюк у них тоже участник боевых действий в Чечне и кучу еще небылиц рассказывали, дела возбуждают. Одного ловят человека, его пытают невыносимыми средствами, и он дает любые показания, на кого угодно.

– Многие ваши родственники работали в структурах Кадырова...

- В политических вопросах я категорически был не согласен с отцом, со своими родственниками, с дядей, братом и так далее. Я – сторонник независимости Чечни, причем убежденный, ярый. Не всегда это афишировал раньше, но тем не менее помогал активно Сопротивлению секретно.

- Деньгами или чем?

- Разным. Материально, скажем так, больше…

– Какие отношения были у вашего отца с Кадыровым?

- В Чечню моего отца пригласил Кадыров-старший, чтобы он как специалист восстанавливал нефтяной сектор. После смерти Ахмата, младший Кадыров начал устраивать диктатуру. Жесткими методами действовал, неприемлемыми для чеченца нормального. Ведь у нас всегда в обществе было равноправие. У нас никогда не было ни царей, ни диктаторов. А тут он появился, начал всех унижать... Строил эту диктатуру постепенно, ломал людей, унижал. Мой отец, когда это увидел, категорически был против.

– Он его критиковал?

- У них личностный конфликт был, из-за его поведения диктаторского. И отца предупредили, что нужно уехать из России. Он почему-то выбрал Одессу. Потом и я туда перебрался. Я был удивлен, насколько Одесса сильно отличается от Москвы, от России. Я раньше не думал, что вообще это разные страны – практически одно и то же, просто формальная граница какая-то. Оказывается, здесь вообще другие люди живут. Притом что Одесса такая достаточно пророссийская была. Все равно я увидел более европейский город, более европейские понятия у людей…

- Чем занималась ваша семья в Одессе?

- Папа много чем занимался. Он под Одессой даже построил перерабатывающий мини-нефтяной завод. И в Грузии построил, кстати. Я тоже занимался бизнесом, у меня аптека была в Одессе… Я же вообще бизнесу учился в Англии, на отлично, в колледже я был лучше всех. В колледже, где 90% англичан, я получил по бизнесу отметку А, которую в моем году не получил никто.

– А университет вы бросили?

- Университет я бросил, потому что началась война вторая в Чечне. Я уговаривал своего отца не ехать в Чечню, когда Кадыров его позвал. Я говорил: "Не лезь туда, прошу тебя!" Он настоял, говорил, что хочет помочь. И я тогда поступил по-хитрому. Я сказал: "А давай я поеду тебе помогать". И он согласился.

– Не сердился, что вы бросили учебу?

- Он, конечно, был против. Но война есть война. И отца же нужно было охранять. Я у него службу безопасности возглавлял.

- А сколько вам тогда было?

- Мне – 20. Это мне дало свободу передвижения по всей Чечне, потому что он чиновник такого ранга, имел удостоверение, то есть любые блокпосты я проезжал, мог передвигаться, где угодно.

- А у него должность какая была?

- Он был гендиректором госпредприятия "Чеченнефтепродукта".Оно владело всей нефтяной инфраструктурой в Чечне.

– В 2012 году в Одессе вас обвинили в подготовке убийства Владимира Путина. Задержали вас тогда, когда в квартире произошел взрыв. Один человек, находящийся внутри погиб.

- Взрыва не было, был пожар. Он случился на квартире, где ребята эти жили. Они что-то готовили, какие-то химикаты варили в кастрюле, якобы для пиротехники какой-то.Они готовили, может быть, и взрывчатку, я не исключаю, но там был именно пожар, не взрыв.

– А что это за ребята?

- Знаете, как бывает. Выходит на вас какой-то знакомый, земляк, из вашего города, села...

– Из Грозного, например.

- Да-да. Чеченец знакомый выходит на вас, просит встретить в Одессе, найти жилье, поселить, показать город, рассказать о делах, о бизнесе. Ну, я взял, встретил, поселил рядом с тобой.

Адам Осмаєв: Я майже весь час її тримав, намагався, щоб кров не витікала, але це нереально. У мене на руках Аміна померла 10

- И тут они что-то варят в кастрюле?

- Может, и взрывчатку варили. Может быть, они и хотели действительно Путина убить... Но факт в том, что в отношении меня суд сказал, что нет доказательств, все высосано из пальца.

– Это уже в 14-м году было?

- Да.

- Как это "высосано из пальца"? Есть обвинительный приговор Приморского суда Одессы, вас признали виновным в незаконном обращении с оружием и боеприпасами.

- Смотрите, какая система. Я к тому моменту уже просидел два года и девять месяцев. После Майдана давление на суд спало…

- А до этого давили?

-Бешеное давление оказывалось, конечно. Янукович очень хотел услужить Путину, выдать меня. И меня не выдали России только из-за того, что заступился Европейский суд по правам человека. И уже после Майдана давление ушло, начали объективно рассматривать это дело. Обвинение в покушении на Путина – рассыпалось.

– Но неосторожное обращение с оружием осталось.

- Да, мне дали понять, что все-таки какие-то статьи надо признать, взять на себя. Потому что иначе не получится. Когда человек уже отсидел столько времени, полностью оправдать его нельзя – тогда должен нести кто-то ответственность за то, что человек столько просидел. Это обычная практика. Поэтому я признал, что я этих парней водил в магазины, показывал, где что купить, например, аптеку им показал, где они купили какое-то лекарство, из которого потом делали взрывчатку. Вот это моя вина.

- А Амина как поэтому делу проходила?

- Никак. Свидетель. Хотя нет - она даже, по-моему, и свидетелем не была. Никак не проходила.

– И уехать из Украины вы с Аминой не могли, потому что находитесь в розыске Интерпола…

- Мы и не хотели. Как мы можем уехать, если мы здесь воюем и потеряли здесь товарищей? Нам предлагали множество раз уехать, получить статус беженцев в Европе…

- А в розыске Интерпола вы по какому именно делу проходите – 2007 года или 2012?

- Теперь уже по обоим. Есть процедура, по которой можно снять себя с этого розыска. Бюрократическую процедуру нужно пройти, кучу документов собрать. Я просто даже не отправил, потому что для меня это не принципиальный вопрос. Я здесь воевал, потерял товарищей. Бежать отсюда я не собираюсь. Как я могу бросить борьбу, тем более теперь?

"ДЛЯ НЕЕ ЭТО БЫЛА БОЛЬНАЯ ТЕМА. ОНА Ж АБСОЛЮТНО НЕ ВИНОВАТА, ЧТО ПРИ РОЖДЕНИИ ЕЕ НАЗВАЛИ ДРУГИМ ИМЕНЕМ!". АМИНА

- Амина училась в Одесском институте Сухопутных войск. Какое у нее сейчас звание было?

- Она закончила уже летом. Лейтенант.

- Она принимала участие в чеченских войнах?

- Сейчас уже можно это сказать, я думаю. Она принимала участие во второй войне. Была там в горах, в самых опасных местах. Но наездами была, не постоянно.

- Она там в качестве кого была?

- Больше логистикой занималась, так скажем. Что-то привезти-увезти.Расскажу вам даже смешную историю. Мне было 22-23 года, я жил в Москве, катался на Хаммере и хотел жениться. При этом понимал, что у меня будет жизнь достаточно бурная из-за моих убеждений. И мне нужна жена-сподвижница, боевая подруга. Я искал именно такую. Была куча разных вариантов, но я понимал, что у нас не сложится. И вот как-то раз мне рассказывают: есть такая Амина, она очень хочет на войну попасть. Это 2003-й, наверное, год… Я очень загорелся, меня заинтересовало, что такая боевая есть девушка. Я начал просить, чтобы моя сестра двоюродная достала номер ее. А моя сестра испугалась, что, если она нас сосватает, потом моя мать ее накажет сильно! И она в итоге не дала мне номер Амины. А через пять лет, в 2008 году, мы все равно встретились в Одессе. От судьбы не сбежишь, все равно нам было суждено встретиться.

Адам, Амина родилась в Одессе. Ее назвали Наташей. Позже она стала Настей. И была она Анастасией Никифоровой. Потом только стала Аминой Окуевой. И каждый раз, когда возникает информационный всплеск около вас, в ФБ начинает кто-то постить вес эти истории с переименованиями.

- А что в этом криминального? Не понимаю… Если честно, я даже ее об этом не спрашивал, потому что знал, что это для нее больная тема. Неприятная. Она ж абсолютно не виновата, что при рождении ее назвали таким именем! Ее мать, когда еще была беременна, приехала с Кавказа в Одессу, и там она родилась.Росла с отчимом – Виктором Никифоровым. Растила девочку как украинку. Потом только сказала правду, что ее отец чеченец.

– Амина искала своего родного отца?

- Я не хотел бы об этом говорить. Для нее это была тяжелая тема. Она, если бы хотела, сама рассказала бы. Она имела огромное количество достоинств, и ее пытались унизить тем, в чем она абсолютно не виновата, тем, что она не знала своего отца. Таких случаев огромное количество. Возьмите того же Владислава Суркова (Владислав Сурков - помощник Президента Российской Федерации, - ред.), например. По-настоящему его зовут Асламбек Дудаев. Его отец – чеченец.

– Кстати, вы знали семью Суркова-отца?

- Нет. И подобных историй и в Украине полно. Амина никогда не скрывала, открыто рассказывала, что родилась в Одессе, на Кавказе жила, в Москве жила…

- Имя Амина она взяла себе в связи с принятием ислама?

- Да. Хотя это не обязательно в исламе. Просто ей хотелось.

- А почему она изменила имя "Наталья" на "Анастасию"?

- Без понятия. Это у матери надо спрашивать.

– А вы с мамой в хороших отношениях?

- В отличных. Она – очень известный в Одессе журналист, очень умная женщина. По образованию филолог. Умная, грамотная женщина. Зовут Ирина Анатольевна Каминская.

– Ваши с Аминой биографии выглядят невероятно. И это порождает множество домыслов…

- Ну, если честно, и я, и Амина жили совершенно непубличной жизнью раньше. Пока не завели на меня первое дело в 2007 году. Потом это одесское дело в 2012 случилось, когда я был уже на ней женат. И ей тоже пришлось стать публичной. До этого она была совершенно не публична. У нее ни одной фотографии в интернете не было. Она скрытный образ жизни вела, потому что связана была с подпольем кавказским. А в Украине практически был филиал ФСБ. О ней даже знают гораздо меньше, чем она есть на самом деле, поверьте мне. У нее достоинств гораздо больше. А то, что наговаривают, это все ложь. 

Адам Осмаєв: Я майже весь час її тримав, намагався, щоб кров не витікала, але це нереально. У мене на руках Аміна померла 11

"СТОЛЬКО ЛЮДЕЙ! ОНИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ВСЕ СУПЕРАГЕНТАМИ". ТАЙНЫЕ ПОХОРОНЫ

- Почему в Днепре решили хоронить?

- Это было ее завещание. После смерти нашего командира Исы (Иса Мунаев – чеченский полевой командир, участник обеих чеченских войн, был командиром Батальона имени Джохара Дудаева, погиб в 2015 году во время боев за Дебальцево, - ред.), она просила, что, если погибнет, чтобы ее рядом с ним похоронили.

- Устная была просьба?

- Устная, да. Но все об этом знали.

- Вы тоже что-то подобное говорили?

- Сообщил родственникам, что если что, то там лучше похоронить, по возможности.

- Почему хоронили непублично?

- Во-первых, потому что опасались терактов на таком мероприятии.

– Это полиция посоветовала?

- Это мы. Не стоило рисковать жизнями невинных людей ради какого-то прощания, которое необязательно вообще-то. Террористы не гнушаются убивать невинных жертв, мы знаем. Они уже два раза не закончили свое дело: на Мосийчука сделали покушение и не закончили, на меня покушались второй раз – тоже не закончили. Поэтому вознаграждения они не получат. Им любой ценой нужно это закончить.

– Изначально муфтий, сказал, что будет прощание с ней в Киеве. Потом планы поменялись.

- Представьте – столько людей, столько журналистов. Подогнать туда какую-то машину со взрывчаткой или мотороллер не составляет никакого труда. Погибли бы невинные люди. Поэтому решено было прощание отменить и старались не говорить, где будет захоронение.

- Вы слышали версию, что убийство могло быть постановкой?

- Я бы очень хотел, чтобы это была постановка. Но, к сожалению, это правда. Меня уже журналисты спрашивали об этом. Это бред, конечно.

- Знаете, откуда эти слухи? Журналисты приехали на место убийства – а там оцеплено все, не пускают. И в морг тоже…

- Не знаю. Мы, когда приехали за телом, он не был оцеплен – пожалуйста, заходите, смотрите. Мы в Василькове были, забирали ее. Свободно все заходили, посторонние люди ходили. Там был, кстати, канал "1+1".

- Журналисты с "1+1" снимали?

- Они там были, я не знаю, снимали или нет. Можно у работников морга спросить. Есть свидетельство о смерти. Это все подделать нереально просто. Люди не понимают всю эту систему. Там задействовано огромное количество людей и служб: скорая помощь, которая фиксирует смерть, морг пишет заключение, судмедэкспертиза... Столько людей! Они должны быть все суперагентами. Такое бы давно бы уже всплыло.

"ДАВАЙТЕ ОСТАВИМ ЭТО СЮРПРИЗОМ". ЧТО ДАЛЬШЕ?

– Вы говорили о доме, который купили, рассказывали, что ремонт делали. А вообще – чем вы занимаетесь в последние два года? Как деньги зарабатывали?

- Во-первых, мы люди военные, и у нас затрат больших особо и нет.

– Ну, как минимум, жилье нужно арендовать…

- Жилье мы снимали под Киевом, относительно небольшая плата. Амина долгое время работала в полиции, какие-то деньги платили там. У меня тоже были свои запасы, еще старые, в Москве же работал, занимался бизнесом и т.д. Т.е. для наших нужд нам всегда хватало, вполне. Две машины у нас – их подарили меценаты. У Амины еще было зарегистрированное дорогое оружие. Например, ружье, которое стоило 15 тысяч долларов, еще там несколько – это все тоже меценаты помогали. Есть в Украине патриоты среди бизнесменов, которые помогали. Топливом нас тоже снабжали меценаты. То есть у нас затраты вообще были минимальные. Амина практически не ела, одевалась в военную форму. Только последний год ей пришлось какую-то гражданскую одежду снова собирать.

– А правда, что она на протяжение последнего года Службе безопасности помогала как-то?

- Это где вы встречали?

- Об этом говорят мои источники.

- Я не хотел бы об этом говорить. Вполне возможно, что она помогала разным органам - и пограничникам, и СБУ, любым службам. Это ж все силовые структуры, которые заняты обороной.

– А вы?

- А я водителем подрабатывал.

- У нее?

- Да, за еду.

– И Амина, и вы всегда очень хорошо отзывались об МВД и о других силовых структурах. Но при этом – вам не дают гражданство украинское, судимость не снимают… Почему так?

- Мы с пониманием к этому относимся, в стране война. Поэтому никаких резких заявлений не делаем. Вот, например, вопрос о легализации добробатов. Когда армия была парализована, всех подряд начали сгонять. Создали там какие-то названия – Айдар-Майдар... Но потом оказалось, что многие какие-то криминальные элементы пошли туда, алкоголики, наркоманы, которые начали совершать преступления. Мы знаем с "Торнадо" проблемы были, с "Айдаром". И президент, насколько я знаю, решил, что все, лавочка прикрывается. Никаких больше новых добровольческих батальонов мы не оформляем. И мы не успели, короче.

- Легализоваться?

- Да. Мы попытались тогда в МВД оформить хотя бы граждан Украины, у нас в батальоне у нас много украинцев. Было согласие от руководства МВД даже. Но потом туда тоже пришла директива: МВДшные батальоны больше не пополнять. И это не зрада какая-то, а были причины для этого. Что касается гражданства, то я уже объяснял, почему это проблематично: потому что я обвинялся в покушении на Путина,и если мне дадут сейчас гражданство указом президента, это может осложнить ему какие-то переговорные процессы. Судьба одного человека менее важна, чем судьба национальных переговоров, пусть даже с врагом.

- Обидно?

- Да нет, что вы. Я полностью понимаю и нормально отношусь.

- В вечер, когда погибла Амина, в больницу к вам никого не пускали. Возле вас был нардеп, бывший советник Авакова Антон Геращенко, и он решал, кто к вам зайдет. А потом он занялся организацией похорон. Он действительно очень близкий для вас человек?

- Не знаю, почему к нему такое разное отношение, но насколько я его знаю, это очень порядочный человек. От нас никакой выгоды он не имеет. Просто чисто по-человечески помогает. Он так воспитан, считает должным помочь людям, которых он знает, которые оказались в тяжелой ситуации. И я ему за это благодарен.

– А вы с ним как познакомились?

- Я с ним мельком был знаком. Больше с ним Амина была знакома, потому что она была в структуре МВД долгое время. Он всегда очень отзывчивый, молодец. И то же самое могу сказать об Арсене Борисовиче (Арсен Аваков – министр внутренних дел Украины, - ред.), тоже проявил внимание. Благодарен.

- Как вы относитесь к инициативе переименовывать в честь Амины улицы, школы?

- Я только за. Она действительно была самоотверженным человеком. И даже сейчас, когда хотела устроиться на работу в ООН, думала о деле. Там достаточно большие зарплаты – около 2 тысяч долларов в месяц. Она говорит: "Я буду откладывать часть зарплаты на военные операции, таким образом будем воевать".

Адам Осмаєв: Я майже весь час її тримав, намагався, щоб кров не витікала, але це нереально. У мене на руках Аміна померла 12

- Адам, какие проекты незавершенные остались у Амины? Например, Амина мне рассказывала, что хочет выпустить книжку детскую, где известные украинцы предстанут в роли сказочных персонажей.

- Книжку с новыми сказками Украины она почти закончила. Ее фотограф и Дима Булатов (Дмитрий Булатов – бывший министр спорта, - ред.) решили таки закончить этот проект.

- Советника Авакова Зоряна Шкиряка в роли Питера Пена уже отсняли для этой книжки?

- Да, уже отсняли. Там и Дмитрий Ярош будет, и Борис Филатов есть уже, и генерал, Герой Украины Игорь Гордийчук. Много там известных личностей.

- Какие еще проекты она делала? Программа на канале ATR, например.

- Да, серия программ должна была быть о героях Кавказа. С Ленуром (Ленур Ислямов – владелец крымскотатарского канала ATR, - ред.) мы хотим продолжить этот проект, чтоб кто-то его вел.

- Вы не хотите?

- Я хочу, очень хочу, понимаю важность этого. Но мне, к сожалению, нельзя. Теперь уже точно нельзя. Это связано с безопасностью.

- Теперь не будете публичным?

- Да, скорее всего.

- А что будете делать дальше?

- Давайте оставим это сюрпризом. 


Ирина Ромалийская, для "Цензор.НЕТ"
Фото: Наталия Шаромова, "Цензор.НЕТ"
Источник: https://ua.censor.net.ua/r461794
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору