EN|RU|UK
 Події
  18106  27

 "Отаман" Сафоненко розповів про "беззаконня силовиків "ДНР": 8 козаків КСОВД відбивали атаку до зубів озброєних штурмовиків". ВIДЕО

"Отаман" Козачого Союзу "Область Війська Донського" Юрій Сафоненко розповів про те, як силовики "Донецької народної республіки" напали на базу КСОВД "Травнева" в квітні 2015 року.

Цензор.НЕТ публікує повну розшифровку цієї розповіді мовою оригіналу.

...

- Здравствуйте! В конце своего предыдущего выступления я зачитал постановление главного военного прокурора "ДНР" Байрачного о возбуждении уголовного дела за номером 730207715, заявив о лживости ряда описанных в нем фактов. Итак, в чем ложь?

"30 апреля 2015 года в 7 часов 30 минут".

Факт не соответствует действительности, так как нападение на базу КСОВД по ул. Майская, 66 было совершено на 3 часа раньше. Причем, повторюсь: именно нападение, а не какое-либо законное действие, совершенное правоохранительными органами. Почему? Вы поймете из дальнейших описаний событий.

"Прибыли по адресу г. Донецк, Буденовский район, ул. Майская, 66, место дислокации незаконного вооруженного формирования Казачьего Союза "Область Войска Донского".

В середине весны 2015 года Казачий Союз "Область Войска Донского" представлял собой одно из самых эффективных подразделений, ведущих борьбу с агрессором на территории "Донецкой народной республики". Согласно указа главы "ДНР" о разоружении вооруженных формирований, не входящих в состав силовых структур "ДНР" и упорядочения нахождения личного состава со стрелковым оружием, личный состав Союза вошел в состав в 3 и 7 бригады первого армейского корпуса "министерства обороны ДНР", республиканскую гвардию и созданный полностью из казаков третий территориальный батальон. По крайней мере, все необходимые от КСОВД действия были выполнены, штатные расписания сданы, начато получение военных билетов. Подразделения заняли и удерживали позиции, обозначенные "министерством обороны ДНР", а в случае с республиканской гвардией – ее руководством, а именно - Иваном Кондратовым (Ваней Русским). Командиром нашего батальона в республиканской гвардии был назначен Алексей Богданов (Сеня), который совместно с начальником штаба батальона ежедневно присутствовали на совещаниях в штабе республиканской гвардии. А замкомбата по воспитательной работе ежедневно письменно отчитывался туда же по личному составу. Правда, как потом оказалось, в самой республиканской гвардии не все было в порядке как с документальным оформлением, так и со взаимодействием с первым корпусом. Но курировал ее лично Захарченко. Что-то я не слышал, чтобы республиканскую гвардию кто-то называл незаконным вооруженным формированием. А значит, таким формированием не мог являться и наш батальон, входящий в ее состав. Тем более, что входил он в гвардию не номинально, а к моменту нападения на "Майскую" уже около полутора месяцев удерживал участок фронта между Старомихайловкой и Красногоровкой протяженностью почти 6 км, выделенный батальону руководством республиканской гвардии. Ко всему прочему, на базе "Майской" находился центральный штаб КСОВД и учебный центр, о которых знали все лица МВД, МГБ и первого армейского корпуса, которым это необходимо было знать в силу своих служебных обязанностей. Таких примеров можно приводить еще много. Таким образом, на момент нападения на базу "Майскую" все подразделения КСОВД официально входили в состав силовых структур "ДНР".

"На законные требования сотрудников правоохранительного органа о добровольной сдаче оружия и боеприпасов группа вооруженных лиц, находящаяся по вышеуказанному адресу, отказалась выполнять их законные требования, оказав при этом сопротивление с применением автоматического оружия".

Чтобы вы понимали ситуацию. 4:30 утра. Т.е. когда было еще темно. Восход солнца в тот день был в 5 часов 13 минут. Несколько неизвестных вооруженных людей подошли к въездным воротам базы и расположенным рядом с ним КПП. Из законного в их действиях было только то, что когда один из неизвестных постучал на КПП, то он сказал: я министр МВД Дикий, пригласите коменданта. На этом законность закончилась. Когда один из двоих находившихся на КПП караульных пошел будить коменданта, из темноты выскочили вооруженные люди в балаклавах и предприняли попытку перелезть через ворота на территорию базы. Действуя по инструкции, оставшийся на КПП караульный включил сирену, подав сигнал "тревога", сразу после чего нападавшие открыли массированный огонь по территории базы. Разбуженные сигналом тревоги бойцы, находившиеся на базе, организовали оборону. Силы были неравными. Количество нападавших составляло до роты, усиленной БМП и БТР. Они вели огонь из автоматов, снайперских винтовок, пулеметов, в т.ч. и крупнокалиберных, один из которых был установлен на пикапе, а также АГСов, гранатометов, РПГ-7 и подствольников двадцать пятых. Также из орудия БМП было сделано три выстрела, после чего оно заклинило. Огонь велся на поражение. И всему этому противодействовал всего десяток человек. А точнее – 8. Именно столько оружия – 7 автоматов и 1 СВД - в последующем изъяли у наших бойцов. Несмотря на это, нападавшим не удавалось прорваться на территорию базы вплоть до того момента, пока Алексей Богданов, который являлся старшим на базе "Майской" с того момента, как осенью 2014 года договорился с владельцами базы о размещении наших бойцов на ее территории, и который в момент нападения находился за ее пределами, не позвонил коменданту базы Эдуарду Приходько и не сказал вступить с нападавшими в переговоры. Бойцы КСОВД прекратили огонь, а Приходько со своим заместителем по хозяйственной части Тарасенко Денисом вышли к нападавшим и на них сразу же напали и избили, сломав Приходько челюсть, причинили ему тем самым телесные повреждения средней тяжести. В итоге нападавшие смогли зайти на базу только прикрываясь Приходько и Тарасенко, как живым щитом, вынудив тем самым оборонявшихся сложить оружие. Таким образом, 8 бойцов КСОВД смогли достойно противостоять до зубов вооруженным штурмовикам. К сожалению, не обошлось без потерь. Два наших бойца получили неопасные осколочные ранения головы, а боец Мастеровенко тяжелое сквозное ранение грудной клетки и осколочное ранение позвоночника. Он впоследствии скончался. Ему и Приходько нападавшие вызвали скорую. Но в больнице пытались скрыть обстоятельства получения ими телесных повреждений. Через три недели Мастеровенко, как я и говорил, скончался в больнице. На базе правоохранители в кавычках согнали казаков и гражданских лиц, а это были два повара и несколько человек вновь прибывших для вступления в КСОВД, (неразб) возле ворот с наружной стороны базы. И приступили – нет, не к проведению каких-либо следственных действий, а к банальному мародерству. У людей отобрали деньги, документы и телефоны. С территории базы стали выносить оргтехнику, личные вещи и даже продукты питания, даже грязные носки у людей позабирали. А потом среди нападавших началась паника. Вызвало ее сообщение о том, что "Майскую" окружают казаки с других баз КСОВД, которые, узнав о нападении, сразу же организованно стали прибывать в район базы. Заблокировав пути подхода к базе казаки стали сужать кольцо, что только усилило панику среди тех, кто ранее на нее напал. Всех задержанных на "Майской", завели обратно на ее территорию, поставив возле въездных ворот. В это же время заменявшему меня в мое отсутствие первому заму, руководившему казаками, взявшими "Майскую" в кольцо, стали поступать массовые звонки от различных служб "ДНР" с просьбами не принимать активные действия, так как, возможно, произошла ошибка, а эскалация ситуации может повлечь большие неоправданные жертвы. Да, я уверен, что если бы дело дошло до боестолкновения, то жертв было бы много со стороны правоохранителей. Они сами себя загнали в ловушку, при этом не понятно на что рассчитывая. Неужели они думали, что казаки бросят своих в беде? Вероятнее всего, расчет строился на быстрый захват базы ввиду эффекта полной неожиданности и то, что никто не успеет сообщить о случившемся. Сил и средств у нас хватало с избытком. Мы даже не привлекали свое самое боеспособное подразделение Би2 и, поверьте, первому заму стоило титанических усилий удержать наш личный состав, находящийся на передке, который, узнав о происходящем, хотел также выдвинуться на помощь "Майской". Паника у напавших была такая, что не подпускали к базе никого, угрожая открыть огонь при любом движении. Несколько часов к базе не могла подъехать даже машина со специалистами горгаза, чтобы ликвидировать утечку, возникшую по причине того, что эти нападавшие перебили газовую трубу, идущую по улице. Через несколько часов после начала нападения приехал Алексей Осадчий (позывной Киля), который являлся заместителем командира республиканской гвардии, в которую входил личный состав базы "Майская". Ему разрешили заехать на базу для выяснения ситуации. Что примечательно, с ним разрешили заехать и прибывшему на место Булгакову, при этом категорически отказав в этом моему первому заместителю. В результате было достигнуто соглашение, что КСОВД разблокирует базу "Майская", а правоохранители покинут ее. При этом КСОВД должен был отвести личный состав на несколько километров. Правоохранители выдвигали это требование, заявляя, что боятся того, что при отходе им ударят в спину. После того, как КСОВД выполнил свою часть договора, моему первому заму с начальником штаба нашего батальона в республиканской гвардии разрешили заехать на территорию базы. Было это уже часов через 5-6 после нападения. Сразу бросалось в глаза то, что здание штаба, в котором совсем не было обороняющихся, получило наибольшее количество повреждений. Осколочными боеприпасами была полностью уничтожена крыша, расстреляны стены, все окна. Штаб явно являлся одной из основных целей нападавших. К этому факту мы еще вернемся. На резонный вопрос "на основании чего был совершен весь этот беспредел?", находившиеся на базе правоохранители вразумительного ответа не дали. Речь о том, что КСОВД может являться незаконным вооруженным формирование даже не шла. Она и не могла идти, так как в тот момент на базе присутствовали не только простые исполнители, которые могли чего-то не знать, но и, например, министр МВД Дикий со своим замом Мельником, а также начальник военной полиции Амосов с замом Шпигелем, начальник ССО МГБ Евдокимов – все эти люди знали все о КСОВД, неоднократно лично встречались со мной и старшим базы Майская Богдановым. Тем более там же присутствовал заместитель командира республиканской гвардии Осадчий, который подтвердил принадлежность личного состава к его подразделению. По сути, нападавших подставили. Те, кто спланировал эту акцию, прекрасно знают, что казаки своих в беде не бросят. Расчет был на то, что находящиеся в своих пунктах постоянной дислокации прибывшие по ротации на отдых бойцы и комендантские взвода наших баз, прибудут на "Майскую", ввяжутся в силовое противостояние с правоохранителями. К тем на помощь выдвинется подкрепление и тогда КСОВД будет вынуждено снять своих бойцов с передовой. А это повлекло бы оголение фронта на следующих направлениях Широкино, Комсомольское, Раздольное, Марьинка, Красногоровка, Абакумово, Пески, аэропорт Донецка, Спартак, Горловка, Углегорск и Дебальцево. А также спровоцировало был мощнейший внутренний вооруженный конфликт внутри "ДНР", что привело бы к непоправимым последствиям для республики. И вот тогда правоохранители заявили, что якобы на базе "Майская" незаконно удерживались похищенные лица, в т.ч. и глава Старобешевского района Михайлов, и нападение, которое они называли спецоперацией, связано с их освобождением.

"В ходе проведения осмотра места происшествия обнаружены незаконно лишенные свободы граждане в количестве 6 человек, в том числе глава Старобешевского района Михайлов Иван Петрович. Задержанный на территории собственного домовладения, а также военнопленные, военнослужащие Вооруженных сил Украины в количестве 7 человек, которые содержались на территории указанной базы на протяжении 6 месяцев".

Заметьте ни одна фамилия не указана, кроме Михайлова. И опять же, ложь по факту того, что пленных содержали 6 месяцев. Действительно, на базе были 7 человек, взятых нами в плен в ходе попытки танкового прорыва ВСУ на Путиловке и в Дебальцевском котле. Возможно, доблестная прокуратура не в курсе, но первое событие имело место 18 января, а второе – в середине февраля 2015 года. Так о каких 6 месяцах идет речь, ребята? О том, что КСОВД берет пленных было известно всем, вплоть до главы "ДНР", который даже брал у нас несколько человек для своих пиар-акций. Сам же не может. Всем хорошо известный заместитель командующего корпусом "минобороны ДНР" Эдуард Басурин лично приезжал на "Майскую" с операторами и журналистами, которые брали интервью у пленных, которые, кстати надолго у нас не задерживались. Потому что, в отличие от уполномоченной ДНР по правам человека Дарьи Морозовой, мы не зарабатывали на пленных деньги. А исключительно меняли их на казаков, попавших в руки ВСУ и добробатов. Причем при необходимости могли без сожаления поменять одного казака на несколько десятков "укропов", а иногда и просто отпускали, когда в плену из наших никого не было. Всему этому имеется десятки подтверждений как в печатных СМИ, так и в интернете. Как, впрочем, и моим словам о Морозовой. Что самое интересное, точно помню, как одного из пленных по фамилии Пантюшенко, забранного у казаков 30 апреля на "Майской" должны были уже через неделю отдать на обмен. В итоге же, по данным на декабрь 2017 года, он все еще продолжал находиться в плену. Указанные же 6 гражданских не соответствуют действительности, так как сюда приписали трех казаков, содержавшихся на гауптвахте за нарушение дисциплины и двух вольнонаемных женщин-поваров. Что же касаемо Михайлова, то эта фамилия мне на тот момент была известна. Как советнику главы ДНР по аграрным вопросам буквально за день-два до моего отъезда в РФ, т.е. 27-28 апреля 15-го года Булгаков мне докладывал, что к нему поступила информация о том, что недавно назначенный главой Старобешевского района Иван Михайлов занимается хищением у фермеров рогатого скота и сельхозпродукции, которую в дальнейшем реализовывает на Украину. Я дал юристу указание собрать об этом как можно больше информации. На этом разговор о Михайлове закончился. А вот был ли Михайлов 30 апреля в момент нападения на базе "Майской"? Я не уверен. Не уверен, потому что на тот момент, когда вывели пленных и казаков с гауптвахты, его среди них не было. Появился он уже гораздо позже. Появился непонятно откуда. Но я там не присутствовал, утверждать ничего не могу. Зато в настоящий момент располагаю письменными показаниями очевидца, который рассказал о том, как Булгаков узнал о Михайлове. Но об этом, а также о том, что произошло с казаками в "Майской" и о нашумевшем разоружении казачества "ДНР" я расскажу уже в своем следующем выступлении. А пока – до свидания.

Источник: https://ua.censor.net.ua/v3081268
 Топ коментарі
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору